Сирианка Натаэль

  1. Сирианка Натаэль
  2. Сирианка Натаэль. Продолжение

Страница: 3 из 5

с Натой знакомы? — ошарашенно переспросил Макс. — Ты... её парень? Извини, я не знал...

— Нет, между нами с Натой ничего никогда не было... и я надеюсь, что никогда и не будет. Блин, мне что, опять клуб менять? — со злостью спросил рыжий парень в окружающее пространство. — Только сексуально озабоченных инопланетянок мне тут не хватало...

— Вот кто бы говорил о сексуально озабоченных инопланетянах! — раздался из двери в душевую голос Наты, и затем в раздевалку вошла она сама, уже вымывшаяся и посвежевшая.

Рыжеволосый повернул голову к Нате и вдруг весело рассмеялся.

— Touché! — сказал он, смеясь (Макс мимоходом успел отметить, что у рыжего парня достаточно хорошее французское произношение — не с Венеры ли он?).

— Слушай, Рыжик, может, нам с тобой как-нибудь переспать? — спросила между тем Ната как ни в чём не бывало. — Просто чтобы ты убедился, что в этом нет ничего страшного.

— Вот уволь меня, пожалуйста, от такой заботы обо мне, — ответил «Рыжик», но уже беззлобно. — И вообще, ты тут, кажется, парня себе только что нашла. И я, кстати, тоже недавно, так что... в общем, ты поняла.

— Ладно-ладно, — улыбнулась Ната. — Прости нас с Максом — это как-то так спонтанно получилось... Но если что, моё предложение остаётся в силе.

— В другой раз, — ответил «Рыжик», вставая со скамейки. — Ладно, не буду вам мешать, развлекайтесь, — и он скрылся в душевой.

— Это кто вообще? — спросил Макс Нату, выслушав весь этот диалог с непонимающим видом и проводив рыжеволосого взглядом. — Это ты его назвала «сексуально озабоченным инопланетянином»?

— Это Рыжик, он с филфака, мы с ним просто знакомы, — ответила Ната, садясь под сушилку для волос. — В общем, он альчибианец... ну или она альчибианка — ну ты знаешь, что они могут менять пол, — Макс согласно кивнул. — И... короче, если бы она была рядом, когда мы занимались сексом, это бы запустило у неё процесс смены пола, и возможно, что пол сменился бы на мой, то есть на средний. Да, это возможно, — пояснила Ната, увидев удивлённо вытянувшееся лицо Макса. — Ну, я об этом знаю только теоретически — а вот Рыжик, как она сама говорила, это испытала на себе, — лицо Макса вытянулось ещё сильнее, — и ей не понравилось. К превращениям в мужчину и женщину-то она привыкла, а вот обнаружить себя в теле гермафродита — это... ну, ты можешь себе это представить. Плюс ей бы пришлось своему парню как-то это объяснять — я не знаю даже, как она вообще ему свои половые метаморфозы объясняет.

— Да уж... — протянул Макс. — Подожди: «она»? Его парень?

— Ну, если он половину времени проводит в женском теле, разумеется, он может встречаться с парнем! — Ната засмеялась. — И кем его считать, если он бывает и мужчиной, и женщиной?

Макс не нашёлся с ответом на эту фразу, и Ната, помолчав секунду, спросила:

— Слушай, ничего, что мы так быстро перешли к сексу? Я догадываюсь, что ты рассчитывал на секс, когда приглашал меня на свидание, — она улыбнулась, — но ты, наверное, ждал, что он будет после свидания, а не до...

— Ну... — Макс задумался, а потом рассмеялся. — Да, как-то всё быстро произошло... И как-то внезапно у меня случился секс с гермафродитом... — тут он замолчал, слегка покраснев. В его голове боролись две мысли: «Чёрт, она мне всё равно нравится!» — говорила одна. «Но она же гермафродит!» — протестовала другая. «Всё равно секс у нас уже был, так что уже поздно стыдиться!» — возражала первая. «Она сама тебя соблазнила! И ты сам не соображал, что делаешь!» «Да, и, чёрт возьми, мне понравилось!»

— Слушай... — наконец, после этой напряжённой внутренней борьбы сказал парень — сперва нерешительно, но затем смелее: — В общем, моё приглашение на свидание всё ещё в силе. Не откажешься? — он улыбнулся сирианке.

— Ни в коем случае! — широко улыбнулась Ната.

***

На Марсополис опускался вечер, и Макс, уже уставший после занятий в спортзале (и секса в душевой тоже), предложил Нате поужинать. Сидя в кафе, оба увлеклись разговором: оказалось, что для Наты силовые упражнения — это просто увлечение, и она искренне не понимала, что в этом такого особенного («Я же не женщина, почему у меня должны быть женские увлечения?»). Зато она живо заинтересовалась не менее «неженским» хобби Макса: тот увлекался марсоходами и даже собрал себе один сам из запчастей («Класс! Покажешь?»), поездил по нему по марсианским пескам снаружи купола и сейчас думал над тем, не попытаться ли этот марсоход продать и вообще не начать ли ему зарабатывать на этом деньги. Время от времени парень ловил себя на том, что пытается угадать, можно ли сейчас по поведению Наты понять, что она — не женщина, но в итоге Макс так и не находил ответа на этот вопрос. Однако, эйфория после секса уже прошла, и пару раз парень чувствовал странную неуютность, но прогонял её от себя.

— Ната, а можно тебе такой... интимный вопрос задать? — спросил он, когда совместный ужин уже подходил к концу.

— Какой?

— Ты... в смысле, вы, сирианцы, действительно, ну, испытываете оргазм, ээ, разными органами по отдельности? — Макс уже успел подумать, что лучше бы он не задавал этот вопрос, и, отчаянно смущаясь, выбирал слова словно из медицинского справочника.

— Ну, да, и не только, — ответила Ната, нимало не смутившись (или не показав своего смущения) — то ли сирианцев такие вещи не смущали, то они не смущали врачей. — Во время секса мне нужно испытать оба вида оргазма. Понимаешь, когда я испытываю один — либо вагинальный, либо генитальный — я возбуждаюсь ещё сильнее и должна испытать ещё и другой, чтобы быть удовлетворённой.

— Ага... — кивнул парень. — В смысле, я, кажется, заметил, что ты возбуждаешься ещё сильнее... И, ты меня прости: у меня вообще было не так много девушек, но мне показалось, что ты возбуждаешься... и кончаешь — легче, чем они, то есть землянки.

— Ну, это медицинский факт, — Ната чуть-чуть усмехнулась. — Я действительно возбуждаюсь быстрее — и я возбуждаюсь иначе. Я, правда, с девушками-землянками не очень часто занималась сексом, но у нас, сирианцев, есть чисто анатомические отличия от землянок. Например, у нас нет клитора — но у земных женщин нет простаты...

— А-а-а, — Макс понимающе кивнул (на всякий случай в очередной раз оглядевшись, чтобы убедиться, что их разговор никто не слушает). — Слушай, а как это вообще возможно — испытывать оргазм разными органами отдельно?

— Ну, я ксеномедицину знаю только постольку поскольку, — Ната помотала головой. — Но... в общем, там всё сложно устроено. Некоторые учёные... и псевдоучёные тоже думают даже, что такие отличия инопланетян от землян при таком внешнем сходстве подтверждают «теорию эксперимента».

— Какого эксперимента? — не понял Макс.

— Ну, есть такая теория, что все люди: земляне, сирианцы, таукитяне, альчибианцы, геминианцы и кто там ещё — на самом деле созданы такими похожими внешне, но при этом различающимися, какой-то древней цивилизацией с непонятной целью. Может быть, мы все являемся частью какого-то эксперимента... но некоторые ещё думают, что на самом деле мы созданы разными, чтобы мы могли посмотреть друг на друга и чему-то из этого научиться.

— М-м-м... — протянул Макс. — Мне что-то больше нравится тот вариант, где мы должны чему-то друг у друга научиться. А то, если мы все созданы для какого-то эксперимента, вдруг наши создатели однажды решат, что они уже узнали всё, что им было нужно, и решат эксперимент прекратить, — он натянуто рассмеялся.

— Да уж, — Ната тоже засмеялась. — Ну, я надеюсь, что мы чему-то действительно учимся. По крайней мере, мы не убиваем друг друга за то, что кто-то из нас разделён на два пола, а кто-то нет. Или что у кого-то пол дан раз и навсегда с рождения, а у кого-то он меняется. Такое было с нами: на Эридане и на Проционе — но давно и, к счастью, не в виде тотальной войны, — пояснила она, увидев удивлённое лицо парня.

— Да уж... — откликнулся Макс. — У нас, землян, конечно, тоже было... — прибавил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх