Воспитание племянницы

Страница: 2 из 3

После второго удара она начала кричать.

— Ой! Ау! Господи, как больно, прекрати, пожалуйста. Прошу тебя! — в голосе появились плачущие нотки.

Он подождал, пока племянница закончит кричать. Когда она немного успокоилась, продолжил. Так же, с паузами, нанес еще семь ударов. Что тут началось! Она кричала, извивалась, старясь убрать свою многострадальную попку из-под ремня. Ему пришлось придерживать ее, чтобы она не свалилась с подлокотника. Снова сделал паузу. Вика плакала навзрыд.

— Не надо, прошу тебя, пожалуйста, не надо! Пожалей меня! Я все поняла, больше так не буду! Оооой! Больше никогда, никогда так не буду! Пожалуйста! Мамочка!

— Прямо как в теории», — подумал Виталий. Он перед этим заглянул в Интернет, прочитал пару статей на тему порки. — Обещает все подряд, чтобы наказание прекратилось. Но раз прозвучало число двадцать, значит двадцать должно быть отсчитано.

Он молчал и ждал, пока она немного затихнет. Она плакала, бормотала обещания. Вика уже поняла, что получит все полностью.

Он размахнулся, и меняя интервалы, нанес последние восемь. У нее слов уже не осталось, одни рыдания и крики. Ее попку покрывали перекрещивающиеся красные полосы.

Она уже не пыталась вертеться, только лежала и рыдала, содрогаясь всем телом.

— Теперь ты поняла, что все очень серьезно. Мне очень жалко тебя! Тебе больно. Но это было необходимо. Теперь ты триста раз все проверишь, прежде чем заняться своими делами.

Вика кивнула, продолжая рыдать. Виталий присел рядом с ней и погладил ее по голове.

— Ну, успокаивайся. Ты молодец, выдержала все. Хорошо держалась. Кричала не очень громко, — он достал крем с алоэ и стал смазывать ее горящую попку. — Ты же сама понимаешь, что заслужила. Будем надеяться, что, больше этого не повторится. Сейчас тебе станет легче. Сам знаю, как это больно.

Виталий очень нежно натирал ее попку кремом. Вика понемногу затихла. Несколько раз его пальцы задели кромку трусиков. Белые трусики на фоне красной попки возбуждали его. К тому же, от всей суеты, ее футболка задралась, и почти обнажились ее грудки, висящие вниз маленькими упругими конусами. Ее трусики немного сбились и приоткрыли коричневый глазок попки. Виталий почувствовал в штанах сильное неудобство. Член набух от желания.

Он представил, как его член раздвигает сморщенное колечко и постепенно погружается внутрь, окруженный красными, выпоротыми полушариями попки. От этих мыслей его прошиб пот. Приступ желания был такой острый, что кольнуло в поясницу. Как можно скорее он закончил смазывать поврежденную кожу и помог Вике встать. Она на него не смотрела. По ее щекам все еще текли слезы, образуя блестящую дорожку. Вика молча взяла шорты, не надевая их, поднялась к себе.

Он, с сожалением проводил ее голую попку взглядом. Картинки секса с племянницей преследовали его.

Не поверив, что Интернет отключен, Вика попробовала подключиться. Конечно, у нее ничего не вышло.

Весь следующий день она откровенно маялась. Суббота, выходной, Виталий был дома. А она просто не находила себе места. Переделала все дела на кухне. Пробовала читать. Ничего не помогало.

В середине дня, он предложил ей съездить на пляж, но она только гневно взглянула на него. «Следы от порки!" — виновато вспомнил он.

Вика маялась до вечера. От отсутствия Интернета, она страдала даже больше, чем вчера от порки.

Вчера, после экзекуции, он заперлась в комнате, немного поплакала, жалея себя. Задница болела, но не так сильно, как она ожидала.

— Вообще-то, — призналась она себе, — не так уж было и больно. Она больше кричала от страха, перед болью. Зато потом, когда Виталий мазал ее кремом... Почему она его так покорно слушалась? Свободно могла послать. — Она вспомнила, как стояла перед ним в трусах, когда он выговаривал ей. Ее бросило в жар. — А если бы он приказал мне снять и шорты и трусы. Увидел бы мой голый лобок, все дырочки...

Она боялась себе признаться, что когда услышала о порке, даже не подумала отказаться, потому что почувствовала возбуждение. Ее всегда очень сильно возбуждали фотографии покорных девушек со следами порки. И фантазировала на эту тему она часто.

Она легла на живот и засунула руку в трусики. Пальцы сами нащупали точечку клитора. Закрыла глаза.

Представила, как она спускается к Нему. В доме тихо. Под Его строгим взглядом, повинуясь Его приказу, снимает шорты, потом трусики. Он жадно рассматривает ее. Потом она лежит на подлокотнике, бесстыдно, выставив попку наружу. Он гладит ее ремнем везде... Затем бьет, по попке, по бедрам. После каждого удара на коже остается полоска. Она покорно сносит это. Жесткий ремень скользит по ее коже, задевая губки, клитор... Он шлепает ее между ног, сладкая боль ожигает ее нежное тело...

Она сбросила мешающие мокрые трусики, и продолжала представлять.

Он натирает ее кремом. Его сильные пальцы скользят по телу. Он тщательно втирает крем везде, задевая клитор, ее мягкие мокрые губки приминаются под его пальцами...

Вика на этом месте кончила, с трудом сдерживая крики. Такого удовольствия она не испытывала давно. Это было нечто! И попка перестала после оргазма болеть окончательно.

«Но, что же делать, сдохнешь со скуки. Что за садизм, лишать людей выхода в большой мир!" — думала она, готовя ужин.

Поужинав с молчавшей Викой, Виталий пристроился за своим ноутбуком. Через полчаса она его отвлекла. Постучав, зашла к нему в комнату.

— Предлагаю сделку, — с порога сказала она, — сделку со следствием. Ты заменяешь мне отключение Интернета, поркой.

— Это уже сделка не со следствием, а с системой исполнения наказаний. Интересное предложение. Но это же больно?

— Блин, а без Интернета, жить не могу. Я скоро чиканусь. У меня там друзья, ферма, и вообще... — она махнула рукой. — Ну, как?

— Ок, согласен. Завтра вечером. Включу сразу после порки.

— Нет, давай сегодня.

— Да у тебя задница еще не зажила!

— Все почти прошло, крем у тебя волшебный! Вот, смотри, — Вика повернулась к нему спиной и немного приспустила шорты.

Виталий посмотрел, действительно, остались только несколько слабых следов. К утру, они бы прошли.

— Договорились, через полчаса, жду тебя внизу, — сказал он.

Вика вернулась в комнату. Заметалась. С одной стороны все прошло великолепно. Немного потерпеть и опять вернется полноценная жизнь. А с другой стороны. Что надеть? Стрингов у нее было двое. Вчерашние лежали в стирке. А те, что остались... У них ослабли резинки, их давно пора было выкинуть. Но, ей нравилось надевать их под юбку иногда. При ходьбе они немного сползали, и прохладный воздух овевал ее щелку. Это ей очень нравилось. Она даже придумала для себя специальный ритуал — «поправлять трусики».

Надо было выбрать место, где никто не видит. Задрать юбку, спустить их с попки полностью, как бы расправляя, потом надеть нормально и опустить юбку.

В июне, она отрабатывала в колледже летнюю практику. Мыла аудитории, столы. Очень часто работала одна. Приходилось часто нагибаться. Она ждала, пока трусики не сползут с попки полностью, затем задирала юбку до пояса и поправляла их. Иногда, для этой цели выходила в коридор. Было немного страшно, стоя посредине коридора, на мгновение оказаться голой до пояса. Зато потом, дома, вспоминая, что было, она испытывала особенное возбуждение, лаская себя... Сегодня выбора нет, надо надевать их.

В назначенное время она стояла перед своим дядей. Как и в прошлый раз, Виталий приказал снять шорты. Снимая их, Вика почувствовала, как предательские трусики немного сползли вниз за шортами. Но поправить, на глазах Виталия не решилась.

Глядя на нее, а ей казалось, что он смотрит только между ног, дядя снова рассказал, за что она будет наказана, и как.

— Ты получишь тридцать ударов. Сериями по десять. С перерывами по ...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх