Не потеряй веру в тумане

Страница: 11 из 18

даже не понимает, что лежит головой на ее коленях. Просто закрыл глаза и спит дальше. Она берет в ладони его голову, осторожно опускает на лавку, оправляет юбку, садится в машину и уезжает.
— Черт возьми, — раздраженно хлопает рукой по рулю, — вот говорила мне мама: «Дура ты, Света. Всегда попадаешь в неприятности». Так и есть. Называется, просто мимо проходила.

Новенькая спортивная машина, взвизгнув тормозами, разворачивается на пустой дороге и женщина едет обратно, в душе надеясь на то, что лавка окажется пустой. Но он так и лежит в той же позе, в которой она его оставила. Начавшийся снег медленно засыпает странного мальчишку, покрывая темные волосы белой паутиной.
— Вставай, придурок, — Света раздраженно пихает его в бок, — замерзнешь ведь.
Он не хочет просыпаться и открывать глаза, но женщина бьет по щекам, заставляя очнуться. Она громко кричит и обзывает обидными словами.
— Вставай, алкаш, сдохнешь ведь!
Мальчик смотрит на нее мутным взглядом, отмахивается: «Уходи», пытается лечь на лавку снова. Ему мешает пакет с продуктами, и он неожиданно просыпается, испуганно прижав его к груди.
— Ну, наконец-то, — облегченно вздыхает она, — пошли быстрей.
Не давая опомниться, с силой поднимает мальчика с лавки и ведет в машину. Заталкивает на заднее сиденье, садится за руль и резко газует. Едет, поглядывая в зеркало заднего вида, где отражается нахохлившийся силуэт. В тепле машины подросток пьянеет еще больше и бухается носом в сиденье.
«Хоть бы не заблевал, — запоздало спохватывается она, — надо ж было так напиться».

Кроя себя последними словами, затаскивает мальчишку на третий этаж и сгружает в угол прихожей. Сняв шубу, присаживается на корточки и трясет бессознательное тело за куртку.
— Ой-ой-ой, — он очухивается от того, что голова больно бьется о стену, — не надо больше.
Сергей открывает глаза и видит перед собой очень красивую и злую молодую женщину. Оглядывается по сторонам, замечает чужую квартиру, удивленно смотрит на хозяйку.
— А вы кто?
Света поднимается на ноги:
— Это ты меня спрашиваешь? Я тоже самое у тебя хочу спросить. Ладно, раздевайся. Переночуешь здесь, а утром решим, куда тебя сдавать.
Снимает с него на удивление добротную куртку, морщится от отвращения при виде грязной рубашки.

— Нет уж, — решает окончательно, — дальше сам. И быстро в ванную. Тряпье — в угол, чтобы не воняло.
Он послушно раздевается, ничуть не стесняясь. Ошарашенная женщина наблюдает, как с мальчишеских бедер сползают трусы.
— Ты что, совсем с ума сошел? Марш в ванную.
Мальчишка подхватывает свое барахло и бежит в ванную, сверкая ягодицами.
Проследив, как за ним закрывается дверь, она обыскивает куртку, надеясь найти хоть какой-то документ. Что-то же у него должно быть. Но карманы абсолютно пусты, а в магазинном пакете только продукты.
Если бы Света была повнимательней, то обнаружила бы под подкладкой куртки бумажник, нож, завернутый в газету, и золотую печатку с выгравированным скорпионом.

Когда Сергей опускается в горячую воду, давно забытое наслаждение разливается по телу. Лежит долго, закрыв глаза и изо всех сил стараясь не уснуть. Включает душ, поливает голову, подставляя под обжигающие струи лицо. С удовольствием мылится, смывает грязь, набирает воду заново. До тех пор, пока не чувствует, что кожа скоро треснет от мочалки. Не хочет вылезать из ванной. Так и лежал бы, чувствуя, как уходит из тела холод осенних ночей, разгоняется кровь по венам, а съежившееся естество вновь обретает силу.
«Да что он там, совсем смылся, что ли? — думает хозяйка. — Вещи надо бы выкинуть, заразу еще какую принесет».
Накручивая в себе злость и раздражение, накрывает на стол. С грохотом бросает вилку, с громким стуком ставит тарелку с яичницей.
— Спасибо, — слышит от входа.
Слава Богу, он не догадался надеть свои тряпки и сейчас стоит в халате ее погибшего мужа, опираясь рукой о стену.
«Какой высокий, — подумала она, — чуть ли не с моего Колю ростом». Блестящие волосы лежат на плечах темными волнами, мокрая бахрома ресниц вокруг глаз — невинных и бесстыжих одновременно. Женщина, потерявшая мужа два года назад, краснеет, как девочка.
— Садись ужинать, — она прячет смущение за ворчанием.
Ему не нужно повторять дважды. Женщина с удивлением замечает, что мальчик умеет пользоваться столовыми приборами; ест аккуратно, хотя видно, что голоден. Света закуривает, стоя у окна и ждет, когда он доест.
— Ну, рассказывай, давай. Кто? Откуда? Почему? Или думаешь, что я тебя на ужин пригласила?
Когда подросток заканчивает рассказ, время на часах переваливает далеко за полночь, а она выкуривает уже пятую сигарету. Нервно тушит окурок в пепельнице, разгоняет рукой дым и садится напротив него.

— Только что придумал?
Но сама в это не верит. Как-то сразу понимает, что он не врет. Чтобы такое придумать, нужно быть либо прекрасным актером, либо писателем. Ни на того, ни на другого ее странный ночной гостьне похож.
— Спать иди, — устало говорит ему, — я на кресле постелила.
Сергей кивает и отправляется в комнату. Света же набирает номер сестры, выслушивает в трубку все, что может сказать дорогая валютная проститутка в два часа ночи, и останавливает ее одной фразой:
— Заткнись.
Катя затыкается сразу же и начинает внимательно слушать. Через несколько минут Света чувствует, что телефонная трубка готова взорваться.
— Светка, ты полная дура! Гони его в шею. Это же уголовник самый натуральный. А если он тебя ночью пришьет?
— Скажи мне только одно, — перебивает ее сестра, — это может быть правдой? Ну, то, что он рассказывал про того мужика, которого убил.
— Да не убил он его, — отвечает Катя, — если б убил, все на ушах бы стояли. Выжил тот извращенец. Гарик ему денег отсыпал.
Света понимает, что если это правда, то и все остальное тоже. Катька придумывать не станет.
— Светка, — слышит она в трубку, — его Гарик ищет. Он хочет, чтобы пацан отработал то, что на него потрачено. Если он попадет Гарику в лапы... Короче, сеструха, я сейчас приеду. У меня сегодня выходной.

Света пытается отказаться, но получается не слишком убедительно. Она, и вправду, хочет, чтобы Катя приехала, потому, что та из другого мира. Того, который сейчас празднует победу — мира шальных денег и призрачной свободы. Варит себе кофе, который достала по большомублату, закуривает очередную сигарету, хотя от дыма уже тошнит. Смотрит в окно на снежную пелену, покрывающую город сказочным кружевом.

Катька не звонит, а скребется в дверь. Появляется на пороге, прихожая тут же пропитывается ароматом дорогих духов. Чмокает в щечку, трется носом об нос, сует в руки пакет.

— Держи, сеструха, тебе подарок.

В пакете латвийское нижнее белье и несколько пачек дорогого чая.

— Показывай постояльца, — приступает к делу, — любопытно взглянуть: кто же довел нашего выдержанного Гарика до белого каления.

В комнате несколько минут смотрит на Сергея. Осторожно убирает упавшие ему на лицо волосы.

— Да, хорош, зараза.

Поднимает полу халата и заглядывает под нее. Света краснеет и бьет сестру по руке.

— С ума сошла, больная.

— Да ладно, че ты, — оправдывается Катька, — интересно же. Нашла у него что-нибудь?

Света мотаетголовой.

— Искать не умеешь. Пошли.

В прихожей тщательно ощупывает куртку, отстегивает подкладку.

— Заметная вещица, — Катька крутит в руках печатку, — штучная работа. Повезло сопляку, что не скинул пока. Народ уже в курсе. И тот педик, которого он бутылкой оприходовал, дюже ждет встречи с ним. Какая-то приезжая шишка. Потому Гарик и бесится.

Света пересчитывает деньги в бумажнике. Выходит довольно приличная сумма.

— Что же с ним делать? — спрашивает она сестру.

Катька закуривает, пускает в потолок забавные колечки дыма и рассуждает:

— В ментуру? Ну, пришьют ему «попытку убийства», испоганят пацану жизнь и забудут. ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх