Теща по вызову

Страница: 1 из 4


Анжелика Сергеевна, женщина сорока лет, что называется, молодела с каждым годом. Ее яркая броская внешность подчеркивалась крутыми бедрами, переходящими в не утративший девичьей стройности стан, а полная натуральная грудь вызывала комплекс неполноценности у любой особы женского пола от 16 до 50. К тому же Анжелика следила за собой. Тут и диеты, и фитнес, и процедуры в недорогом, но качественном косметическом салоне. В общем, женщина приковывала к себе мужское внимание всегда и везде. Тем более что и одевалась она соответствующим образом — юбки, своей длиной или разрезом демонстрирующие длинные ноги, блузки, своим декольте позволяющие оценить аккуратную полноту груди, туфли или босоножки на шпильке, заставляющие голени быть чуть напряженными...

Если сюда добавить неброский макияж, лишь подчеркивающий пушистый веер ресниц, обрамляющий ясные глаза, черные дуги изящных бровей и полные чувственные губы, то становилось понятным — такая внешность дана не каждой голливудской звезде. И все это было в основном для нее самой. Дело в том, что Анжелика давно разочаровалась в мужчинах, считая их похотливыми козлами, шовинистами и еще бог знает кем. Иногда она встречалась с кем-либо, когда здоровый организм требовал своего, но эти встречи продолжались не больше месяца-двух, пока кавалер не начинал выводить Анжелику Сергеевну из себя либо втрескавшись в нее по уши, либо оказывая недостаточное внимание.

И когда ее дочь Оля, также обладавшая незаурядной внешностью, привела для знакомства своего молодого человека, Анжелика сразу прониклась к нему антипатией. Оля была восторженным существом, этакой умненькой блондинкой, сочетающей в себе сексапильность, умение влипать в различные ситуации, рассеянность и неистребимый оптимизм, но при этом нисколько не разбиралась в жизни. Это было видно по ее избраннику — высокому стройному парню, чернобровому, улыбчивому, с сильными руками и широкими плечами. В общем, кобелю, каких поискать мало. Анжелика не преминула сообщить об этом дочери прямо присутствии Саши. Но Оля тогда только рассмеялась, а Саша тонко улыбнулся и сказал: «Ну, зачем вы так? Ведь люди часто становятся такими, какими их хотят видеть!». С этого момента антипатия возросла до размеров холодной войны, а Анжелика только еще больше убеждалась в своих первоначальных выводах: она постоянно ловила взгляд Саши то на своей груди, то на стройных коленках, а то и в глубине декольте, особенно когда она наклонялась, например, поставить поднос с чашками для совместного чаепития. Однако Ольге уже исполнилось 18, а Саше и вовсе 25, поэтому запретить им встречаться Анжелика не могла. Да и не хотела — неизвестно, кто будет следующим, а этот хоть не пьет, прилично зарабатывает и не хам... Поэтому и на свадьбу мать дала согласие без особенного сопротивления, лишь сказав дочери: «Смотри, я тебя предупреждала!».

И вот теперь!..

Самое смешное, что Анжелика не помнила того, что привело к данной ситуации. Да, она позволила себе перебрать на вечеринке в честь своей новой должности и даже подозревала, что ее начальник добавлял в мартини с соком еще чего-то, что должно было помочь затащить ее в постель. Но она успела позвонить дочери с просьбой — забрать свою нетрезвую тушку. Как приехал зять, Анжелика еще помнила, а дальше был провал.

А еще позже начался кошмар. Сначала она пришла в себя в какой-то полузнакомой комнате, и лишь через несколько минут сообразила, что находится в гостевой спальне молодоженов под неярким ночником. Было стыдно и плохо. Хмель еще бродил в голове, но не избавлял от осознания того, что, обычно не злоупотреблявшая алкоголем, она предстала перед Сашей, главным своим врагом по жизни, в непотребном виде. Потом до слуха Анжелики донеслись страстные женские вскрики и размеренное хаканье мужчины. Ее дочь явно занималась любовью с зятем. Это было невыносимо! И прежде всего тем, как почти сразу поняла женщина, у которой два месяца не было мужчины, что ей и самой захотелось вот так повскрикивать под ладным умелым мужским телом. Как уже говорилось, Анжелика была еще не то чтобы пьяна, но и не совсем трезва. Рука автоматически поползла под одеялом между уже раздвинутых бедер, благо дочь раздела ее перед тем, как уложить в постель. Дотронувшись до чувствительных складок, женщина непроизвольно вскрикнула, практически в унисон с дочерью, заливавшейся за стенкой. Между ног все было влажным, и наманикюренный пальчик легко проник в щелку. Женщина начала иметь себя, машинально подстраиваясь под ритм за стенкой. Удовольствие, доставляемое самой себе, было явно недостаточным. И тогда вторая рука оказалась там же, где уже орудовала первая. Анжелика добавила к поступательным движениям пальчика в щелке ласкающие прикосновения к уголку и клитору. Ох, это было хорошо! Головка откинулась назад, упираясь в подушку, подбородок устремился в потолок, а бедра приподнялись, словно для того, чтобы пальцам было сподручнее ублажать набухшие желанием нижние губки и проникать на всю глубину внутрь. Звуки, вырывавшиеся из горла, были все менее сдержанными, ведь не было особенной нужды стесняться — дочь вскрикивала гораздо громче и полностью в том же ритме, что и мать.

Когда прекратились стоны в соседней спальне, Анжелика, оглушенная собственными чувствами, пропустила. Пик был уже совсем близок, когда вдруг приоткрылась дверь, пропуская в тускло освещенную комнату яркий свет. Застигнутая врасплох женщина едва успела опустить попку на постель, сдвинуть бедра и прикрыть свою большую упругую грудь с затвердевшими до боли сосками. Уф, едва не опозорилась перед дочерью, мастурбируя на принадлежащей молодым супругам постели! Но вообще-то стучаться надо! Разозленная неудовлетворенным желанием и бесцеремонным, как ни крути, вторжением в спальню, Анжелика приподняла голову над подушкой и в шоке застыла. Это была совсем не ее дочь! Это был зять! И в каком виде! Полностью голый и с внушительных размеров эрегированным членом! Саша криво усмехнулся:

— Я специально приберег для вас, мама! — и кивнул на свое здоровенное достоинство, гордо восстающее из густой поросли внизу живота. — Или вернее, для тебя, Анжелочка...

Происходящее настолько не укладывалось в голове, что Анжелика только хлопала глазами, когда зять преодолел расстояние до кровати и навалился на нее, мигом стянув одеяло до бедер и уткнувшись носом между упругими сиськами. Сильные мужские руки одновременно сжались на шарах грудей и принялись их беззастенчиво мять. Прежде всего между ног взорвалась маленькая бомбочка, ведь факт того, что ее прижало к постели живое мужское тело, никто не отменял, а в ее состоянии это было как раз то, что нужно. «Игрушечный» оргазм немного отрезвил женщину, хотя и не до конца, между бедер все так же полыхал пожар. Спокойствию отнюдь не помогало и то, что мужское тело принадлежало молодому парню, который был очень хорош собой, и к тому же, целуя ее в ложбинку между грудей, страстно тискал их, постоянно задевая набухшие столбики сосков. Но она же не трепещущая первокурсница, соблазняемая первым парнем на общаге!

Трезвые мысли, не смотря ни на алкоголь в крови, ни на возбуждение, текли холодно и отстраненно. Дикая выходка зятя только подтвердила худшие опасения о его женолюбии, но и скандал затевать не хотелось. Лучше уж такой, чем забулдыга или тиран.

Анжелика тоном, который мог заморозить небольшое озерцо, произнесла:

— Пошел вон, мерзавец!

Она не сделала попытки сбросить с себя зятя, продолжая лежать, как ни в чем не бывало, но знала, что такой ледяной тон остановит любого мужчину, в каком бы состоянии он не находился. Это помогло и на этот раз.

Саша отстранился, сев на край постели рядом с женственным бедром, и усмехнулся:

— Что ж так неласково-то?

Анжелика и не думала накрываться сбитым одеялом — и жадный взгляд молодого мужчины, почти осязаемо шаривший по ее грудям, и чувство маленькой мести подонку, ведь зрелое,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (38)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21454
2
26 мая 2015
4
 
наверх