Мальчишки

Страница: 1 из 3

— Васька, Васька, вернись, — мать еле успела поймать Васяна за майку, — куда?

Васян попытался вырваться, но безуспешно:

— Да на пруд, с пацанами.

— Какой пруд? — его оттащили от двери, — а отцу помочь? Никакого пруда, пока не поможешь отцу с курятником.

— Ма, да пап и сам справится, он отпустил меня.

Мать с сомнением уставилась на сына:

— Врешь, поди.

— Не, сама спроси.

Выходя с веранды мать, приказала ему сидеть и ждать её возвращения. Ага, поищи дурака. Как только мать скрылась на хоз дворе, Васян выскочил с веранды через окно, мать всё-таки успела закрыть его и, перемахнув через штакетник, пустился во всю в строну садов. Папка и сам справиться, а Васяну было не до сидения дома. Генка и Серый ждали его в условленном месте, и не прийти было всё равно, что предательство.

Василию вот-вот должно было исполнилнится четырнадцать, ростом он не вышел, не то что его старший брат, но мальчишкой он был юрким и смекалистым. Василий не любил своего имени, поэтому отзывался исключительно на Васяна и терпел только от матери обращение по своему паспортному имени. На дворе было лето, пора каникул и свободного времени. Которое мать всё время пыталась у него отнять. Ромке, старшему брату повезло, он был в студенческом строй отряде. Вот это здорово, жить и работать в тайге, каждый день запекать картошку, сидя у костра под гитару. И ни каких тебе курятников, почисть у свиней, натаскай воды бабушке. Вот пойдёт в школу, тогда и будет помогать, но не сейчас, не во время каникул. Тем более, что у них с пацанами была тайна.

***

Васян летел на встречу с друзьями и вспоминал, как появился их секрет. Каникулы только-только начались. Он с Серым и Генкой, как раз пробирались огородами, возбужденно и радостно обсуждая успешный набег на черешневый сад тётки Людки, которую половина села называла спекулянткой, а другая проституткой. Если с первым словом мальчишки ещё хоть как разобрались, то со вторым было сложнее. Они тогда поспорили на слабо, что Васян спросит в школе у классной, что это такое. Результатом был вызов родителей в школу. Папка, правда, смеялся потом, а вот мать отходила Васяна полотенцем, как только они пришли домой. На вопросы, что же такое всё-таки проститутка, старшие мальчишки высокомерно высмеяли всю троицу и сказали, что малы ещё, подрастете, расскажем. Васяну точно уже не хотелось что-либо узнавать, а мальчишки и сами успокоились, проститутка, так проститутка. Какая разница, зато сады у тётки Людки были знатные и того довольно.

Так вот обходя десятой дорогой все места, где их могли увидеть, а все они были ярко вымазанными соком от черешни, пришлось вплотную протискиваться мимо сельской бани. Другого пути не было, да и не первый раз они прокрадывались почти под окнами бани. В помощь были три здоровых ореха, которые росли за баней. Но в тот раз всем троим, пришлось долго лежать в огромных лопухах, которыми всё заросло позади бани. Помимо лопухов и прочих сорняков, за баней было свалено много всякого мусора. И старые лавки, пришедшие в негодность, и ржавые тазы, и трухлявые ящики. Вот на таком собранном в кучу мусоре, под окном бани, и обнаружился дед Потёмыч. Прозвище своё дед получил за то, что глаза одного у него не было. На его месте всегда была черная повязка. Так вот мальчишки, выскочив из-за пригорка, едва не наткнулись на Потёмыча, который расположился прямо на их тропе. Жутко испугавшись, они откатились в лопухи, в которых и торчали уже не понятно сколько. Деда они не боялись, убежать от него, было парой пустяков, но он мог всё рассказать родителям, а те уже церемониться не будут, всыпят по первое число за то, что лазали, где не следует.

— Блин, мураши под штаны залезли, — Серый ныл, не переставая, — чешется всё.

— Да заткнись ты, — Васяну и самому было неудобно, но рисковать не хотелось. Если Серый и Генка жили на другом конце посёлка, то от дома Потёмыча до их хаты, было три дома. Его родители узнают первыми.

— Интересно, а чего он там делает так долго? — Генка был спокойным, и самым рассудительным в их компании, — вроде в окно смотри?

— Ребзя, а может он за женщинами подсекает, а? — от такой догадки Серый забыл и про мурашей, и про чесотку.

— Как? — Генка, раздавив на руке очередного муравья, остудил друга, — Окна то закрашены.

И всё же Потёмыч не просто так устроился под окном. Ждать его пришлось долго, и когда пацаны уже решились на прорыв, дед, приставив к окну какую-то старую, но широкую доску, бодренько скатился с кучи, засыпал мусором натоптанные следы и был таков.

Подождав немного, а вдруг вернётся, мальчишки стали выбираться из укрытия.

— Думал никогда не уйдёт, — Васян оттряхивал колени от листвы, — видали, как он убежал, а по улице ходит с бадиком, хромает. Пошлите, поздно уже.

Васян с Серым стали пробираться к забору почты, соседствующей с баней, но увидев, что Генки с ними нет, оглянулись. Самым отчаянным в их компашке был Васян. Но даже он сейчас замахал руками, шипя на друга:

— Дебил, ты куда?!

А Генка лез на ту кучу, с которой слез недавно Потёмыч. Не веря своим глазам, Васян увидел, как Генка, что-то отдирает от окна. Друзья резво махали руками, пытаясь привлечь внимание Генки, но всё было бесполезно. Убегать Васян с Серым и не думали, бросить вот так друга? Но и он был не прав, а если их спалят? Смирившись с любопытством товарища, Васян уселся у бани прямо на землю, пусть себе ковыряется, посмотрит да пойдут. Но Серый стал сильно трясти его за плечо:

— Гля Васян.

Генка уже всё осмотревший у окна, взялся оттаскивать доску, которая, судя по его красной роже, была не такая уж и лёгкая. Ничего не оставалось делать, как пойти помогать. Васян это сделал с большой неохотой, а Серый так и вовсе с трясущимися коленками, бздун он был тот ещё. Подкравшись позади Генки, они подхватили доску снизу и аккуратно и как можно тише, перетащили доску вправо от окна. Не успели Васян с Серый разогнуться, как они услышали выдох Генки:

— Еман!

Он перевёл взгляд на друзей. Рожа у Генки была дурацкая. Челюсть отвисла, глаза по пять копеек, язык вон даже высунул. Васян быстро понял, что товарищ увидел что-то очень интересное. А что может быть интересным за окном общественной бани? Не веря своей догадке, он тихо встал рядом с Генкой и увидел, что правый нижний угол, вместо краски был замазан какой то замазкой. Посереди которой, Генка успел сделать небольшой глазок. Васян наклонился, посмотрел и, задохнувшись, понял, теперь они самые значимые пацаны в селе.

***

Друзья ждали его недалеко от бани. Серый уплетал какую-то булку, а Генка возился с консервной банкой, размешивая палкой содержимое.

— Сорок восемь, половинку просим, — Васян протянул руку к Серому.

— Сорок один, ем один.

Васян извернулся и отхватил большой кусок у Серого.

— Ты чё?

— А ни чё, делиться надо.

Прикончив булку, они обернулись к Генке:

— Ну как Ген, получиться?

— Должно. Похоже на то, чем Потёмыч замазывал дырку в краске.

Васян наклонился к банке и сунул туда палец:

— И правда, похоже. Он не должен заметить.

— Ребзя, — Серый был не уверен, — может не надо? Ну его на хер, это окно.

— Чё зассал? — Васян стал наступать на Серого, — иди домой, ещё одну булку съешь.

Серый опустил глаза:

— Не, я с вами. Только очково.

— Не дрейфь, Потёмыча в селе нет, а больше туда никто не ходит. А значит и не знает. Мы же две недели в засаде сидели, никто больше не приходил. Так идешь?

— Да, — Серый попытался придать себе смелый вид, — я иду.

***

Без труда попав на задний двор бани, мальчишки раздосадовано охнули, на куче мусора был дед Потёмыч. Попадав в лопухи, стали переругиваться:

— Ты же сказал, что он уехал?

Васяну нечего было сказать, он и правду поутру видел, как Потёмыч по утру уехал куда-то на своём велосипеде.

— Уехал, — Васян огрызнулся, — да вот приехал. Я ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх