Дикая жизнь

  1. Дикая жизнь
  2. Дикая жизнь. Окончание

Страница: 1 из 14

Жить в однокомнатной квартире семье из трех человек очень неудобно и тесно. Особенно, если еще недавно они жили, как теперь кажется, просто в гигантской, трехкомнатной квартире и у Ани, тогда еще шестнадцатилетней девушки была своя комната. Тогда она не придавала такой роскоши особого значения, но теперь, спустя полгода, в маленькой съемной квартирке, с еще совсем нестарыми родителями, оккупировавшими единственную комнату, а ей любезно выделившими раскладушку на кухне... Впрочем такое удаление не способствовало иллюзии относительно их ночного времяпровождения, что мешало спать и сильно раздражало.
Ей казалось что ее обделили, превратили в изгоя. Анюта хотя и была в курсе межполовых отношении, но не понимала собственно что в этом такого что ее превращают в домашнего изгоя лишь ради того чтобы они могли весело провести время наедине. До недавнего времени Анюте было грех жаловаться на жизнь. Родители ее зарабатывали неплохо, не мажоры, но хватало что бы дочурка не чувствовала себя нищенкой в школе. Но все закончилось в один прекрасный день, когда они узнали что их «горячо любимый» дядя, брат отца, умудрился продать их квартиру. Квартиру, на которую родители не один год гробили здоровье, работая на севере еще до рождения дочери.

Как ему это удалось, теперь занимаются соответствующие органы известные своей неторопливостью и поистине конфуцианским мировоззрением. Из квартиры их попросили «добросовестные покупатели». А львиная доля былого достатка родителей теперь съедала оплата съемного жилья и судебные расходы. Вдобавок еще дорогостоящее содержание кобеля породистой овчарки по кличке Дик. Исход дела не оставлял сомнений что жилье вернут, только открытым оставался вопрос — когда... Но этих причин было достаточно чтобы родители вдруг резко перестали потакать любым прихотям любимой дочурки. И это было обидно, Анюта умом понимала что родители в общем то не виноваты, но все равно было обидно, просто обидно... что ей не могут купить модный костюмчик с сумочкой, что родители не смотря на такую трагедию все равно не унывают и совершенно ей не сочувствуют. а еще... о ужас!! начинают вспоминать: а у нас в твоем возрасте... не было сотового, не просто нового, а вообще сотового (а также костюмов, отдельной комнаты, компьютера... и тд) это опять же раздражало и злило. До кучи еще новая и модная школа, возле новой квартиры, с совершенно непонятным и дурацким графиком, где на занятия по какому то новому веянию было к десяти и учились в одну смену.

Лучше бы она по прежнему ездила в старую, которая хоть и на другом конце города, но зато родная и привычная. Она пыталась об этом поговорить с родителями, но они не понимают... Но при этом имеют наглость утверждать что они все понимают, что последний год в школе... что все незнакомые... и одноклассники и учителя... что тяжело... На самом деле они не понимают, ничего не понимают... А подруги? А парни на которых она строила планы? Весь ее мир рухнул! А еще взвалили все заботы по уходу за Диком, этой здоровой зверюгой, и эта сволочь также пыталась оккупировать и без того крохотную кухню, явно подозревая что Анюта по ночам покушается на его миску. Все попытки выпихнуть его в прихожую, на его законное место ни к чему не приводили. А запах даже от ухоженной собаки, явно не аромат фиалок, что также совсем не способствовало спокойному сну и миру в неспокойной душе Анюты.
Однажды, темной январской ночью, она проснулась от небезуспешной попытки Дика протиснуть свою немаленькую тушку в маленькое пространство под раскладушкой.
— УУУ, тупая псина!!! мысленно взвыла она. Это было уже не первый раз.

Еще маленьким щенком, Дик, с попустительства хозяев, приобрел привычку обитать под кроватями, и не считал изменившиеся с тех пор размеры серьезным обоснованием для изменения своего образа жизни. Распластавшись подобно черепахе, он каким то удивительным образом умудрялся забираться под кровать. Если раньше, с кроватью, это не доставляло особых проблем, то теперь, с раскладушкой, эта его привычка просто выводила из себя. Мало того что Дик обрывал сон всегда на самом интересном месте, так еще и приходилось подниматься чтобы выпихнуть его оттуда, спать дальше просто не представлялось возможным так как из-за его тушки середина раскладушки выпирала вверх и Анюта чувствовала себя лежащей на мини дыбе. А если дело было утром то вообще капец, отец как то кликнул его из комнаты, так этот мастодонт выскочил так, что отшвырнул в сторону и раскладушку и лежащую на ней 40-килограмовую девчушку. Тогда она сильно ударилась о столешницу стола, откинутую к стене, получив неслабый синяк под глазом. И поэтому приходилось вставать, прерывая сладкий сон, поднимать раскладушку и выпинывать эту мерзкую тварь, чтобы получить еще несколько часов сна. А если в это время за стеной слышались скрипы и стоны, то приходилось терпеть, сворачиваться в клубок, на боку раскладушки или еще как то извращаться чтобы устроиться поудобнее.

А псина быстро сообразила что когда за спиной шумят из под раскладушки не гонят, и стала выбирать именно это время. Так было и в этот раз. За стеной скрипы и стоны, а псина под раскладушкой. Анюта лежала и пыталась медитировать и унять кипящую в душе злость на весь мир которые не дает ей просто поспать.
Спокойствие, просто спокойствие... Анюта мысленно все повторяла мантры, но пока не помогало. Я бабочка, цветочек, водный поток... Мне спокойно... Мне хорошо... Очень хорошо... Вдруг как то, совершенной неожиданно для себя, она поняла что ей на самом деле хорошо, более того, что ей эти звуки интересны. Почувствовала внутри себя какой то подъем. В памяти вдруг начали всплывать порнофильмы которые она смотрела из любопытства. Тогда они ее не впечатлили, но сейчас, вдруг виденные сцены начали накладываться на звуки из соседней комнаты и ей вдруг похорошело, кровь прилила к груди и между ног защипало. Она просунула руку между ног и почувствовала что там мокро. Для нее это были совершенно новые ощущения. Она начала гладить себя по всему телу под аккомпанемент звуков из соседней комнаты. Но вдруг звуки кончились, она продолжила себя гладить, но к ее сожалению волшебство пропало.
Утром ей было почему то стыдно смотреть в глаза родителям. Ей казалось что ночью было что то нехорошее и запретное, и было очень стыдно признаваться самой себе что ей это понравилось и более того... хочется еще!
С недельку она ходила загруженная тяжелыми думами и переживаниями о своем падении. Она знала что это называется мастурбацией, родители давно пытались ненавязчиво просветить ее в половых вопросах, но у нее возникло ощущение что это что то нехорошее. Вообще такое ощущение возникало у нее давно, еще в обсуждении с подругами различных пикантных вопросов. Аня никогда не разделяла горячего интереса подруг к межполовым отношениям. Мальчики конечно ее интересовали, но дальше чем «ах какая лапочка» не заходило. В то время как некоторые из подруг успели расстаться с девственностью, Аня по прежнему оставалась совершенно равнодушной ко всем различным половым вопросам. Но теперь стало иначе.

Ночью, когда Дик будил ее во время секса родителей, она сворачивалась в клубок и затыкала уши берушами. Теперь ее тяготили эти горячие, ночные переживания. И даже пообщаться было не с кем на эту тему. Близких подруг в новой школе после переезда не было, а ехать к старым далеко, на другой конец города, по телефону такое не обсудишь, по скаипу тем более. Анюта была продвинутой девушкой и знала про то, что разговоры в компьютере сохраняются, а папа ее хоть и не гении хакерства, но кое что в этом деле понимает и есть вероятность, что может наткнуться на то, что она хотела бы скрыть. Да и не настолько близкие подруги были, как оказалось со временем. Быстро выяснилось что они общались с ней лишь ради мальчиков, которых стаями влекло к Ане, но так как она всех динамила, они быстро переключались на подруг, чем те с радостью и пользовались.
Как то, сидя на скучном уроке и ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (47)

Последние рассказы автора

наверх