Не потеряй веру в тумане

Страница: 15 из 18

но сдерживается.

— Слышала, — говорит она, ставя чашку на стол, — у тебя неприятности.

Гарик ухмыляется.

— Не то слово, птичка. Как же я так пролетел с этим сорванцом? С моим-то опытом.

Она корчит сочувственную гримасу, думая про себя: «Так тебе и надо, старый козел. Скольких пацанов сгубил».

— Вот, — продолжает гость, — похоже, последние деньки на свободе хожу. Решил навестить мою любимую рыбку на прощание.

Хлопает по подлокотнику, приглашая сесть. Катя послушно устраивается рядом и запускает руки в его седые волосы. Гарик развязывает пояс халата, под которым ничего нет, и прижимается лицом к ее животу. Пересаживает девушку на колени, спускает одежду до локтей. Проводит руками по бронзовым плечам, ладонью раздвигает ее бедра. Катя откидывает голову и возбужденно дышит.

— Шеф, — охранник так и стоит у шкафа, как будто не человек вовсе, а какая-то машина, — гляньте-ка, что нашел.

Гарик отрывается от девушки, морщится от легкой досады и переводит взгляд на борца.

— Что, Степан? Что?!

На указательном пальце борца тускло отсвечивает выгравированный скорпион. Катя понимает, что у нее неприятности. Черт возьми, ювелир задержался с возвращением до пятого числа. Она не успела скинуть печатку и опрометчиво положила ее в вазочку. Правильно сестра говорила: глупость и жадность ее погубят. Гарика не было слишком долго, она забыла про осторожность.

— Ничего не хочешь мне сказать? — с нарочитым спокойствием спрашивает он.

Девушка рвется с его колен, но он железной хваткой усаживает ее обратно. Она хочет поправить халат, но сутенер не позволяет. Одним движением раздевает ее полностью, встает с кресла и она падает на ковер. Лежит на полу, сжимается от страха в комок.

Гарик подходит к Степану, берет у того из руки печатку.

— Ты только посмотри на эту тварь, — говорит он сам с собой, не обращая на нее внимания, — я чуть с жизнью не распрощался. А эта сучка прекрасно знает, где ублюдок и молчит.

Гарик присаживается на корточки перед голой Катей, берет пальцами за подбородок, больно сжимает.

— Сама скажешь, или нужна помощь Степана?

Девушка бросает испуганный взгляд на телохранителя, Гарик с удовлетворением понимает, что она на все согласна.

— Ну, что скажешь? — спрашивает у Степана, когда Катя заканчивает говорить.

— Главное, избавиться от этого сопляка.

— Я тоже так думаю. Ну что ж, дело за малым: выловить пацана, упаковать, и отправить дяде в подарок. Пусть старый педик потешится.

Гарик вспоминает про хозяйку квартиры, внимательно смотрит, от страхаона отползает к креслу и подтягивает колени к груди.

— А знаешь, Степа, — он улыбается, — я решил тебя премировать. В честь Нового Года, который так удачно начинается.

Катя понимает, о чем он говорит и ей становится страшно.

— Гарик, ты обещал, — смотрит на него умоляющими глазами.

— Я? — он кажется удивленным. — Кэт, давно пора понять, что таких слов, как «обещание», в моем лексиконе нет. Обещают только слабаки, я — делаю.

Сутенер берет чашку с остывшим кофе, закуривает сигару.

— Придется потерпеть, дорогая. Степан не так хорошо воспитан, как я, и предпочитает... специфические удовольствия.

Телохранитель улыбается, расстегивает ремень и подходит к девушке. Гарик садится в кресло напротив.

— Кэт, ты не будешь возражать, если я налью себе чего-нибудь?

Первый глоток он делает, когда телохранитель взмахивает ремнем. Затягивается ароматным дымом под громкие крики.

— Не переборщи, — советует борцу, — она нам пока живая нужна.

Степан бьет металлической пряжкой по вздрагивающей спине. Когда-то Гарик вытащил его из тюрьмы, где борец сидел за убийство такой же проститутки. Не рассчитал силы, дал волю эмоциям. Сутенер знает о его пристрастиях, часто пользуется ими, если нужно кого-то наказать. Вот как сейчас. Телохранителю этого хватает, а Гарик внимательно следит, чтобы тот не переходил границу.

Когда Катя теряет сознание, озверевший Степан сдирает с себя одежду. Гарик смотрит на происходящее немигающими глазами.

Телохранитель кончает, по-звериному рыча, кусая девушку за плечи; сутенер расслабляется, с тихим стоном откидывается головой на спинку кресла.

— Великолепно, — говорит он, — давай, приводи в чувство эту шлюху.

Степан одевается, наклоняется над бесчувственным телом, вглядывается в лицо.

— Жива, шеф.

Борец с силой бьет девушку по щекам, ее голова мотается из стороны в сторону. Катя приходит в себя, открывает глаза, они сразу наполняются ужасом. Всхлипывая, девушка отползает в угол. Утыкается головой в колени и тихо рыдает. Степан бросает ей покрывало, она заворачивается в него с головой.

— Прости, — говорит Гарик, — но ты сама виновата.

Наливает в бокал вина, подносит ей, заставляет выпить.

— Звони сестре; скажи, что сейчас приедешь. Привезешь ей и мальчишке подарки. И без фокусов, Кэт. А то Степе иногда одного раза бывает мало.

Треплет ее по щеке и протягивает телефонный аппарат.

Света длинным ноготком рисует на груди Сергея забавные рожицы. Он долго терпит щекотку, но потом встает и наливает им шампанского.

— Ты скучаешь по матери? — спрашивает она.

— У меня не осталось ни одной ее фотографии. Была в паспорте, который сгорел. Я даже не знаю, где ее тело.

Сергей сидит на краю дивана спиной к ней, смотрит в противоположную стену. У Светы на глаза наворачиваются слезы.

— Все это было, как не со мной, — продолжает он спокойным голосом, — словно во сне. Или как будто кино посмотрел.

Света перебирается к подростку ближе, подныривает под руку, кладет голову ему на колени, прижимается щекой к животу.

— А Зина? Ты любил ее?

Сергей отставляет бокал, обводит пальцами контур лица.

— Тогда да. Сейчас не знаю.

Наклоняется ниже, хочет поцеловать. Она почти проваливается в глубину его глаз, когда звонит телефон.

Берет трубку, пытается остановить Сергея, целующего ее в шею, но он не слушает.

— Привет, Катюша, — Света немного удивлена звонком сестры, — и тебя тоже, да. Приедешь?... Когда?... Хорошо, ждем.

Он забирает трубку из ее рук, бросает на рычаг, ложится рядом.

— Странно все как-то, — удивляется девушка.

— Что странного?

— Странно, — рассуждает Света дальше, — что она вообще позвонила. Первое января, десять часов утра. Она должна была спать, как минимум, до вечера. А тут вдруг к нам собирается Света встает с дивана, одевается, на выходе из комнаты оборачивается. Они смотрят друг на друга. В ее душе зарождается страх, она видит в карих глазах испуг. Понимание приходит быстро.

— Собирайся немедленно, — говорит ему, и он срывается со стула.

Света прижимает руки к вискам, пытаясь упорядочить мысли. Она не знает, сколько у них времени. Оглядывается по сторонам, бросается к шкафу, достает все теплые вещи, которые может найти. Сергей быстро одевается.

— Трико под брюки надень, — покрикивает на него, — не Молдавия. Свитер один на второй.

Он послушно исполняет все, что она приказывает. Света собирает еду в пакеты, достает деньги, протягивает ему.

— Уходи и не говори мне, куда идешь.

Выдергивает из ушей золотые гвоздики.

— Вот, это простые серьги. У тебя их в любой ювелирке возьмут.

Обнимает его на прощание, подталкивает к двери. Сергей одной рукой прижимает девушку к себе, даже сквозьодежду чувствует, как колотится ее сердце.

— Иди, — торопит она его, — времени нет.

Он легко целует девушку в губы на выходе, оборачивается в последний раз, горько улыбается и закрывает за собой дверь.

Сказка закончилась, мальчик опять уходит в пустоту и неприветливый холод улиц. Спускается по лестнице, плачет, не стесняясь. Идет медленно, оттягивая момент, когда подъездная дверь вышвырнет его наружу.

Света бросается к кухонному окну, хочет увидеть его еще раз. Хотя бы издали, пусть ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх