Наказание за болтливость: пан или пропал

Страница: 2 из 3

под прицел любого открывшего ее с той стороны.

Секунда, другая... За дверью послышались глухие шаги. Еще мгновение — и повернув ручку, дверь открыл парень лет двадцати пяти. Увидев направленный на себя пистолет, он поднял брови и лишь выговорил:

— Это что, шутка?

Юрий не стал его разубеждать. Резким движением, он нанес удар кулаком свободной от пистолета руки удар этому человеку в челюсть, давая тому оценить его намерения.

***

Минут через десять, когда Антон уже закончил привязывать вошедшего так не вовремя человека найденной в кладовке веревкой к батарее, Юрий вновь переключил свое внимание на девушку. Их теперь было равное количество, так что оставлять их обоих не связанными было глупо и рискованно.

Вошедший громко выругался, за что получил от Антона очередную затрещину по затылку. Затрещина была громкой, но не столько сильной, сколько призывающей затихнуть.

— Да ты, сморчок, хоть понимаешь, что делаешь? — говорил привязанный, сдабривая слова отборным матом. — Тебе же хана, тебя найдут, недоносок!

Очередной удар. Краем глаза Юрий заметил, что при каждом ударе, нанесенным парню, молодая продавщица нервно дергается. По щекам у нее уже текли слезы.

— Выродки, вы ей что-то сделали? — обратил свое внимание вошедший на девушку. — За каждый волосок, упавший с ее головы — я сломаю каждому по пальцу!

Затрещина.

Юрий с удивлением подумал, как же туго до него доходит предупреждение о соблюдении тишины, сказанное его другом с самого начала. И подумал он также, что у него самого наверняка было бы сотрясение мозга, получи он уже столько оплеух.

— А как насчет лобка? — с тихим смехом спросил Антон. — Я ведь могу случайно там пару волосков уронить! — Парень снова начал ругаться, после чего последовало наказание. — Молчи уже, заткнись, заглохни, ну как тебе объяснить? Говорю только я. Когда я спрашиваю — ты отвечаешь, отвечаешь тихо. Это было последнее предупреждение. Дальше я буду бить больнее, бить обоих.

Юрий услышал нервный вздох, донесшийся от стоящей ближе к нему девушки. Антон послушал несколько секунд образовавшуюся тишину, затем улыбнулся, кивнул и продолжил:

— Кто ты такой? Как тут оказался?

Снова ругань, но уже тихая.

— Я Белиганов Владимир Петрович, — начал привязанный к батарее парень. На лице снова появилась хитрая ухмылка. — Как тут оказался? Да я тут живу.

Юрий посмотрел на девушку. Очередной звук удара она уже не выдержала.

— Это мой брат двоюродный, пожалуйста, хватит его бить, прошу... умоляю! — заговорила она на тех тонах, когда чуть ниже — уже обычный разговор, а повыше — крик. Слезы уже капали с ее подбородка, на щеках, казалось, нельзя было найти ни одного сухого места. — Он там был, в кладовке, еще до вашего прихода, живот, видно, прихватило.

Еще секунду она стояла, переводя взгляд с Антона на Юрия, затем — упала на колени.

— Умоляю, — упавшим голосом сказала она. — Оставьте нас в покое... Мы вам ничего не сделали, забирайте деньги — и уходите...

Несколько секунд царила тишина. Антон чуть наклонился в сторону двоюродного братца этой продавщицы, поцокал языком и обратился к Юрию:

— Как думаешь, проучим его еще или пойдем уже?

В голосе было слышно самодовольство, перемешанное с ехидством.

— Идите, — сипло сказал связанный забияка. — Идите на...

Антон замахнулся для очередного удара, но его прервал Юрий:

— Хватит уже. Он не понимает так. Давай тогда сестренку его оприходуем на его глазах? Будет знать, как бунтовать.

— Ага, — кивнул, соглашаясь, Антон. И вдруг засмеялся. — А потом и его самого!

От свернувшейся уже калачиком на полу девушки раздались сдавленные звуки рыдания. Она уже глотала слезы и сопли вперемешку. Ее двоюродный брат больше ничего не говорил. (Секс истории) Он не пытался остановить парней или извиниться. Последняя фраза, видимо, сильно его напугала.

«Верно ведь, получения сильного урона — куда хуже, чем потеря анальной девственности для парня», — подумал Юрий, подходя к лежащей девушке.

Антон прошел к витринам и взял упаковку презервативов с полочки, которые непонятно по какой причине продавались тут. Девушка не сопротивлялась, от нее лишь доносились редкие, проступающие сквозь плач, мольбы прекратить, не насиловать ее, уйти и оставить их в покое.

Но друзья ее не слушали. Юрий слишком возбудился, когда наблюдал за ее прелестным телом, чтобы теперь отступать. Взявшись обеими ладонями за ее грудь, Юрий приподнял девушку и поставил на ноги, упершись своим уже вскочившим членом ей в упругую попу. По тело парня прошлась теплая волна счастья. Он начал теребить и сжимать ее мягкую грудь в руках и водить вокруг ее сосков, которые с легкостью нащупал, большими пальцами. Девушка подняла голову вверх и заныла.

— Успокойся, — шепнул ей Юрий. — Этого не миновать, понимаешь? Так получи от этого как можно больше удовольствия...

Паренек ласково укусил ее за мочку и в порыве страсти, начал просовывать свой язык прямо ей в ухо. Стоящий член Юрия, уже дрожащий между ягодицами этой красотки, требовал работы, требовал как можно более тесного контакта с очаровательными отверстиями этой особы.

Антон уже снял с себя штаны, оставшись в кофте и серых трусах, с сомнением глядя на товарища и думая, стоит ли продолжать. Юрий пожал плечами и ободряюще кивнул другу. Он уже расстегнул кофточку на девушке и увидел, как ее груди тряхнувшись, словно радуясь обретению свободы, выпрыгивают на волю, наружу, на всеобщее обозрение. Парень повернул девушку к себе лицом. Две опрятные, загорелые сисечки смотрели на него темными сосками, будто зрачками. У него был уже секс, даже с несколькими, но у всех его партнерш были загорелые тела и белые груди, что несколько убавляло восторг. Интересно, эта девушка ходила на нудистские пляжи или загорала в соляриях?

Он наклонился и потерся носом о мягкий сосочек своей жертвы. Член, казалось, скоро проврет его штаны, дабы обследовать самые глубокие дырочки ее тела. Юрий уже не обращал внимания на ее похныкивания. Разве это что-то решает? Никогда. Это только еще больше возбуждает и подстегивает насильников.

Антон тем временем уже стянул с нее штаны, оставив в одних нейлоновых трусиках. В самом низу ее нижнего белья сходились контуры двух бугорков, будоражащих мозг и манящих оценить своим взглядом ее влагаще.

— Я первый, — выдохнул Юрий, отстраняя руки Антона.

— Это почему же еще? — удивился его друг такому повороту событий.

— Потому что это, — он кивнул головой на почти полностью раздетую и хнычущую девушку, — была моя идея. Либо жди, либо вон, сидит твоя принцесса в углу, с батареей.

Юрий снова переключился на свою жертву. Он наклонился к соску ее левой грудки и начал с пристрастием его вылизывать. Уже твердый, он чуть сжимался под слабеньким давлением зубов насильника. По обеим ее грудкам уже пошли мурашки, так приятно щекочущие губы.

Левая рука Юрия гладила животик девушки, описывая на нем различные фигуры и спускаясь все ниже в вожделенному. Оттопырив чуть-чуть беленькие трусики от ее тела, он прикоснулся пальцами к ее влагалищу. Девушка застонала.

Юрий водил пальцами по ее половым губкам, иногда раздвигая их в стороны, чтобы проникнуть пальцами глубже и потеребить ее торчащий клиторок. Он уже перестал вылизывать ее груди, переключившись ртом через маску на ее алые губки. Девушка уже почти не сопротивлялась, и лишь все продолжающийся поток слез давал понять, что она не отдалась ему полностью, а лишь терпит его, смирившись с таким поворотом событий.

Их губы встретились. Язык девушки вяло отвечал на движения его языка, проникающего все глубже и глубже. Когда он наконец понял, что влагалище девушки уже достаточно влажное, он вытащил руку из ее трусиков, сел на корточки перед ними и уткнулся в них носом, прикасаясь к мягким бугоркам и торчащему клитору. Затем, резким движением, он ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх