Сероглазый

Страница: 5 из 5

прижал к своей щеке. Как же ты будешь без меня, малыш? Кто теперь тебя защитит и кто согреет твое тело и твою ранимую душу? Может было бы лучше тебя и вовсе не трогать? Тогда бы тебе не пришлось переживать этот ужас! Извини, не уберег я тебя. Ты так и не стал моим, мое солнышко, а вместо этого... Пусть это желание и эта боль останутся во мне навсегда. Я люблю тебя и никогда, никогда не забуду!

14. Саша

Что-то я тоже здорово поплыл. Надо же, втюриться в охранника. Кому сказать! И главное, полная безнадега! Оба друг друга любим и хотим, но делать-то что? Никто другой мне уже не нужен. Что сделать-то, скажи, родной, чтобы стать твоим? Я просто не могу без этого, ты мне нужен полностью!

Однако что-то у него произошло. Весь озабоченный, злится. Стал как-то особенно ласков и заботлив. Не к добру все это.

В один из дней он повел меня в медпункт. Я ничего не понимал, так как чувствовал себя прекрасно. Меня перебинтовали, уложили в постель и приказали симулировать избиение. Что-то новенькое!

Он был очень взволнован, ни на какие вопросы не отвечал, и только просил беспрекословно выполнять его требования. А потом он уехал.

Эти двое пришли ко мне на следующий день. Молча согнали меня с постели, пару раз двинули по ребрам и куда-то повели. Я знал, что ждать ничего хорошего после такого начала не приходится. Тем более в отсутствии моего охранника. Так и случилось.

Они завели меня в комнату свиданий, закрыли дверь на ключ. Первый же удар свалил меня на пол. От неожиданности я даже не успел защититься. Меня несколько раз ударили ногами. Стало очень больно, перехватило дыхание. За что же они меня так? Что я им сделал? Как больно! Что-то в голове совсем потемнело! Опять боль! Где ты, охранничек мой? Где ж твоя охрана? Скорее бы они кончали, а то сил уже нет. Кажется, все! Поднимают.

Я понял, чем все должно закончиться! Один из них возится у меня сзади, а второй вывалил свое хозяйство перед моим носом и разминает. Почему же я один, дружок, именно тогда, когда ты мне особенно нужен? Где ты? Почему меня бросил? Господи, какая боль сзади! Чем он там, поленом что ли? Сволочи! И именно тогда, когда я все это стал люто ненавидеть! Когда нужен только один, а он не вовремя исчез! Вот и рот заняли! Сволочь, я же задыхаюсь! Больно-то как! Неужели опять один?

Кто-то рвется. Дверь-то закрыта. А вдруг это он? А вдруг узнал, что мне плохо и пришел? Так не бывает! Это не сказка. Очень больно! Это они специально! За что?

Все-таки кто-то ворвался! Правда, с той стороны, со стороны решетки. Ничего не вижу! Может «эти» перестанут мучить на глазах у посторонних?

Это его крик! Это он! Он пришел! Погодите, гады, он до вас доберется! Что, испугались? Да, нет, снова начали! Ну, где же ты? По-мо-ги! Это опять его голос! Сволочи, перестаньте! Боль-то какая!

Что это было? Кто-то стрелял. А эти двое упали. Это он! Он их все-таки достал! Что-то в голове все плывет! Ты все же пришел, родной, ты уже здесь, значит все будет хорошо, все будет хорошо!

15. Виктор

Я знал, что без него будет тяжело, но не думал, что настолько! Все стало тускло и не нужно. Сама жизнь потеряла смысл. Что толку, что этих «девок» на каждом шагу, хоть отбавляй! И глаза пялят, бесстыжие! Вот только не надо никого и ничего. Все осталось там, с ним, с «сероглазым». Все желания и помыслы.

Я знал, что будет тяжело, но чтобы такая жгучая боль... Я думал, что смогу выдержать все, ради нас обоих. Надо только дослужить год, и я тебя обязательно найду. Умоляю, доживи и дождись.

Однако, не выдержал я. Я сбежал со службы уже через месяц. Ноги несли меня на старое место службы. Где ты? Почему не ответил ни на одно мое письмо? Жив ли и ждешь ли меня? Солнышко мое, я не буду к тебе приставать со своей любовью, если ты этого не хочешь. Я только буду рядом, чтобы защитить тебя, когда будет плохо.

Мне стоило большого труда пробиться в колонию. В медпункте был старый начальник. Он-то мне и рассказал, что «сероглазый» провалялся без сознания три дня. Потом еще неделю лежал на животе, уткнувшись головой в подушку, и молчал. К этому моменту подоспела амнистия. И уже через два дня он покидал колонию. Всех тогда поразил его отрешенный вид. Видимо, слишком сильной была психологическая травма от того насилия.

Нет, письма он не оставлял. Никому! А Ваше письмо ему передали. Куда уехал, никто не знает. Скорее всего, туда же, откуда взяли. Адрес? Петербург, кажется.

16. Саша

Здравствуй, мой дорогой дружок!

Когда ты проснешься, меня уже здесь не будет. Я уезжаю охранником в другую колонию. Это очень далеко, в Сибири! Так что придется тебе опять обходится без меня.

Я рад, что все обошлось. И у меня — не отдали под суд. И у тебя — ты жив и в общем-то здоров.

Прости, что мне не удалось уберечь тебя от беды. Не все получается в этой жизни. Да, и сейчас я оставил тебя одного.

Помни меня. Тепло от одной мысли, что ты где-то есть. Если когда-нибудь тебе будет трудно, позови — я приду.

Своего будущего адреса пока не знаю. Напишу через пару недель.

Виктор.

Я перечитывал его двести раз. Это было первое и последнее письмо от него в моей жизни. Я ждал письма еще неделю. Но его все не было. А потом была амнистия. А потом было четыре года неустанных поисков его следов. С нового места службы он дезертировал, как мне сказали. Куда он делся, никто не знал. Я искал его в Смоленске, на его родине. Я обшарил подмосковье, где его видели в двух-трех местах. Я завалил адресные бюро запросами, но все напрасно. Надо было возвращаться в Петербург, на родину, и обосновываться здесь уже надолго. Уже точно без него. И вдруг именно в Петербурге мелькнул его след. Последняя надежда. Было бы преступлением не попробовать в последний раз.

17. Виктор

Я искал его года два. (Порно истории) Официально искать было трудно — меня самого искали, а светиться я не мог. Все было безрезультатно. Да, и зачем я его ищу. Зачем я ему, да еще после стольких лет. Давно, наверное, завел семью, детишек — дело-то молодое. Так, для себя искал. Просто, чтобы еще раз увидеть. Ему я не интересен. Почти бомж, по крайней мере, живу и работаю нелегально. Пристрастился вот к мальчикам. Все с той злополучной колонии. Все бредил наяву, что это он, «сероглазый». Постепенно все стало стушевываться. Рана — зарастать! Навалилась какая-то апатия, все стало по-барабану.

И вдруг — такое. Защемило сердце. Он, конечно, меня узнал, нет сомнений. И убежал. Я все себе врал. Я до сих пор его люблю. И до сих пор он и есть цель моей жизни. Только он об этом никогда не узнает — догонять и искать я его не буду. Да, и так спасибо судьбе, что опять довелось встретиться. Прощай, родная душа, уже навсегда. Грей мне сердце дальше, дружок.

18. Саша

Я тщательно убрал квартиру. Я одел свой лучший костюм. Я заказал такси, которое осталось ждать у границы парка. Я медленно шел, оттягивая момент встречи. И последние сомнения бередили душу: а вдруг не пойдет? А вдруг я ему уже не нужен? Вдруг то, что я нес к нему через четыре года, ему уже не интересно? Не может такого быть, просто не может и все! Это будет слишком жестоко по отношению к нам обоим.

Я шел к нему навстречу. Когда-то он писал мне, что если будет трудно — позови. Мне трудно без тебя и я тебя зову. Только не откажись от своей клятвы!

Он видит меня. Он не отрывает от меня взгляда. Как много могут сказать глаза. Сначала в них искреннее недоумение. Потом надежда. Потом робкий вопрос. И наконец яростный ответ: ДА! ДА! И НАВСЕГДА!

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Мышь
    14 декабря 2013 23:43

    Я уже читала этот рассказ, на этом же сайте, но много раньше.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • xoxat
    15 декабря 2013 4:33

    Все может быть. Его мне прислал один знакомый попросил написать, добавить эмоций.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх