Вика. Часть 4

  1. Вика. Часть 1
  2. Вика. Часть 2
  3. Вика. Часть 3: Первое наказание
  4. Вика. Часть 4

Страница: 3 из 6

у меня из глаз, произнесла:

— Теперь пойдем к двери.

У двери она приказала встать и закрыть ее. Выполняя приказ, я увидела, что в верхних углах двери были вделаны кольца, прикрученные через железные пластины. На кольцах были приделаны ремни. Эльвира Сергеевна приказала повернуться, и встать к двери подняв руки. Я встала, как было приказано, подойдя сначала справа, она зафиксировала мою руку, потом слева. Я сразу ощутила, как петля из шершавой кожи, стала впиваться в мои запястья. Когда Хозяйка зафиксировала обе моих руки, получилось, что меня вытянули вверх, и я стояла на цыпочках. Выйдя, на минутку, из комнаты она быстро вернулась, держа в руке широкий полуовальный предмет, вчерашнюю плеть, тонкий бамбуковый прут и еще длинный черный кожаный хлыст. Все это, кроме овального предмета, который быстро засунула между моим телом и дверью, она бросила у моих ног. Получилось так, что мои сиськи, были выпячены вперед. После этого она закрепила мои ноги за кольца внизу двери, такими же ременными петлями. Осмотрела, как бы любуясь сделанным, повернулась и пошла, ужинать к своему креслу. Все время ужина я стояла именно в приданной мне позе и ожидала думая, что же будет со мной дальше. А моя хозяйка медленно ела, смакуя еду. Встала, беря бокал и наливая вино. А я смотрела и пыталась угадать, что будет со мной. Закончив, она включила звук телевизора как можно сильней, покурила и только потом, со словами «пожалуй, приступим» подошла ко мне. Первым в ее руках появился прут. Ударив им по воздуху передо мной и заставив меня испугаться и напрячься, стала касаться, им меня в разных местах, чуть надавливая. Это не было так больно, как порка, но когда тонкий конец прута проникал под мокрую одетую на меня ткань, начинаешь ощущать себя очень беспомощной, а он уже либо проникает под мокрую ткань моих трусов, либо проходит по рубцам и шрамам, оставленных вчерашней плетью, заставляя вздрагивать напрягать. Я пыталась отследить его путь, но ее движения были такими быстрыми, что я быстро потеряла ориентацию. Видя это, она плотно подошла ко мне, шлепнула по подбородку ладонью и произнесла:

— Открой рот, дрянь.

Когда я открыла его, она приказала высунуть язык. Оставив меня стоять так и подойдя с другой стороны, подняла прут, сунув мне его в рот поперек.

— Если закроешь рот, или уронишь прут, я начну наказание с самого начала.

Сделав несколько шагов, как бы танцуя, назад она наклонилась, подняв кнут, хлестанула им по воздуху, заставив меня вновь напрячься. Она остановилась, немного расставив ноги, когда напряжение у меня, стало спадать, качнулась вперед, двинула рукой в том же направлении, выкидывая длинный конец кнута в мою сторону. Свист. Сначала я почувствовала, как с мокрой ткани, вода в области лобка, потекла по телу. А потом пришла обжигающая боль. Дернув челюстями, я взвыла. Возвращенное жало кнута метнулось вновь, уже обжигая болью правую сиську, потом помчалась вниз, и снова по левой груди сильно и больно. Я уже не могла удержаться, и закричала очень сильно уронив прут. Хозяйка остановилась, и с улыбкой на губах, подошла ближе.

— Я вижу тебе, проблядушке, все это нравится?

С этим она подняла прут, опять заставила открыть рот и вытащить язык, и опять положила прут на место, где он был.

— Коль ты так решила — я начинаю снова.

Теперь удары сыпались, по разным местам моего тела, с меньшими паузами, я только выла при каждом ударе, и плакала. Она порола, приговаривая:

— Я тебя, сука такая, научу слушаться меня. Научу выполнять мои приказы. Я тебя, блядь такая, отучу хитрить.

Порка завершилась, когда мне немного оставалось до потери сознания, а мои трусы и лифчик были превращены в лохмотья. Отбросив кнут, она подошла ко мне, взяв, одной рукой, оставшиеся целыми, бретельки подтянула их вверх. Левая ее рука опять прошлась по сиськам, причиняя мне боль. Они были, иссини красными.

— Я думаю, что ты, дрянь такая, этот урок запомнишь надолго.

Убрав прут из моего рта, она освободила меня от ремней. Приказав мне пройти несколько шагов нормально. Так как я долго стояла на пальцах, идти мне было очень сложно. Но последовал приказ встать на четвереньки.

— Быстро, сука такая, меня благодарить за воспитание!

Я поползла к ней, плача и трясясь всем телом. Мне надо было только до полсти до нее и не упасть, и больше не прогневать свою Хозяйку. Мне не хотелось, чтобы еще раз было больно. Я целовала ее горячую руку. На двадцатом поцелуе она спросила меня.

— Ну что будешь меня слушаться?

— Да — ответила я.

— Не будешь больше хитрить?

— Нет — глотая соленые слезы, ответила я.

— Молодец! — подбодрила она меня.

— Запомни. Я давно занимаюсь воспитанием таких, шлюх, как ты, как Лида. И все знаю о вас, поэтому советую тебе, никогда так не делать.

В эту минуту ее голос казался мелодичным и величественным. Потом последовала команда «Стоп».

— Сними себя эти обноски, эту рванину. — Приказала она, разводя ноги и кладя их на подлокотники.

— Быстро! Я жду — сказала она, показывая рукой на свою пизду.

Закончив обслуживать ее, я была чрезвычайно возбуждена и лелеяла надежду, что мне дадут кончить. Но, чуть осипшим голосом, Хозяйка произнесла:

— Не жди! Члена ты сегодня не получишь. Можешь идти домой. Завтра ты придешь на полчаса раньше, чем сегодня, на тебе будет юбка и блузка.

Вторым ярким событием, которое произошло на следующий день, это посещение того места, где готовили к презентации Лиду. Я не знаю, зачем мне это показали, возможно, хотели просто доломать меня. Вернувшись раньше, Хозяйка приказала одеться, после чего сказала:

— Мы едим навестить Лиду. Посмотрим, как у нее дела, и на сколько, она готова. Я быстро одела, рабочую одежду, в которой мне приказано было быть, сверху плащ и шарф, и пошла за Хозяйкой. В низу нас ждала машина с водителем, в которую мы обе сели на заднее сиденье. За то, что я не прошла вперед, и не открыла дверь, пропустив хозяйку, я услышала много выговоров от нее, и очередную пощечину. Опять чувство стыда от того, что водитель и прохожие на улице, могли видеть как, она со мной обращается, опять вызвало проявление румянца на моем лице, и положило начало легкому возбуждению. Когда мы уже сидели в машине я, как было мне объяснено раньше, победив свою стыдливость, наклонилось, над ее правой рукой и поцеловала ей ее, чуть вызвав маленькое замешательство в ней самой. Машина, тронувшись с места, поехала по направлению загород, по вечернему осеннему городу. Ехали чуть больше часа, со многими поворотами и как только машина вышла за пределы, городского пейзажа и, проехав по пригороду, около минут трех, свернула в большие ворота. Сквозь, за тонированные окна, я видела, что местность, куда мы приехали, очень походила на двор городской или районной больницы, с такими серыми и желтыми корпусами.

Машина, сделав пару поворотов по этому двору, остановилась у одного серого панельного корпуса. Я быстро вышла, открыла дверь со стороны, где сидела Эльвира Сергеевна, пропустив, свою Хозяйку вперед пошла за ней. Дойдя до алюминиево-стеклянной двери и нажав на звонок, стали ждать. Через минуту дверь открылась, впуская нас внутрь. Открывший дверь, маленький толстенький мужичок, с бесцветным лицом и двумя поросячьими глазками, даже не спросил, кто мы и куда идем. Эльвира Сергеевна была молчалива и через чур, сосредоточенной, и как бы в раздумье она взяла меня за руку своей горячей и сильной рукой и повела к лифту. По лифтовым дверям и дверям кабинетов, которые мы проходили мимо, я понимала, что мои догадки, о том, что мы, находимся на территории больницы, очень верны и правильны. Пройдя по длинному коридору этажа, на который мы приехали, опять остановились перед алюминиево-стеклянной дверью, где Эльвира Сергеевна постучала по стеклу пальцем три раза. На стук дверь открылась, на пороге стоял мужчина двух метрового роста, очень ярко одетый.

— Здравствуй Али! — своим строгим голосом произнесла ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх