Хип-хоп доминация

Страница: 1 из 4

Концерт подходил к концу — большинство исполнителей уже выступило, оставались лишь те звезды, ради которых и пришло большинство зрителей. Фестиваль имел статус международного, многие участники приезжали из-за рубежа и даже российские группы исполняли песни на английском. Хэдлайнером концерта должна была стать группа «Платинум», названная так из-за трех эффектных солисток — платиновых блондинок, как на подбор. Язвительные критики говорили, что цвет волос — единственное достоинство участниц группы и в ней всегда можно заменить любую пару «поющих трусов» без ущерба для коллектива — никто бы и не заметил новую участницу. Однако миллионы фанатов «Платинума» — в России и за рубежом — могли безошибочно назвать имя каждой солистки, рассказать их биографии и разъяснить, чем одна блондинка отличается от другой. Например, девятнадцатилетняя Олеся Корочинская — стройная как тростинка, с кудрявыми светлыми волосами и личиком обиженной Барби.

Двадцатилетняя Елена Карпенко выглядела старше своего возраста: стрижка каре, умело подобранный макияж, тяжелая грудь и широкие бедра придавали ей вид элитной путаны. Этот эффект усиливал чуть хрипловатый голос с легким украинским акцентом. Но и Лена и Олеся отступали на второй план рядом со Светланой Слутской — длинноногой блондинкой с внешностью фотомодели, считавшейся неформальным лидером группы. Ее стервозный характер давно сделал Свету одной из самых скандальных героинь светской хроники. Но все слухи забывались поклонниками, когда группа «Платинум» выходила на сцену в предельно откровенном виде, порой чуть ли даже не в нижнем белье. Томно извиваясь под музыку, эпатируя публику откровенными текстами песен, девушки устраивали настоящее эротическое шоу, ради которого им прощались и простенький репертуар и средние вокальные данные и бесчисленные сплетни о личной жизни.

Выступая и в России и за границей, группа приобрела достаточную известность, чтобы рассчитывать сегодня завершить первый день открытия. Однако в последний момент выяснилось, что хедлайнером будет молодая исполнительница хип-хоп песен из Нью-Йорка — чернокожая звездочка Амалия Хэнкс. Из-за нее пришлось урезать концертную программу «Платинума» причем, как с досадой отметили сходившие со сцены блондинки, зрители не особо возмущались ранним окончанием их выступления. А когда на сцене появилась молодая негритянка, сходу ворвавшаяся в программу со своим агрессивным, задорным рэпом, она чуть ли не с первой песни покорила зал. Полные грязного, сексуального потдтекста песни мигом завели аудиторию — даже не понимавшие по-английски могли понять общий смысл при первом взгляде на певицу. Откровенное одеяние подчеркивало стройные, упруго-округлые ноги, пышные груди и крепкую задницу чернокожей девчонки. Амалия впервые была в России, но ей сразу удалось захватить внимание зала, завлечь и повести его за собой. Смотревшим на все это из гримерки Лене, Свете и Олесе оставалось лишь скрипеть зубами, наблюдая за тем, как неверная публика так быстро обрела себе нового кумира.

После концерта девушки отдыхали в своем гостиничном номере и здесь, подальше от любопытных глаз, Света отводила душу, прикладываясь к фляжке с коньяком.

— Вот суки, да? — красивая блондинка не находила себе места, матерясь как грузчик, — из-за этой черножопой шмары!

Подруги сочувственно кивали, пили коньяк и добавляли язвительные реплики.

— Эта черная кобыла скоро всем надоест, вот увидишь, — сказала Олеся, — уже завтра всем будет не до нее.

— Завтра нам сорок минут выступления дадут, — вступила в разговор Лена, — мне Михеев сам сказал. Сегодня было, типа, звездное открытие, а вот завтра...

Федор Михеев был продюсером «Платинума» лично обещавшим девчонкам, что они будут звездами выступления. Упоминание о нем лишь подлило масла в огонь.

— Да нахуй нужно это завтра?! — отмахнулась Света, еще раз приложившись к фляжке, — а мы что — не звезды? Еще не хватало, чтобы в России на концертах нас всякие ниггерши задвигали! Нас! Белых! Русских! Да кто она вообще такая эта Амалия!?

— Свет, — с трудом вклинилась в этот словесный поток Лена, — эй, Свет...

— Вчера из гетто вылезла, а... — Света осеклась на полуслове, заметив, что Лена и Олеся, встревожено смотрят на что-то позади нее, — что там еще?

— Хай герлз! — в дверях стояла улыбающаяся чернокожая рэпперша, — не помешала?

— Стучаться надо! — раздраженно сказала Света по-английски, — чего надо?

— Извините, — Амалия улыбнулась, — просто дверь была открыта, я шла мимо. Я, конечно, по-русски не понимаю...

— Учить надо было, — буркнула Лена, — зачем тогда в Россию ехала? Мы вот по-английски понимаем, говорим даже с тобой...

— В следующий раз выучу обязательно, — еще шире улыбнулась негритянка, — но кое-что я поняла и так. Вы тут пару раз произносили мое имя. А еще одно слово — очень плохое, слово, обидное...

— Негр что ли? — заржала Лена, — тут тебе не твоя Пиндосия! Тут все так говорят.

— Не негр, — улыбка пропала с лица Амалии, — ниггер!

— А какая нахуй разница! — не выдержала вскочившая Олеся, — тебе что надо-то тут? Мы у себя в номере о ком хотим, о том и говорим.

— Понаехало черномазых, — добавила Света, — на всем концерте не протолкнешься. Полчаса выступления, с ума сойти — чтобы только черной жопой трясти на камеру.

— Ну, — Амалия ехидно усмехнулась, — если есть чем трясти, так почему нет. Вы вон тоже не стеснялись жопой перед камерой крутить. Только одним и показать есть что и петь умеют, а другие — только и могут, что трусами светить...

— Ах ты дрянь! — вскипела Лена, — макака сраная, да я тебя...

— Девчонки, че мы сидим?! — подскочила Света, — пиздите черную!!!

Три блондинки разом подкинулись с кроватей, чтобы проучить негритянку. И это была вторая их ошибка — первая была, когда певицы начали ссору. Хотя все они были старше Амалии (не говоря уже о том, что их было трое), драться солистки «Платинума» не умели. Несмотря на свой скандальный имидж, все трое были из обеспеченных семей, с хорошим образованием (Света даже училась в Англии), избалованные родителями по самое не могу. В то же время Амалия выросшая в Гарлеме в многодетной семье и ушедшая на улицу в двенадцать лет, изрядно поднаторела в разборках между молодежными бандами.

Удар ногой в солнечное сплетение заставил Лену взвыть, повалившись на кровать и держась за живот. Тут же локоть Амалии с такой силой врезался в грудь Олеси, что блондинка отлетела в сторону, наткнулась на стул и, не удержавшись, перелетела через кровать и грохнулась на пол, болтая в воздухе длинными ногами. Юбка ее задралась до талии, обнажив белые трусики. Одновременно вторая рука рэпперши нырнула в карман и тут же возникла снова с небольшим баллончиком. В лицо Свете пшикнула едкая жидкость и девушка, всхлипнув, упала на пол.

Очнулась блондинка уже на кровати. Первое что она увидела — собственные стройные ножки, вскинутые кверху и накрепко связанные в коленях и лодыжках ее же колготками. Руки девушки были пропущены чуть ниже колен и, судя по всему, тоже связаны — по крайней мере Света не могла расцепить запястья.

— О, вот и третья шлюшка очнулась, — послышался веселый голос и над русской девушкой возникло улыбающееся лицо негритянки, — ну-ка открой ротик.

— Ты что совсем ох... — возмущенный крик девушки прервался чем-то мягким и пахучим бесцеремонно запихнутым ей в рот. Певица замычала и забилась в своих путах, когда поняла, что это были ее кружевные черные трусики.

— Ротик тебе понадобиться позже, — улыбнулась Амалия, завязывая кляп ее же лифчиком, — а пока и так хорошо!

В подтверждение своих слов ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (69)

Последние рассказы автора

наверх