Глаза цвета коньяка

Страница: 3 из 5

сжимал его, то шлёпал по заднице. Вся комната наполнилась запахом секса, который пропитал собою всё! Парень вдруг резко схватил наездника, подмял его под себя и, руками сильно разведя его ноги, начал жёстко входить на всю длину, шары при этом ритмично ударялись о задницу Павла.

Терпеть больше не было сил, Павел обеими руками притянул к себе лицо парня, они слились в жарком поцелуе, и в этот момент у них обоих наступила кульминация. С животным рыком, вцепившись зубами в плечо Павлу, парень начал кончать в то же время, что и Павел.

Минут пять они лежали, приходили в себя, глубоко дыша, а затем попытались выяснить, как кого зовут, и кто откуда приехал, но, к сожалению, Павел не знал испанского, а парень английского, и это было комично, но парень оказался очень порядочным, довёз Павла до дома. Прощаясь, они не заметили, как снова начали целоваться, распаляясь при этом. Не знаю, чем бы всё это закончилась, если бы подруга Павла не подъехала на такси. Павел считал, что действительно романтично вот это, а не всякие пустые, никому не нужные слова.

И как же было больно, придя домой и пройдя в спальню, увидеть, как трахают твоего парня, а в ответ на твой ещё не созревший вопрос он кричит тебе:

— Закрой дверь! Ты что, не видишь, что я занят!

Дальше всё происходило, как в замедленной съёмке, все его слова, поступки пролетали перед глазами. Минуты счастья разрывала боль с единственным вопросом: зачем? И вот он выскочил из комнаты, начал что-то говорить, а по ногам у него текло. Какой ужас! Павел просто не верил в это, говорил ему, что всё между ними кончено, пытался собрать вещи, заглушить предательские слёзы, а потом почувствовал его руки на своей шее, которые вцепились в неё мёртвой хваткой, и увидел, что лицо, такое когда-то любимое, искажено гримасой ярости, глаза на нём горят, как два угля, и услышал, как парень кричит: «Ты никуда не уйдёшь, сука высокомерная!» Воздуха не хватало, вырваться не было сил, и Павел отключился. В следующую секунду его начал трясти тот парень, который имел его друга, и спрашивать: «Ты в порядке?» Что тут скажешь?

Каждый раз, глядя на Артёма, Павлика испытывал нестерпимое желание, но затем он думал о том, как всё это может закончиться, и глаза его грустнели, а тоска по тому, чтобы рядом был любимый человек, а не вереница случайных связей и механических движений, ныла где-то в груди. И иногда он стоял у себя в кабинете, смотрел в окно на город, который сулил ему столько возможностей, но не смог их дать, и думал о том, что есть в его жизни. Работа-дом, дом-работа — неужели это всё?!

Артём, тем временем, не мог удержаться от желания увидеть, услышать, почувствовать аромат того, кто долгие ночи не давал покоя его руками, из-за кого он изо дня в день просыпался разбитым и на автомате шёл на работу. С каждым днем ему казалось, что он никогда не сможет завоевать такого неприступного парня, выстроившего стену между ними. «Что же делать?» — каждый раз спрашивал он себя и, не находя ответа на свой вопрос, впадал в ещё большее уныние, а перед его глазами вновь и вновь всплывала их встреча в коридоре, его улыбка, его глаза цвета коньяка, в которых он видел вспыхивающие огоньки страсти, которые накрывала волна тоски, какая-то неведомая Тёме мысль. Раз за разом он задавался вопросом: «Но почему так? Почему, а?» Все эти вопросы так и оставались без ответов.

Шли дни, недели, Тёмка был парень очень умный и способный, хороший управленец. Он идеально совмещал в себе три качества, необходимых хорошему руководителю. Во-первых, он был мастером своего дела, во-вторых, хорошим администратором и, в-третьих, чутким психологом. Его отдел впечатлял своими успехами и всегда отмечался на совещаниях похвалой. Как у него замирало сердце, когда Павел его хвалил, и в эти минуты он готов был запрыгнуть на стол и станцевать танец победителя, но, как вы понимаете, это было бы по крайней мере странно.

В один из субботних вечеров, прогуливаясь по Чистопрудному бульвару, Артём увидел впереди идущего Павла, и его сердце стало биться с такой частотой, что казалось, вот-вот — и оно просто выпрыгнет из груди. Павел в неформальной обстановке вполне мог сойти за студента, выглядел он просто обалденно, на нём были короткие (правда, не совсем короткие, чуть выше колена) джинсовые шорты, низко посаженные, открывавшие взору красивые мужские ноги с лёгкой растительностью, майка с тонкими лямками, которая была не в обтяжку, а свободно болталась на плечах, открывая его руки, плечи. Глаза скрывали большие солнцезащитные очки, белые кеды, одетые на босую ногу, привлекали внимание, руку украшали какие-то массивные часы. Казалось, что одет он небрежно, как будто схватил и одел то, что под руку попалось, но это было наверняка не так. Шёл он не один, что, без сомнения, расстроило Артёма, а с каким-то парнем, ничем не примечательным. Они увлечённо разговаривали, но тут Павел замолчал, замедлил шаг и чуть заметно улыбнулся Тёме, кивнув в знак приветствия. Тёма в ответ тоже кивнул, и Павел с другом свернули в сторону, очевидно, направляясь к кинотеатру «Роланд».

Описание этой встречи была бы неполным без упоминания о том, что Павел, увидев Артёма, был просто поражён видом парня, который стоял перед ним такой высокий, красивый, с двухдневной щетиной. На нём была небесно-голубая футболка, оттеняющая его глаза-сапфиры и облегающая его мощную грудь, потёртые свободные джинсы, которые чуть сползли с него, и внимательному взору открывался небольшой участок дорожки из волос, которая уходила под джинсы. Картина возбуждающая! Если бы Тёмка видел сейчас глаза Павла, которые полыхали от вожделения, от желания сорвать с него всё, поцеловать его и Бог знает что ещё сделать с ним! И ведь Тёма тоже этого хотел: прямо здесь при всех овладеть Павлом, и плевать он хотел на то, что другие скажут или подумают. Но, как ни печально, этому не суждено было случиться на Чистопрудном бульваре.

Пройдя ещё немного, Артём вспомнил того парня, с которым шёл Павел, а также всех тех, кто его знает, он посмотрел на солнце сквозь листву, глубоко вздохнул, и на лице его появилась улыбка злого гения, ведь у него появился шанс сблизиться с Павлом.

В скором времени через знакомых он узнал, где Павел проводит, так сказать, свободное от работы время, и две недели спустя, тщательно подготовившись, он направился в один из закрытых и, как принято говорить, пафосных клубов Москвы.

Оказавшись внутри, он начал судорожно искать взглядом Павла, и вот оно, счастье — он тоже здесь! Вид у него совсем другой, не такой, как на работе, где он этакий властный и уверенный в себе парень, и не такой, как тогда, когда они встретились на Чистопрудном, где он выглядел юным студентом. Нет, абсолютно ничего общего! Тут он светский львёнок, только его любовь к массивным часам неизменна, с той только разницей, что в темноте они поблёскивали несколькими камнями, но без перебора, а в целом внешний вид парня был сдержанным и изящным, с намёком на секс, но без обнажёнки и нарочитого выставления тела на показ — есть место, где фантазии разгуляться. В руке он держал стакан, в котором явно был чистый виски. Кто бы мог подумать, что такой парень пьёт такие напитки, скорей уж какой-нибудь коктейль! Тёма был удивлён.

Павел неспешно вёл с кем-то беседу, блуждая взглядом по клубу, и вежливо улыбался. Пересечение их взглядов стало просто неизбежным. Тёма широко улыбнулся, а Павел сначала удивился, и его бровь по привычке взлетела вверх, на секунду он потерял контроль над своими эмоциями, и на его лице появилась слишком радостная улыбка, но только на секунду. Взяв себя в руки, он лукаво посмотрел на парня и продолжил беседу.

Тёма никак не решался подойти к нему, поскольку вокруг Павла постоянно кто-то крутился, да и вокруг него тоже: то девушки, то парни. По правде говоря, он уже давно не обращал на них внимания, ему нужен был только он! Полночи он держался в стороне, наблюдая за «героем его романа» издалека.

Павел тем временем, конечно же, не слушал того,...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх