Дела семейные

Страница: 4 из 5

двум пальцам.

— Ты готова?

— Поехали.

Щедро плеснув на головку «смазки», я протолкнул член сквозь её колечко. Там было гораздо теснее, чем во влагалище и это нравилось мне куда больше. Член обволакивало со всех сторон, это было просто не передаваемое удовольствие. Я даже чуть не кончил раньше времени, но сдержался.

— Как у нас дела, Хьюстон?

— Нормально пока, — отозвалась Надя. — Непривычно-то как, Господи.

— Да, непривычно, — согласился я.

Когда прилив возбуждения немного спал, я начал двигать тазом. Сначала очень медленно, но постепенно ускорял движения. Стенки мощно пульсировали, что добавляло необычности ощущениям. Я готов был всегда заниматься только анальным сексом, но знал, что сестричка этого не одобрит. Ну ладно. Изредка, может, мне будет это перепадать.

Всё это время Надя ласкала себя между ног. Я просунул туда руку и ощутил, какая влажная она была. Значит, её тоже это нравилось. Хоть и больно было, хоть и неудобно, но нравилось!

И ещё было приятно кончать. Не нужно было выдёргивать член в последний момент, а можно было закончить прямо туда, что я и сделал, оросив её недра.

— Не вынимай, стой, — простонала Надя. Она быстро-быстро шевелила рукой между ног, потом протяжно вздохнула и расслабилась.

После этого мы опять надолго забыли про секс. Попка, как выражалась Надя, жутко болела и горела. Даже в понедельник задница ещё не прошла. Но на этой неделе пар у неё было всего две и потому мучения были не столь продолжительными. Скрепя зубами, она ругала меня на все лады, хоть и признавала, что удовольствие от этого получить можно. На вопрос, можем ли чаще этим заниматься, она неопределённо отозвалась: «Посмотрим».

И опять я был лишён доступа к её телу почти на неделю. Смилостивилась она только вечером в пятницу. Когда я зубрил латинские афоризмы, она, надев мой халат и шапочку на голое тело, уселась на диван и начала демонстративно ласкать себя.

— Господи! — только и сказал я, глядя на неё. В халатике она выглядела просто фантастически, пусть он и был ей не по размеру.

— Нравится, да?

— Ага, — кивнул я, сглотнув.

— И чего же ты ждёшь?

— Мне учить надо, — неуверенно промямлил я.

Она скорчила недовольную и даже грустную гримасу, а потом небрежно распахнула полы халата. И тут уж я сдался.

Она хотела попробовать стоя. Я был не прочь, лишь бы получить доступ к её телу. Я прижал её к стене, подхватил под попку и насадил на свой член. Он вошёл как нож в масло. Надя закрыла глаза и только пискнула, когда она «нанизала» себя на вертел полностью. Было жутко неудобно и тяжело, но я решил терпеть. Но минуты через две я всё же устал и потому переместился на диван.

— Ты устал, что ли?

— Но, — кивнул я.

— Доходяга, — фыркнула сестра. — Качаться надо.

— Это не мне качаться надо, а кому худеть нужно, — парировал я, за что и получил пинка в живот.

Теперь Надя стояла передо мной на четвереньках, оттопырив попку и мне нужно было только двигать тазом. Надя уткнулась лицом в подушку и только тихонько ойкала, когда я проталкивал член слишком резким толчком. Теперь мне удавалось сдерживаться гораздо дольше, и я научился немного контролировать себя. Когда я чувствовал приближение оргазма, то полностью прекращал все движения, просто наслаждаясь ощущениями. А когда оргазм отступал, то я опять начинал двигаться. Таким образом, мне удавалось продлить наше совокупление на пятнадцать, а то и двадцать минут. «Выдержанный» оргазм всегда получался насыщеннее и ярче, в отличие от двухминутки.

— Ты знаешь, нам нужно попробовать ещё что-нибудь, — сказала Надя, когда мы лежали и отдыхали.

— Что именно?

— Не знаю, — она пожала плечами. — Однообразие уже наскучило. Мы с тобой трахаемся только в миссионерской позе и ничего такого не пробуем. Охота чего-нибудь необычного.

Меня всегда немного коробило, когда Надя называла вещи вот так, напрямик. То «трахаться», то «дрочка», то она вообще, когда испытывала оргазм, могла материться так, что сапожник бы покраснел от стыда. Мне кажется, кое-какие повадки Надя переняла от Дебры: она подсела на сериал «Декстер».

— А что ты предлагаешь?

— Да хрен его знает, — она оттянула нижнюю губу. — Может, групповушку замутить?

— А?

— Расслабься. Я шучу. Может быть.

После этого на эту мы больше не заговаривали. Следующие два месяца протекли плавно. Мы могли «отдохнуть» с Надей только два-три раза в неделю, в основном в пятницу и субботу. Но в начале декабря, когда близилась сессия, Надя вообще решила на время «разорвать» наши с ней «отношения» и нормально подготовиться. Но за этим два месяца мы всё-таки кое-чего с ней попробовали. По моей инициативе мы попробовали так называемую «позу 69», продолжали эксперименты с попкой, один раз мне перепало «поиметь», как выражалась Надя, её сиськи. А Надя оттачивала своё «ротовое» мастерство, пыталась исполнить «глубокую глотку», но неизменно кашляла и давилась. К величайшей моей радости она избавилась от растительности между ног.

После сессии Надя смогла исполнить то, что она называла «необычным».

По случаю приближающегося Нового года была организована так называемая студенческая «пати». Надя успела обзавестись подружками, с которыми намеревалась отправиться на эту дискотеку, куда, кстати, вход был строго с восемнадцати. Следовательно, большинство первокурсников туда попасть не сможет. Но я по возрасту проходил и потому решил отправиться вместе с Надей. Сестрица захватила с собой трёх подружек, с которыми более-менее ладила. На роль «партнёрши» она отгрузила мне Свету Мельникову, миловидную рыжеволосую девчушку с россыпью веснушек. Для своего небольшого роста Света обладала на удивление большой грудью. Нет, она не была огромной и бесформенной, но на полутораметровой девушке смотрелась впечатляюще.

Надя никому не сказала, что я её брат. Она представила меня, как своего старого школьного приятеля. Этой ролью я был вполне доволен; если бы мы представились братом и сестрой, пусть двоюродными — это могло бы вызвать если не сплетни, то злорадные смешки за спиной точно.

По пути к нам присоединилось двое парней — Костя и Валера, Надины одногруппники. Если Валера мне понравился сразу, то про Константина, как он мажорно представился мне, я сразу невзлюбил. Валера был высоким простодушным парнем, улыбчивый, позитивный. Костя же производил впечатление какой-то напыщенности и чересчур завышенной самооценки. В довершение этого он вырядился в жутко модный и дорогой костюмчик и имел последнюю модель «Айфона».

Дискотека затянулась надолго. Мы покинули её где-то около десяти и отправились для продолжения банкета на квартиру Ники Фроловой, Надиной подружки. Она жила отдельно от родителей в просторной трёхкомнатной квартире, которая досталась ей от бабушки. Но до пункта назначения не дотянуло трое — Саша, третья подружка, ушла домой, сославшись на плохое самочувствие. С ней отправилась Света. Последним откланялся Валерий. Лучше бы Костя ушёл, который после выпитого, стал вовсе невыносим. Но, кажется, только одному мне он не нравился.

Мы затарились небольшим количеством «топлива», разумно полагая, что на четверых этого будет вполне достаточно. На квартире девушки накрыли нехитрую поляну, и мы приступили к трапезе. Но, как говорится, хорошего вина много не бывает. По-крайней мере так выразилась Ника, но, кажется, не в том контексте. По праву хозяйки Ника отправила нас с Надей за «дозаправкой» в магазин неподалёку.

Нас не было, наверное, минут двадцать. Мы минут пять ещё поболтали около подъезда, делясь впечатлениями от прошедшего дня.

— Мне этот Костя не нравится, — пожаловался я сестре. — Где ты его вообще откопала?

— Он сам откуда-то взялся. Мне он тоже не очень нравится — напыщенный какой-то, — поведала она немного заплетающимся языком. — Но что поделаешь? Надо уметь вертеться и угождать каждому. Пошли, наверное. Как бы они там щас не потрахались....  Читать дальше →

Показать комментарии (12)
наверх