Глаза цвета коньяка

Страница: 1 из 5

Эта история о двух парнях, которые случайно встретились в городе, в которым сегодня — это вчера, а лицо собеседника в кофейне завтра уже никто не помнит, в городе, где ритм так быстр, что люди не замечают жизни и людей, которые, как песчинки, утекают сквозь пальцы, в городе неотвеченных звонков и sms, в городе надежд, томления, тоски, вечной драмы, механических движений в постели со случайными партнерами, заменяющих любовь. Итак, Москва, середина лета, невыносимая жара — как-то так начиналась эта история. К зданию банка не спеша подъехал кабриолет серебристого цвета. Распахнулась дверь, и из машины вышел наш герой, твёрдой походкой направившись в сторону банка. По дороге на него бросали взгляды случайные прохожие, по правде говоря, не просто бросали, а всверливались в него глазами, и у этого была своя причина.

На вид герою было лет 27—29, ростом он был метр девяносто плюс-минус сантиметр, у него были широкие плечи, узкая талия, упругая задница, длинные стройные мощные ноги, а его лицо так просто даже и не опишешь. Оно не отличалось классической красотой, но, между тем, оно, безусловно, было очень притягательным, таким мужественным, волевым, с красивыми чувственными губами, под которыми пряталась сверкающая улыбка. У мужчины были голубые, словно сапфиры, глаза, светло-русые волосы, слегка вьющиеся, но не так, как у барана, а скорей как у французов — есть у них такой типаж. Следует отметить, что одет он был под стать своему внешнему виду и месту, в которое направляется. Костюм на нём сидел идеально, хотя галстук он не надел, и ворот его белоснежной рубашки был распахнут, раскрывая окружающим его шею, которую, наверное, вне зависимости от пола обласкал или обласкала бы любая или любой.

Сегодня у него был первый рабочий день, и волновался он жутко, не показывая этого. Конечно, со стороны могло показаться, что в этом банке он работает много лет, но, к его сожалению, сегодня был только первый день его работы, и потому он был ещё более напряжённый, что стремился туда не один год, но всё как-то не складывалось: то опыта было недостаточно, то надо второй язык учить, то ещё что-то. Как же счастлив был наш герой, а звали его Артём, когда ему сообщили: «Вы приняты», причём не просто специалистом, а одним из начальников отдела, входящего в огромный департамент. Тёма был счастлив, как малое дитя, эта детина прыгала по квартире, схватив своего любимого кота британца, который в это время отдыхал после приёма очередного обеда и был сбит с толку громкими криками, выходившими из его любимого хозяина!

Тёма для начала прошёл типичное для таких ситуаций оформление в отделе кадров, при этом миловидная девушка всё строила ему глазки, а когда вела Тёмку в свой отдел, усиленно виляла бёдрами и думала: «Как хорошо, что взяли его. Ммм!» Эх, наивная! В отделе его уже поджидал начальник департамента (Громов Эрнест Петрович), который вызывал у людей противоречивые ощущения. С одной стороны, чисто внешне он был обычным, средних лет мужчиной с лёгкой лысиной и небольшой рабочей мозолью над ремнём брюк — этакий флегматичный человек. Но когда он говорил — это было что-то! Его голос напоминал раскат грома, интонация не позволяла даже предположить что-то иное, отличающиеся от его мнения. Как потом выяснилось, держал он весь свой департамент в ежовых рукавицах.

После встречи с начальником последовало рутинное знакомство со всеми отделами и с заместителями Эрнеста Петровича. Артём, уже уставший и совсем не различавший имён и лиц, просто по инерции произносил дежурные фразы, а улыбка, как нарисованная, застыла на его лице. Он думал: «Блин, когда же это закончится! Кто эти люди? Да уж, а ведь неудобно будет, если кого-то не запомню. Так, не спать, сосредоточься!»

Он и не заметил, как совсем погряз в своих мыслях и перестал следить за ситуацией. И даже фраза начальника: «Всё, с последним замом сейчас познакомишься и пойдёшь работать» не вывела его из дремоты. Только зайдя в кабинет, он почувствовал лёгкий аромат табака, перемешанный с дорогим парфюмом, слегка сладким, но терпким, обвёл взглядом большой, даже нет, огромный кабинет, в котором явно поработал дизайнер, и особенно поразился окну во всю стену от пола до потолка, которое представляло зрителю великолепную панораму города, а затем он уставился на человека, которого почти не было видно за большим монитором компьютера.

Сначала раздался раскат грома, а затем вдруг полились слова. Говоривший обладал очень мелодичным голосом, словно бархатом, проводил им по мочкам ушей. В голове закружилось: «Кто это?» Тёма хотел чётко это услышать, но не смог. Человек встал из-за стола, и его глаза вдруг всё вокруг стёрли: кабинет, начальника, самого этого человека — всё пропало, и только широко распахнутые ресницы давали увидеть такие необычные глаза. Мысли у парня неслись галопом: «Карие. Нет, шоколадные. Нет, кажется, они немного косят. Да, точно. Хм, но какой же цвет? Какой? Ах, да, точно! Глаза цвета коньяка. О боже, что со мной! Но что-то не так. Они такие — какое же слово подобрать — грустные или печальные?! Нет, лучше грустно-печальные! Ага. Но почему?» И все эти мысли неслись со скоростью поезда, съехавшего с рельсов.

Выйдя из кабинета, Артём задавал себе только один вопрос: «Что это было?» Он не запомнил ни имя человека, ни то, как он выглядел, — абсолютно ничего! Только глаза цвета коньяка, немного косившие и такие грустно-печальные.

Пройдя в свой кабинет, Тёма начал жить обыденной жизнью рабочего человека: знакомство с отделом, построение работы и т. д. и т. п. Но между делом ему так хотелось забежать в тот кабинет и рассмотреть получше обладателя особенного сокровища, но как-то всё не представлялся случай, хотя в процессе работы ему таки удалось узнать у одной болтливой сотрудницы, что звали этого человека Горячев Павел Сергеевич, что ему 28 лет, он не женат, и его единственного Эрнест не держит в ежовых рукавицах, и всё потому, что Павел — очень необычный человек, на него не действуют ни крики, ни запугивание, у него обо всём своё мнение. Он был также известен в департаменте как серый кардинал, и даже начальник не всегда осмеливался с ним спорить, поскольку его спокойствие любого могло заставить закрыть рот.

Женщина также отметила, что если заручишься поддержкой Горячева, то считай, что твоя карьера начнёт стремительно развиваться, правда, это не так просто, так как он справедливый, не любит жополизов, а уважает и помогает только тем, кто реально работает и знает своё дело, и, если ты действительно этого заслуживаешь, всегда поможет, а если пришёл просиживать штаны, чтобы только деньги два раза в месяц снимать с карты, то вылетишь на раз, да так, что ни в одно место потом не возьмут. Тёма ночами думал: «Да, характеристика та ещё, но что-то в этом есть. Как же мне с ним сблизиться? Как?», и с этими мыслями он засыпал.

В банке он почему-то не встречал Павла и всё никак не мог хотя бы просто увидеть его и рассмотреть, как следует. Но всё в жизни случается неожиданно, как нам кажется, на самом деле мы зачастую упускаем из виду очевидные вещи. В конце недели в департаменте устраивали совещания, на которых решались рабочие вопросы, явка для руководящего состава была обязательной. Взяв свой ежедневник и рабочие бумаги, Тёма направился в зал заседаний, вышел из кабинета, и тут его осенило, что сегодня-то он его уж точно увидит. Как же мысль всё-таки материальна! Стоило ему об этом подумать, как из-за угла появился Павел.

Теперь перед ним предстал во весь рост парень, на вид которому не дашь и 25-ти, ростом метр семьдесят восемь, стройный, с тёмно-русыми прямыми волосами, короткой стильной, асимметричной стрижкой, у него были полные сексуальные губы, прямой нос, слегка топорщившиеся ушки, которые придавали ему озорной вид. Одет он был в чёрный костюм. Приталенный короткий пиджак, рукава которого были коротковаты (но, очевидно, это дань моде), собственно, как и брюки, которые были к тому же узкими, подчеркивая то, что их хозяин обладает достаточно приличным достоинством, и давая...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх