Маргоша наоборот. Часть 2

  1. Маргоша наоборот. Часть 1
  2. Маргоша наоборот. Часть 2

Страница: 3 из 5

против такого обращения. Но... Но я теперь был с другой стороны члена. И что я мог с собой поделать? Если я уже был даже не Александром Николаевичем, а животным, удовлетворяющим свою похоть. Да и ладно! Все равно многие женщины считают мужчин животными априори. И что я терял?

Впрочем, к моему удивлению Саше процесс даже нравился. Я знал, что скоро увижу небо в алмазах, а тут еще нежные пальчики то ерошили поросль на яйцах, то цепко хватались за основание. Чтобы оттянуть кожицу к самым яйцам...

Нет, во мне точно есть чувство прекрасного. Вид коленопреклоненной передо мной женщины. Губы, растянутые на моем стволе. Глазки, не смотря ни на что поднятые и взирающие на меня снизу вверх. Аппетитно вздрагивающие при каждом ударе полновесные шары. Видимо это и заставило меня разрядиться. Ну, вру, конечно. У любого мужчины все чувственные ощущения сосредоточены в одном месте. В головке. В данном случае — раз за разом проникающей Саше в горло.

Да... Разрядился я прямо в услужливый ротик. Саша проглотила все. Железобетонный инстинкт... А может навыки, всплывшие из глубин прихотливой памяти... В общем ни капли не проронила. Сказала только:

— Класс! А еще можно взять в рот?

— Попозже, — усмехнулся я, свысока наблюдая, как Саша высасывает все до капли. Любовно прижимает к щечке еще твердый ствол. А иногда лижет его широким языком, словно сладкое эскимо. Но все хорошее кончается. Член опал, и пухлые губки разочарованно надулись:

— Что это с ней? Ну, я так не играю!

Вот умеют же женщины несколькими словами дать почувствовать комплекс неполноценности! Заставить стыдиться упавшего после оргазма члена. Не то, чтобы я сильно взволновался. Нет. Но пообещал себе, что отдеру Сашу позже так, чтобы ног свести не могла. Вообще, походу, этот сюрприз с телами и личностями сделал из нас довольно похотливых существ... Ну а я разве против?

— Александр Николаевич, а когда эта штучка снова станет большой, вы дадите мне еще в рот? — спросила Саша, умоляюще глядя на меня с колен.

— Обязательно! И мы ей даже найдем новые увлекательные применения.

Меня немного коробило то, что к моему Малышу обращаются «она». Да еще обзывают «штучкой». Впрочем, пусть хоть горшком называет, только в печку не ставит. А позволяет вставлять в свои дырочки...

Я вышел из ванной, оставив Сашу смывать остатки мыла. Предстояло решить один вопрос. А именно — что с этой самой Сашей делать? На данный момент ее мышление совершенно не приспособлено к жизни. Грудастый ребенок ясельного возраста. Ненасытный в сексе. Ясное дело, в психушку я ее не сдам. Все же не чужая мне женщина. Как-никак с ее телом я провел 35 лет совместной жизни. Но и оставлять ее здесь не годилось. Мало ли что... То ли на ножик во время готовки напорется, то ли... Да на хрен, кого я обманываю? Не хочу, чтобы кто-то еще попользовался наивностью и ненасытностью Саши. Я! И только я должен являться обладателем этого роскошного тела. В том смысле, что обладать им. Когда захочу. Как захочу. Без конкурентов и претендентов. Да и ездить через весь город, чтобы трахнуть эту возбуждающую женщину... Лучше ведь, чтобы она была всегда под рукой!... А что? Заберу ее к себе, вон у меня в квартире три гостевых спальни для чего-то. Как раз и поселим ее в одной из них. И при моем члене будет. И мешаться под ногами не станет, если ко мне в гости забредет еще какая-нибудь красотка. Ну, например, коллекцию календариков посмотреть. Даже если таковая отсутствует в природе. Возможно с течением времени Саша станет ревновать и претендовать на что-то большее, но пока промоем ей мозги... Хотя что там промывать? И так что-то или кто-то уже изрядно их промыл. Чуть до уровня лоботомии не дошло. Так что запишем программу, словно на чистый лист бумаги. Отдаваться по первому требованию. Сидеть в комнате тихо, как мышка, если в гостях другая женщина... Короче, первые два пункта программы совершенно ясны.

К тому времени, когда я дошел до этой мысли, Саша, завернутая в полотенце, ходила за мной по пятам. И детской непосредственностью спрашивала о назначении вещей, которые я складывал в большой «отпускной» чемодан. Вот, бля, почемучка. Впрочем, ответы не напрягали. Было наоборот приятно, что рядом находиться пышущее сексом тело. На упругих сиськах которого едва удерживается полотенце. Край которого в свою очередь едва прикрывает лобок и волнующие ягодицы.

Итак. Косметика. Парфюм. Мыльно-пенные принадлежности. Кое-какие шмотки и обувь на первое время. Куплю баулы, вернусь за остальным. Нижнее белье. Документы. Вроде все?... Бля! Меньше недели прожил мужиком, а уже забыл про критические дни!

Выудив из шкафа упаковки с тампонами, я обернулся. И застыл. Саша стояла перед зеркалом во всем обнаженном великолепии зрелого чувственного тела. Полотенце валялось у изящных ступней, а сама она пыталась куда-то приладить лифчик от комплекта, который я предложил ей надеть немного ранее.

Вот она попыталась надеть одну из чашек на голову. Почти получилось. Вот только ее не устроило, что вторая чашка осталась пустой. Всплеснув руками и состроив недоуменную мордашку, типа «Как же так? У меня не две головы!», она приложила бюстик к ягодицам. Не тут-то было. Качнув головой: «Маловат размерчик», она, наконец, нацепила предмет на сиськи. Естественно забыв застегнуть. Логично, что лифчик упал на пол, едва она шевельнула плечами. Тут уж я не выдержал и рассмеялся. Подавившись смехом, когда Саша нагнулась, предоставив мне полюбоваться двумя завлекательными дырочками между округлых женственных половинок.

— Ну, чего вы смеетесь, Александр Николаевич? Я что-то не так делаю?

Я подошел и отобрал лифчик:

— Забей!

Ну а как иначе? Едва я представил, как будут смотреться эти симпатичные грудки с твердыми сосками под тонкой блузкой, которую я выбрал для дороги домой, как любые попытки надеть лифчик стали выглядеть просто кощунством. Так что я молча сунул Саше трусики.

— А это что? А это куда?

Так же молча я встал на одно колено и, заставив Саша поднять сначала одну ножку, потом другую, надел на нее трусики. Когда я выпрямился, она уже надула губки и взглянула зверьком исподлобья:

— Александр Николаевич, а как же вы меня мыть будете?

Она порывисто стянула трусики до колен, схватила меня за руку и направила между чуть разведенных бедер. Я с удовольствием пошевелил пальцами, чуть приминая уже снова увлажненные губки. Саша судорожно вздохнула, пытаясь насадиться на пальцы. Пришлось прислушаться к своему организму. Желание присутствовало, но не было нестерпимым. Нет, девочка моя, я пока еще не голоден. Так что потерпи еще немного. До дома, по крайней мере.

Я опять вернул тонкие тесемки на бедра и объяснил разочарованной Саше:

— Это называется «ласкать». И как видишь, можно проделывать не только в ванной. Но пока отложим, до того как моя штучка станет большой. А трусики — это только для гигиены. Сама видишь, в любой момент их можно снять.

Саша, щечки которой зарумянились, подпрыгнула, явив мне, судорожно вздохнувшему («Может и не стоит ждать до дома?»), волнующее зрелище пружиняще подпрыгнувших грудей, захлопала в ладоши:

— Класс! Это я не про то, что твоя штучка пока маленькая, а про то, что ласкать можно не только в ванной...

Было приятно пройтись с Сашей до машины. Мое тщеславие было просто застрелено наповал, уступив место гордости за спутницу. Изящная, сексапильная, с раздираемой на сиськах блузкой, под которой просвечивали соски. В короткой юбке, открывающей стройные ножки, составляющие пугающе выгодный контраст со спичками любой манекенщицы. Белые волосы в строго отмерянном беспорядке. Макияж, который, как оказалось, не был забыт, подчеркивал правильные черты лица... Странно. Странно, что встречные мужики не ложились штабелями позади...

Путь домой был не близким. Все же нужно было пересечь весь город с севера на юг. И по дороге мне пришла в голову гениальная идея. Я вспомнил идеальный порядок, царивший квартире моего ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх