Маргоша наоборот. Часть 2

  1. Маргоша наоборот. Часть 1
  2. Маргоша наоборот. Часть 2

Страница: 4 из 5

бывшего тела, который наводила уже та Саша, которая сидела сейчас рядом. Порядок любишь, говоришь?"Ну, что ж, флаг тебе в руки, и барабан на шею», — подумал я и остановился возле необходимого для воплощения моей идеи магазина.

Когда я с пакетами подмышкой возвращался к машине, то сразу заподозрил неладное. А что еще можно было заподозрить, когда два юных охламона лет 17—18 и седой мужик интеллигентной наружности буквально прилипли снаружи к стеклам автомобиля? И едва не пускали слюни, глядя на происходящее внутри салона? Бля, неужели Саша устроила стриптиз? Да, еще к тому же бесплатный! На мгновение мне захотелось развернуться и дать деру. Ну еще бы! Подходит такой красивый к машине, в которой телка на виду у всех раздевается. А потом садится в машину и отчаливает с ней в сказочные дали. Нет, я конечно уже люблю похвастаться своими женщинами. Но не до такой же степени!

Все оказалось не так плохо... А гораздо хуже! Впервые за две жизни мне во всех подробностях стал доступен смысл идиомы «Захотел провалиться под землю». А я уже подошел к машине, напустив на себя скучающий вид: «Ну, разделась телка, что здесь такого?». Только вот телка не разделась. Вернее не совсем разделась. Она, бля, мастурбировала! Поставив пальчики ног на торпеду. Широко раздвинув бедра. Закатав юбку на бедра. Но естественно не это было самым ужасным. Блузка была расстегнута, и грудь оголена. Пальчики одной руки теребили сосок. Трусики же были чуть приспущены, едва прикрывая в таком виде промежность. Безусловно, подробности были не видны. Но суть происходящего была ясна любому, кто хоть раз видел хоть одно порно. Ткань шевелилась в такт движениям второй руки, а томное выражение Сашиного лица не оставляла никаких сомнений, как далеко она вводит в себя собственные пальцы.

Отступать было поздно. (Порно истории) Седой на миг оторвался от задумчивого созерцания женской мастурбации и подмигнул мне. Понятное дело, от моего равнодушного вида не осталось и следа. Красный как рак я ввалился в машину, нажал кнопку старта, и с взвизгом шин сорвал машину с места.

Заорать на Сашу я не успел. Ее тело выгнулось. Она вскрикнула, извиваясь на своих пальчиках и едва не отрывая собственный сосок... Я не посмел прервать женское счастье, немного успокаиваясь. Ноги с торпеды сняла — и ладно! А затем, бросив взгляд в сторону спутницы, встретил ее безмятежный взгляд:

— Как хорошо, что вы вернулись, Александр Николаевич! А то я без вас никак не могла испытать те восхитительные толчки внизу живота.

Ну и вот что мне делать? С одной стороны необходимо сделать выволочку, а с другой... Ну, скажите, кто из мужчин не почувствовал бы себя польщенным, если женщина кончает только от того, что он оказывается рядом?

И все же я выпалил:

— Некоторые места твоего тела принадлежат только мне! Понятно? Только я могу ими любоваться и смотреть на них. Они — мои. Мои! И что показывать народу тоже решаю только я! Тебе нельзя светить принадлежащими своему мужчине дырочками и сиськами перед остальными. Это ясно?

Как это нередко бывает с женщинами, Саша пропустила мою тираду мимо ушей, решив поговорить о том, что она сама считала важным:

— Александр Николаевич, а вы позволите сейчас взять вашу штучку в рот?

Я поперхнулся очередными распеканиями. Прокашлявшись, все же проворчал:

— Когда я злюсь, моя штучка не может стать большой...

— Я поняла, Александр Николаевич! Я буду примерной девочкой.

Краем глаза я отметил, как Саша быстро привела себя в порядок и села в позе пионерки. Плотно сдвинув коленки, положив на них ладони и выпрямившись так, что прогнутая спина не касалась сиденья. И лишь иногда кидала на меня искоса лукавые взгляды.

В общем, оставшийся путь был преодолен в нормальной обстановке. Саша не собиралась устраивать стриптиз. Не лезла к себе в трусики. И не покушалась на мою штучку. Я в свою очередь, не желая провоцировать соседку по машине, не пытался класть руку на стройное бедро. Хотя такая заманчивая идея несколько раз возникала в моей голове. Да и хрен с ним, дома оторвусь за все! Доехали без дорожно-транспортных происшествий — и ладушки!

Едва мы переступили порог моей квартиры, как Саша повернулась и лукаво улыбнувшись, спросила:

— Александр Николаевич, а можно трусики снять? Теперь ведь никто не увидит то, что должно принадлежать только вам!

В принципе я был не против. И только за. Как и за то, чтобы уже распробовать это тело чем-то очень чувствительным. И очень твердым. Либидо требовало немедленно растерзать женщину, доверчиво смотревшую на меня. Тестостерон приближался к точке кипения. Но мозгу не терпелось сделать еще кое-что.

Для начала я строго сказал:

— Вопрос с трусиками закрыт. Ты должна их носить для гигиены. Кроме того, меня будет развлекать то, что я их буду снимать, когда мне вздумается.

— Я поняла-поняла... — перебила меня Саша, состроив милую недовольную гримаску. — А штучку уже можно взять в рот? Она стала большая?

— Близко к этому, — сознался я, проведя рукой по аппетитной ягодице под юбкой, — но сначала надеть вот это.

Я протянул Саше пакет с покупками из секс-шопа:

— Я не успеваю убираться в квартире. Поэтому ты будешь моей горничной. Наводить порядок, прибираться ты должна в этом наряде. И должна надеть его уже сейчас. Вон дверь в комнату, которая будет твоей. Тебе надо помочь?

— Сама разберусь, — сказала Саша и, вырвав у меня из рук пакет, убежала в свою новую комнату. А я подумал: «Карина на работе — моя секретарша. Александра у меня дома — горничная. Это что же получается, пока у меня только служебные романы?».

Когда она появилась уже в костюме горничной, мой член сделал так: «Прыынннь!». Словно пружина распрямилась, чуть не прорвав брюки. А Саша, словно этого было мало, достала из ошметков своей памяти кокетство и завлекающе изогнулась. Поставила одну ножку на мысок туфельки. Стала играть перьевой метелкой для пыли из того секс-шопа. Ну, допустим, самую малость это было вульгарно. Но скажите на милость, кто из мужчин не простит красивой женщине капельку вульгарности? Особенно если ей это идет? Особенно если у него на эту самую женщину уже образовался дикий стояк?

Между тем Саша, кокетничая, повернулась. Подогнула ножку. И приподняла край коротенькой юбочки ручкой от метелки, явив моему разгоряченному взору аппетитную задницу. А также аккуратную щелку, вид которой хотелось пить и пить глазами. Если, конечно, не было бы возможности провести по ней пальцами. А потом и засадить в эту сладкую мишень своего изнывавшего в плену трусов Малыша. Я нетерпеливо расстегнул ширинку и понесся к своей заветной цели, все это время манившей из-под короткого подола. Разъяренный носорог по сравнению со мной — первоклашка, попавший в рекреацию старшеклассников.

Впрочем, пока я доставал упрямо цеплявшегося за белье Малыша, Саша, завлекающе глядя через плечо успела сказать:

— Оу! Я просто влюбилась в эту штучку, когда она большая!

Проклиная себя за неуклюжесть, я наконец высвободил член из ширинки и, задрав юбочку практически на спину, прорычал:

— Ты почему без трусиков?

— Ну, Александр Николаевич, вы же все равно сейчас поласкаете меня между ножек! К чему нам тянуть время, снимая трусики?

Сил отвечать у меня уже не было. Я еще проверил, насколько готова женщина для меня. Провел средним пальцем вдоль щелки, ощутив ее увлажненность и бархатистую нежность. Саша тут же прогнулась, уперевшись руками в стену, но не выпустив при этом метелку:

— Уфх... — порывисто вздохнула она, — Александр Николаевич, а хотите, пока вы меня ласкаете, я смахну пыль с вашей штучки?

Изогнувшись, моя новая горничная, мазнула меня по члену перьями. Я вздрогнул. Прорычал «к черту!...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх