Глаза цвета коньяка

Страница: 4 из 5

что ему говорят, да и как тут слушать, когда парень, которого ты хочешь не один месяц, но с которым по этическим, психологическим и Бог знает ещё по каким причинам не можешь быть вместе, находится очень близко от тебя. В какой-то момент он сильно разозлился на Тёму, на себя, на всех, но больше всего на Тёму. Он думал: «Зачем ты пришёл? Что тебе надо? Разве непонятно, что у нас ничего не будет? Ты только мучаешь нас обоих. Ну, я тебе устрою! Так, а что устроить?! О, придумал. Сейчас ты увидишь шоу, да такое, что обе руки сотрёшь себе ночью!» За спокойствием Павла скрывалась буря страстей, и если он что-то решил, значит, сделает это обязательно.

Павел решил забраться на сцену и станцевать на ней. Сразу надо сказать, что танцевать он умел, за плечами у него было 12 лет успешной танцевальной карьеры в разных направлениях, последние пять лет были отданы латиноамериканским танцам, да ещё к тому же акробатика, так что было понятно: танец будет горячим. Парень подошёл к владельцу клуба, который испытывал к Паше тёплые чувства и не мог ни в чём ему отказать, и тот разрешил ему сделать это.

В клубе звучит ритмичная музыка с латиноамериканскими мотивами, Павел оказывается на сцене, рядом крутятся два юноши Go Go. Он начинает неспеша, в такт музыке двигать бёдрами, и ритм проходит волнами по всему его телу. Руки расстёгивают сначала одну пуговицу на рубашке, а затем её участь разделяют все остальные. С одного движения рубашка слетает с Павла и попадает в лицо одному из парней. Артём, широко распахнув глаза, смотрит на всё это действие. Он видит подкачанную грудь, кубики пресса, выплясывающие затейливый танец, дорожку волос, идущую от пупка вниз и теряющуюся в джинсах.

Танец набирает темп, бёдра Павла двигаются с такой чёткостью и амплитудой, что создаётся впечатление, что это жгучий бразилец танцует перед тобой. Постоянные вращения, от которых, наверное, у любого закружилась бы голова, и в какой-то момент Павел поворачивается спиной к зрителям, а их стало достаточно много. Все хлопают, издавая при этом возгласы одобрения, и в ответ получают улыбку благодарности, смешанной с похотью, отчего некоторым уже хочется забрать к себе столь завораживающего своим дансом парня. Павел изогнулся в танце, и на спине у него образуется ложбинка, по которой стекает капля пота и, покатившись вниз по изгибу тела, скрывается между двумя ягодицами, часть которых выглянула, когда во время танца из без того низкие джинсы сползли, обнажив верх двух половинок и ложбинку между ними.

У Артёма член рвал его джинсы, ещё чуть-чуть, и пуговицы на джинсах разлетятся в стороны. Павел притянул к себе двух парней и, танцуя между ними, начал спускаться руками по их стальным мышцам. Артёму кровь ударила в голову, в этот момент он готов был уничтожить всех и вся и забрать Павла к себе. Неожиданно танцор повернулся, и его взгляд, как молот, ударил по Артёму, а по губам Павла пробежала улыбка, как бы говорящая: «Что, нравится?», такая наглая!

У парня уже не было сил терпеть, он вскочил и побежал прочь из клуба — от этого видения, от всего. Через пять минут он свернул за угол, срывая с себя джинсы и трусы, схватил свой разгорячённый огромный член, который готов был взорваться в любой момент, и с остервенением начал дрочить. Перед глазами у него так и стояли капелька пота, плавно скатившаяся в ложбинку между ягодицами, и глаза, полные страсти. Оргазм так накрыл Артёма, что он не устоял и опустился на колени, тяжело и часто дыша, из глаз парня заструились слёзы безысходности. «О чём я только думал? Нам никогда не быть вместе! Но зачем он так со мной?» — мучительно думал Артём. Придя в себя, он поехал домой.

Воскресенье. Каждый из них открыл глаза, и вся прошедшая ночь пронеслась у них в голове. Каждый из них сегодня попытался ответить на вопрос, который возник в их голове уже давно: «Что это?!»

Павел выпил кофе, вышел на балкон, достал сигарету, прикурил, сделал глубокую затяжку. Выпуская дым, он понимал, что сожалеет о своём поступке: «Для чего я это сделал? Он же не виноват, он просто, наверное, любит меня, и пора уже это признать! И что лукавить и обманывать себя, я тоже его люблю». Мрачная улыбка пробежала по его губам. Он задумался: «Что теперь делать?»

Артём стоял под душем, струйки живительной влаги стекали по его телу. Лбом прислонившись к стенке, он думал: «Да уж, какой же я всё-таки идиот! Как только мне в голову могло прийти, что я ему нужен! Ведь таких, как я, у него вагон и маленькая тележка! Но почему мне так тяжело?! Да всё просто, дружок, ты любишь его!» Ошарашенный этой мыслью, он выпрямился, и лицо его исказила боль от осознания того, что это правда, которая не может быть взаимной: «Да, люблю». Ему так не хотелось на работу, но дыхание новой недели, тяжело ложась на плечи, толкало его в понедельник.

Утро. Понедельник. Банк. Каждый у себя в кабинете мыслил синхронно: «Только бы не встретить его!»

Вечер. Понедельник. Банк. Артём вышел из своего кабинета и, проходя мимо кабинета Павла, увидел его, стоящего у окна, смотрящего на город, который так много обещал людям и так мало выполнял! С минуту он любовался им, а потом молния сверкнула в его голове: «либо сейчас, либо никогда». Отворив настежь дверь, он оказался внутри кабинета. Павел не обернулся, он знал, что это Тёма.

— Можно? — сказал Артём, и сердце его стучало так, что ему казалось, что сейчас охрана прибежит на звук этих ударов.

— Ты что-то хотел?!

— Да.

— Что?

Ответа не последовало, только сильные руки вдруг обхватили Павла и ему на ухо такие желанные губы еле слышно прошептали:

— Тебя.

Не дав парню опомниться и сделать шаг назад, Артём решительно развернул к себе Павла, и на долю секунды их взгляды пересеклись. Тёма увидел в глазах юноши удивление, а Павел — решительность и непоколебимость намерения. Губы Артёма настойчиво коснулись губ Павла, и он остолбенел. Одна рука Артёма легла парню на бёдра, а другая на его затылок, не давая увернуться. Под таким напором Павел стал отвечать юноше, и чем сильнее он это делал, тем больше волна страсти захлестывала их. Руки Павла уже бесцеремонно блуждали по телу Артёма, их губы и языки исполняли причудливый танец. Неожиданно Павел отстранил партнёра и сказал:

— Твоя взяла! Едем ко мне.

Артём не верил своему счастью и, боясь спугнуть его, быстро следовал за Павлом, который со скоростью пули шёл к своей машине. Запрыгнув внутрь неё, они безмолвно помчались по вечерней Москве, за окнами проносились дома, магазины, машины и люди.

Машина остановилась около многоэтажного элитного дома на набережной. Из неё выскочили два красивых парня и направились к подъезду. Поднявшись на 13-ый этаж, они зашли в квартиру. Навстречу им выбежала здоровенная кошка породы ашер и остановилась в нерешительности. Затем, оглядываясь на Артёма, она не спеша подошла к Паше, встала на задние лапы и упёрлась передними в своего хозяина. Закинув голову вверх, она посмотрела на него с вопросом: «А это ещё кто?» Павел рассмеялся и сказал:

— Что, Таис, не ожидала гостя?! Знакомься, Артём, — потрепал он её по голове и неожиданно притянул к себе, чмокнул в макушку, в ответ на это кошка прильнула к Павлику, показывая, что тоже соскучилась по нему за день.

В следующую секунду Павел нежно посмотрел на Тёму, отчего у него запорхало сердце.

— Нравится? — Тёма кивнул и улыбнулся. — Зовут Таис, мы с ней вот уже три года вместе, она очень своенравная, как, в общем, и хозяин. Что же ты стоишь? Раздевайся, проходи. Может, в душ хочешь?

Павел хитро сощурил левый глаз, а на устах у него заиграла двусмысленная улыбка. Тёма не растерялся, притянул Павла к себе, мягко поцеловал:

— Хочу. И не только в душе! — и они оба рассмеялись.

Павел устроил для Артёма экскурсию по квартире, которая занимала 200 кв. м. и была обставлена просто, но со вкусом. Тёма в очередной раз отметил, что Павел во всём проявлял простоту, но делал это с тонким чувством вкуса и стиля. Особенно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх