Дела семейные

Страница: 1 из 5

Квартирка оказалась неплохой: двухкомнатная, недавно сделан ремонт, мебель пусть не новая, но добротная. Да и район относительно хороший — недалеко от корпуса, можно пешком добраться. Маме больше всего понравился опрятный чистый подъезд, ухоженный дворик и наличие магазина неподалёку. Также в пользу дома говорило и то, по мнению мамы, что во дворе играло много ребятишек — от самых маленьких и до детей младшего школьного возраста.

Надя с тётей Кариной, её матерью и, соответственно, моей тётей, приехали ещё вчера, поэтому она успела тут пообжиться. Надя уже наложила на комнату свой отпечаток: шкаф был заполнен её вещами, стол уставлен книжками, тетрадками, различными словарями и пособиями. Полка была заполнена дисками, в основном музыкой и фильмами. Ощущение было такое, словно она живёт тут уже довольно длительное время.

Наши матери остались с нами на ночь, помогли закупить продуктов на неделю и прочитали целую лекцию про то, как нам «выжить» вдвоём в этом большом городе. На следующее утро они отбыли домой, пообещав навестить нас через месяц. После того, как родители отбыли, мы с Надей решили отметить наше «новоселье». Но только вечером. Зато весь день я пробыл в городе, осматривая окрестности: где институт находится, как и на чём туда можно добраться. Да и по городу просто гулял: мне нравится смотреть на людей, как они спешат куда-то по делам.

Вернулся я около половины шестого, побывав везде, где только можно. Надя же весь день читала книгу и зависала в интернете. Когда я пришёл домой, то она, заговорщически улыбаясь, показала мне бутыль с вином.

— Ты как, браток, — поинтересовалась она, любовно поглаживая сосуд, — как у тебя с этим?

Наде было восемнадцать, она была старше меня на пару месяцев и приходилась моей двоюродной сестрой. Мы поступали в один университет и потому наши матери, родные сёстры друг другу, доселе редко общающиеся, объединили свои усилия и поселили своих чад в одной квартире. Мы с Надей виделись редко; пять лет назад, когда мы вместе проводили выходные на озере — вот тогда я в последний раз видел её.

Мы немного выпили и у нас завязался непринуждённый разговор, постепенно скатывающийся в интимное русло.

— У тебя есть парень? — поинтересовался я, когда возможные темы для продолжения разговора иссякли.

— На данный момент — нет.

— А почему?

— А что, хотел бы им стать? — подмигнула мне Надя. — Торопись, пока конкурентов у тебя нет.

— А всё-таки? Почему нет?

— Ну, — она пожала плечами, и на миг озорное выражение её лица сменилось задумчивостью. — Нету — и всё тут. Никто почему-то на меня не ведётся.

— Дураки они, раз не ведутся. Такая шикарная девушка, а одна.

— Всё-таки ты меня кадришь, не? — с поддельным изумлением в голосе воскликнула сестра.

Я усмехнулся и покачал головой.

— Не, ты что.

— А что? — она нахмурила брови, отхлебнула из кружки вина. — Сам же говорил «шикарная девушка»! Тебе что-то во мне не нравится? — она сделала жест рукой, как бы означающий «осмотри меня хорошенько».

Я облизнул пересохшие губы. Разговор уходил явно не в то русло, в каком должны общаться брат с сестрой.

— Может, грудь? — она посмотрела на свою грудь критическим взглядом и потом как бы взвесила на руках. — Ага, правда, сиськи маловаты. Тебе не кажется?

Я только разинул рот.

— А попка как? Ничего? Ты чего варежку открыл? Никогда бабу не видел, что ли? — ей явно было уже много, но Надя всё равно отпила ещё немного вина. — Не, ну, правда, бабу-то хоть раз видел, не?

Я продолжал молчать. Надя озадаченно поглядела на меня, а потом более мягким голосом сказала:

— Удивлён, да? Не обращай внимания. У меня манера такая говорить. Уж как бы я не старалась, но только так и могу. Знаю, на какую-то «пацанку» похожа, но в глубине души я очень даже воспитанная молодая леди. Слово даю.

Она опять отпила из кружки и хлопнула в ладоши.

— Так на чём мы с тобой остановились? Ах, да! Так как, Лёня, видел ли ты когда-нибудь женщину голой, нет?

— Нет.

— Ты девственник, да? — она буквально вперилась в меня взглядом.

— Э-э... ну... — я думал сказать, что я уже не девственник, но по её глазам понял, что она уже знает ответ. — Ну да. А ты не девственница, что ли?

— Хех, интересный вопрос, знаешь ли. Пожалуй, я отвечу, что да — я девственница.

Я не понял, что она имела в виду под «интересный вопрос», но спрашивать не стал.

— Оу, братишка, кажется, у тебя встал, — поведала Надя будничным голосом и указала на бугор на моих брюках. Я опустил взгляд и понял, что член довольно сильно натянул ткань брюк. Опля! А я-то думал, что мою восставшую плоть не будет видно. Я покраснел и не решался посмотреть на сестру. Мне казалось, она издевается надо мной.

— Сама виновата, — отозвался я. — Не надо было тут выгибаться всяко разно, — ответил я, понимая, что напоминаю обиженного пятилетнего мальчика, которому не купили игрушку.

— Покажи, а? — попросила вдруг она хриплым голосом. — Он ща у тебя брюки порвёт. Если не вытащишь. — Прибавила она с придыханием.

Разумеется, что после откровенного разговора с Надей член мой стоял колом. Расстегнуть пуговицу с ширинкой, и стянуть брюки до колен было делом одной секунды. И вот выпрямившийся член с набухшей до невозможности головкой оказался на свободе. Надя не отрывала взгляда от моего органа и, похоже, с трудом поборола в себе желание пощупать его рукой.

— Можешь потрогать, — хрипло сказал и сделал приглашающий жест рукой.

Надя удивлённо приподняла брови, потом отчаянно покраснела, отвела взгляд, но руку всё-таки протянула. Кожа оказалась прохладной и на удивление мягкой. Сначала она робко прикасалась к нему лишь кончиками пальцев, но, осмелев, обхватила его в кулак. Против своей воли я даже застонал, настолько это оказалось приятным и неожиданным.

Надя сделала несколько медленных движений своим кулачком вверх-вниз и с интересом наблюдала за моей реакцией. А отреагировал я бурно. Я шумно выдохнул и заелозил на диване. Я чувствовал, что надолго меня не хватит и мне не хотелось заканчивать это дело так быстро. Поэтому я положил свою руку поверх Надиной, которая всё ещё оглаживала член, и убрал её.

— Тебе не понравилось? — поинтересовалась она удивлённым и несколько обиженным тоном.

— Нет, — ответил я. — Напротив — очень понравилось.

— А зачем руку тогда убрал?

— Я бы долго не протянул, — признался я. — А кончать так быстро не охота.

Надя вопросительно изогнула бровь и спросила:

— А ты всегда так быстро кончаешь?

— Нет... , а откуда бы мне знать это? — решил я сыграть дурачка, так как не хотелось напрямую сознаваться в том, что я иногда пошаливаю рукой.

— А, — произнесла Надя по-свойски и махнула рукой, — да чего уж там скрывать-то?

— Что скрывать? Я ничего не скрываю, — я глупо улыбался и просто ради шутки продолжал отстаивать свою позицию.

Тут Надя выдала совершенно обескураживающую фразу:

— Я тоже иногда дрочу.

Я как сидел, так и опешил. Видя моё недоумённое и глупое лицо, Надя, которая старалась держаться серьёзно, не выдержала и рассмеялась.

— Что, братец, офигел, да?

Я понял, что она не шутит.

— Ага, есть немного, — отозвался я, почёсывая в затылке. — Ловкие словечки употребляешь, сестричка.

— Ну, а что тут такого? Слово, как слово. Все так говорят.

— Ну, от девушки я такого уж никак не ожидал, — сказал я серьёзно.

Надя снова рассмеялась, а потом ответила:

— Ты, скажи, ещё думал, что мы какаем цветочками?

— Не, про это-то я знаю.

Мы замолчали. Установившаяся в воздухе атмосфера интимности слегка развеялась. Хотя я и сижу со спущенными штанами, а сестра только что подрочила мне... о чём я вообще говорю?

— Ты так и будешь сидеть с полуспущенными штанишками? — поинтересовалась Надя, тыкая в меня пальцем.

— Совсем снять?

— Ну, сними, раз ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)
наверх