Бусина в ожерелье

Страница: 3 из 5

Выйди сюда и покажи, что ты там за проблему отрастила. Видимо, увиденное убедило Эльзу и она распорядилась принести нужное. Очередной работник в красной рубашке принёс ей ремень, длинный и широкий. Сисястой соорудили простейшее поддерживающее устройство, ремень на шею и под грудь.

Эльза сообщила, что личное дела вставят пометку об особенностях существования женщины с большой грудью.

К нам зашли две очередные работницы Дома в красном. Я уже поняла, что у каждой категории работников разный красный цвет. У Эльзы алый. У этих ближе к бордовому. Прямо как в Макдональдсе с их рубашечками.

Девушки разложили на столике ноутбук и откинули крышку чемоданчика.

Эльза распорядилась, что бы подходили по одному, с жетоном и документами. Сначала к той, что с ноутбуком, потом к следующей. Балахон снять заранее.

Я протянула жетон и документы. Номер один сверила номер и документы с данными на экране. Жетон вернула, документы оставила у себя. Я перешла к номеру два, с чемоданчиком, отдала жетон.

— Грудью ко мне, выпрямилась.

Она приложила трафарет и надо моей левой грудью проштамповала мой номер с жетона, А7. Потом при приказали повернуться попой, слегка наклониться вперёд и такой же штамп украсил моё правое полупопие.

Когда мы все прошли данную процедуру и были пронумерованы, у одной из девушек началась истерика. Что она не хочет быть товаром, что на живых людях цифры писать это бесчеловечно. Ей возвращают документы. Девушка с чемоданчиком растворителем стёрла с неё краску. Девушка сказали забрать вещи и на выход. Эльза интересуется, ещё кто нибудь передумал? Потому что всё, сейчас перемещаемся на следующий этап подготовки и больше никого отпускать не будут. Никакие истерики в расчёт не принимаются.

— Раз все решили остаться, то идём дальше. Вещи остаются тут, после продажи получите обратно. Если владелец разрешит, даже сможете одеться.

Нас снова построили и переместили в комнату с кафелем и унитазами. Каждая из нас получила большую клизму. Про «стесняюсь» никого не волнует.

Во время подготовки к встречи с очередным наконечником, я спросила у санитарки в возрасте, которая занималась моей задницей, почему среди работников нет ни одного мужчины, только женщины?

— Потому что вы все первопродажницы, все с номером А, первый раз, поэтому с вами бережно. Что бы не спугнуть. Когда пойдёте по третьему-четвёртому, там и мужиков увидите.

После того как от внутренней чистоты мы начали слышать скрип стерильного кишечника, нас переместили в зону релакса. Косметические процедуры, эпиляция, ногти, зубы, пилинг пяток.

Завершила нашу шлифовку фотосессия в стиле минимализма. Фото в полный рост, анфас и профиль, портрет.

Когда все манипуляции с нашими телами завершились, уже было почти семь вечера. Нас снова собрали на общий инструктаж. Эльза Львовна относилась ко всему сказанному очень серьёзно и явно ожидала от нас того же.

— В главном зале несколько сцен. Вы — звёзды этого вечера, поэтому будете в центре и зала и внимания. У гостей полтора часа, что бы походить по залу, присмотреться к вам. С восьми до пол десятого осмотр. Потом перерыв полчаса, аукционист формирует первую партию и девушки из шоу рума, по одному перемещаются на сцену аукционного зала, где и осуществляется процесс торга и покупки. На этой сцене вы должны помнить, что конечная цена зависит от вас. Сколько усилий вы приложите, что бы понравится покупателям, столько денег в конечном итоге упадёт на ваш счёт.

— Вы не можете разговаривать с залом, это запрещено. Так что побольше движения и секса. В конечном итоге, это именно то, ради чего вас покупают.

Мы предлагаем товар в естественном виде, без каблуков, подтягивающей и поддерживающей одежды. А ля натурель. Что бы гости видели то, за что они готовы платить деньги.

Тут девушка с тяжёлой грудью и ремнём вокруг неё, попросила разрешения задать вопрос. Ей разрешили, отметив что она движется в правильном направлении. Рабыня, прежде чем что-либо говорить, должна узнать, можно ли это.

Грудь снова озвучила свою проблему, что провести весь вечер без поддержки ей тяжело. Грудь болит и отвисает.

Эльза Львовна сообщила, что в её случае, ремень разрешено оставить. Если покупатель захочет осмотреть грудь, то его снимут, но потом вернут на место. Это особенность внесена в мануал пользования конкретно ей, отдельным пунктом.

Нам показали несколько эпизодов продажи, что бы мы представляли, где окажемся и что делать. Если распорядитель говорит вам «прыгай», то вы прыгаете. Если говорит лечь, встать, на колени, то вы делаете именно то, что он вам приказал. Привыкайте.

Ввезли тележку, на которой стояли две коробки. Для разнообразия закатил её мужчина, в костюме того же цвета, что и у Эльзы. С такой же указкой.

Наша надзирательница поблагодарила одноцветника, — Спасибо. Марк., — и снова вернулась к нам. — Я вызываю, та которую вызвали, снимает балахон и подходит ко мне.

Первая подошла, ей сказали кинуть балахон в ящик без крышки. Из соседнего достали наручники из толстой рифлённой кожи. Ей приказали завести руки назад и зафиксировали за спиной. Не жёстко, плечи не выкрутило, но это было первое ограничение свободы, которое мы увидели в этих стенах. Потом настала очередь широкого кожаного ошейника. После чего девушку переместили к длинной, свободной стенке и сказали стоять тут.

Следующая была рыженькая. С ней проделали тоже самое, отвели к первой и соединили их ошейники цепочкой. Я оказалась четвёртой в этой очереди. Наручники и ошейник не давили, но ширина и толщина ошейника не давали опустить голову. Когда меня прицепили к живой цепочке, я увидела, что цепь крепиться простым самозащёлкивающимся карабином, без каких либо замков. Но мне этот карабин был недоступен, ни я, ни мои соседки не моги его расстегнуть.

Само ощущение того, что теперь я не могу почесать себе нос, когда захочется или пойти и сесть на стул, оно пугало. Мы были как бусины на ожерелье и куда поместить это украшение, решали не мы.

Нанизав девять бусин, распорядитель приступила к формированию второй цепочки.

Когда она закончила процесс сборки, полюбовалась своим творением, хлопнув пару девушек по попке. За ней, вдоль наших рядов, прошёл Марк, отпуская одобрительные замечания на тему, что удачная партия подобралась, есть кого предложить.

— Это Марк, распорядитель первой цепочки. Он отвечает за ваш показ и презентацию. Сейчас мы отведём вас в главный зал и поставим на места для осмотра. С гостями разговаривать запрещено, повторяю ещё раз. В случае нарушения последует наказание.

Она попросила Марка продемонстрировать. Оказалось, что указка — это миниатюрный аналог электрошокера, электрострекало. В целях профилактики, каждая из нас получила по импульсу и это было достаточно болезненно.

— Это минимальный разряд, профилактический. В случае проступка в главном зале разряд будет усилен. Даже если вы обоссытесь на глазах у покупателей, жалеть вас никто не будет. Ясно?

В этот момент не выдержали нервы у самой старшей из моих товарок. Роковая женщина, которой жизнь казалась скучной, начала дергаться на цепи и тараторить, что всё, с неё хватит, она передумала, немедленно выпустите меня отсюда, она не позволит так издеваться над собой, она уважаемое лицо и у неё связи. После чего получила хлёсткую пощёчину от Эльзы.

— Вас ранее дважды спрашивали, готовы ли вы идти дальше. Ты ответила, что да. Отсюда спрыгнуть уже нельзя. Вы внесены каталог и он у покупателей. Тебя, истеричку, уже рассматривают твои будущие хозяева. И они тебе подобных выкриков не позволят. Привыкай. Всем остальным, надеюсь, тоже понятно? Или остались недовольные? Все довольны? Тогда пошли в зал.

Первой идёт колонна два под моим руководством, следом выходят первая с Марком. Движения начинаем по команде старшего, начинаем с левой ноги, на счет раз два. На месте раз два, раз два. Я что сказала! С левой! Кто-то в нашей цепочке получил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)

Последние рассказы автора

наверх