Я не хочу тебя терять

Страница: 3 из 6

на опознание.

Крис вдруг протяжно взвыл.

— Хорошо, — не меняя интонации, всё тем же механическим голосом ответил я. — Я пишу адрес морга.

Не забыв поблагодарить капитана за информацию, я, как подкошенный, опустился на кровать рядом с Крисом. В уши мне ударила звенящая тишина. Я обхватил афганчика за шею и с ужасом понял, что Крис не дышит. «Мы должны были похоронить тебя с Альбертом, а теперь мне придётся хоронить вас обоих», — пронеслось у меня в голове. Я не плакал, нет, слёзы просто не текли. Я элементарно застыл. Нужно было ехать на опознание. Морг находился в старинном парке. Меня встретил тот самый капитан Орлов — обаятельный высокий кареглазый брюнет, стройный, широкоплечий, спортивный и очень деликатный и вежливый.

— Здравствуйте, Ланс, — протянул он мне сильную ладонь, и я понял, что он удивлён крепким рукопожатием моей узкой ладошки. — Ваш друг умер у меня на руках. Он сказал, что Вы его ждёте, что у Вас умирает Ваша любимая собака. И ещё... — капитан немного замялся. — Я понимаю, это очень личное. Он просил передать Вам, что он очень любит Вас. Вернее, любил.

Было видно, что капитан, несмотря на свою явную традиционную ориентацию, довольно толерантен к геям.

— Как Вас зовут, капитан? — спросил я.

— Олег... Николаевич. Можно просто Олег, — представился тот.

— Спасибо Вам, Олег, — тихо сказал я. — Как это произошло?

— Он очень спешил к Вам и не вписался в поворот, — ответил капитан.

Затем было опознание. Я собрал всю свою волю в кулак. А когда санитар откинул простыню, я увидел спокойное лицо Альберта, его сомкнутые глаза, длинные ресницы, даже чуть заметный румянец на щеках, как будто он жив, вот сейчас откроет глаза и скажет: «Пойдём домой! Нас там Крис ждёт». Но нет. Не откроет. Не скажет. И Крис уже не ждёт... Знаешь, Альбина, они и похоронены в одном месте. Криса мы с родителями кремировали и похоронили урну с его прахом в одной могиле с Альбертом, на Троекуровском кладбище. Вот такая у меня история. Я даже не думал о том, что когда-нибудь обращу на кого-нибудь внимание и буду вот так сидеть в ресторане и даже улыбаться. Спасибо тебе за это, — Ланс опустил свои длинные ресницы.

— Не за что, солнышко. Наша встреча неслучайна, — проговорила Альбина.

— Знаю. Чувствую, — шёпотом ответил Ланс.

И вот их первая ночь. Альбина понимала, что эту ночь парень должен запомнить на всю свою жизнь. И хотя Ланс уже не был девственником, в эту ночь он терял невинность в гетеросексуальном плане, несмотря на то, что секс с Альбиной, учитывая её ориентацию и наклонности, нельзя было назвать традиционным. Её сильные, накачанные, но в то же время изящные руки ласкали юношу с такой нежностью, что Лансу казалось, что его душа отделяется от тела и летит к звёздам, кружится и замирает в Млечном пути наслаждения. Для неё не было запретных зон, запретных мест, запретных тем. Возможно было всё. Да, это был высший пилотаж!

Несмотря на свою изначальную ориентацию на парней, Ланс мечтал об этом, он мечтал о женщине её образа и подобия. При жизни Альберта они говорили на эту тему, и выяснилось, что тому тоже нравится такой типаж. Они не исключали даже шведской семьи с таким индивидом, но вот только при жизни Альберта этого так и не произошло. Это случилось с Лансом только теперь, и сейчас он был готов на всё ради Альбины. Но только ли сейчас, в данный момент, или вообще отныне? Вот в чём вопрос. А она, у себя на службе хладнокровный, жёсткий капитан, профи и спец, способный заткнуть за пояс не одного мужика, сейчас буквально взорвалась фонтаном нежности. Они резвились на широкой роскошной постели, Альбина покрывала его нежную грудь поцелуями, покусывая соски и опускаясь всё ниже и ниже. Дойдя до самого главного, она обхватила сильной изящной ладонью его напряжённое естество, приблизила к нему своё лицо и дотронулась моргающими ресницами до его нежной обнажённой головки, одновременно вводя длинный изящный палец в приоткрывшийся, уже готовый ко всему анус юноши.

— Пожалуйста... возьми меня. Я уже готов. Есть чем?

— Разумеется, — улыбнулась Альбина, доставая из ящика столика кожаный лиловый футляр.

— Страпон? — зарделся парнишка, догадавшись о его содержимом.

— Именно, — улыбнулась в ответ Альбина.

Ланс принял соответствующую позу.

— Оленёнок, — нежно прошептала Альбина, и это слово резануло Ланса бритвой по сердцу, ведь так называл его Альбертик.

«Ох, Альберт, Альберт! Ну почему тебя нет сейчас с нами?» — Артур подавил уже было готовый вырваться из него стон.

— Вспомнил его? — прочитала его мысли Альбина, уже ничуть его этим не удивив.

Он уже начал привыкать к тому, что общается с таким же паранормом, каким был Альберт и каким является он сам.

— Да, — честно ответил Ланс. — Как жаль, что его сейчас нет рядом с нами, вы бы понравились друг другу.

— Я в этом не сомневаюсь, но... Смерть самых лучших выбирает и дёргает по одному, — процитировала она Высоцкого.

— Ладно, моя Королева, не будем о грустном. Возьми меня! — и Ланс уже не удивился тому, что прелюдия Альбины оказалась не менее откровенной и нежной, чем в своё время ласки Альберта.

Альбина вошла в него осторожно, но вместе с тем решительно, и уже через минуту они потеряли счёт времени.

— Я кончаю, милая, — услышала она его приглушённый голос.

Попка юноши сокращалась, пульсируя.

Какое-то время они просто лежали рядом, наслаждаясь ароматом друг друга. От Альбины пахло «Ультрафиолетом», от Ланса — «Фаренгейтом». Оба аромата были в стиле унисекс.

— Можно, я сейчас попробую то, чего у меня ещё никогда не было? — прошептал Ланс, намекая на гетеросексуальный контакт.

— Конечно, солнышко, — и Альбина мягко перевернулась на спину.

Ланс начал покрывать поцелуями её не совсем женское тело с едва заметной, но в то же время крепкой и накачанной грудью, уделяя особое внимание соскам, опускаясь всё ниже и ниже. Его нежный язык скользнул в её промежность, и из груди молодой женщины вырвался стон. Никто из прежних любовников Альбины, несмотря на её далеко нехилый интимный опыт, не доставлял ей такого удовольствия. Куннилингус Ланса был нежным, слегка неопытным, но от этого только более прелестным и трепетным. Он вошёл в неё медленно, аккуратно, переживая и смакуя каждый момент коитуса. Затем они вместе набрали темп движений. Акт был долгим и страстным, и волна оргазма накрыла их одновременно. Потом они разглядывали друг друга, как будто только что увидели.

— А теперь, солнышко, — услышал Ланс страстный шёпот Альбины, — возьми меня сзади.

Ланс ожидал чего-то подобного. Он произнёс:

— Теперь оленица — ты.

— Именно. Я хочу тебя, — услышал он.

Альбина приняла соответствующую позу, открываясь Лансу. Парнишка скользнул языком в ложбинку между упругих ягодиц. Это был первый гетеросексуальный римминг Ланса, в котором он превзошёл сам себя, и когда пульсирующий анус Альбины обхватил его юный эрегированный член, Ланс поймал себя на мысли, что наслаждение от этого контакта даже перекрывает даже некоторые моменты секса с Альбертом. Они кончили одновременно, улетев куда-то к звёздам. Его пепельная грива покоилась на её плече.

— Я... люблю тебя! — как гром среди ясного неба долетел до неё его прерывистый шёпот.

«Стоп! — сказала она себе. — Ты обрекаешь его на мучения, если не на гибель». Она чуть-чуть отстранилась от него, её глаза вспыхнули фосфоресцирующим огнём, и она прикрыла их, чтобы не испугать парня, потом взъерошила его светло-пепельную гриву своими длинными фиолетовыми с серебристыми блёстками ногтями.

— Знаю, — грустно и почему-то немного хрипло произнесла она.

И нежно проведя ладонью по его пылающей щеке, Альбина добавила:

— Чувствую. Но... Не губи себя, мой милый, не надо. Ты хочешь в кабалу? Я ведь деспот. Мне надо или всё, или ничего.

— Для тебя я готов на всё!

— Знаю. Но дело не только в этом. Я одиночка, потому что ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх