Крик возрождения

Страница: 2 из 3

Ветер создавал свою мрачную мелодию за окнами все сильнее, будто готовясь к мрачному марафону пения. Ветки деревьев скребли своими пальцами по стеклу, издавая скрежет и свистящий звук, пробирающий до костей. Добравшись до главного помещения, студентка приоткрыла дверь, за которой никого не обнаружила.

— Эй, тут кто-нибудь есть? — проговорила Мидами на слегка повышенном тоне. В ответ она услышала только очередной скрежет по стеклу.

— Странно, — девушка толкнула двери от себя. Краем глаза Мидами увидела скользнувшую руку держащую тряпку. Зажав дыхательные пути девушки, рука не отцеплялась. Силы с каждым вдохом покидали тело Мидами. Мышцы ослабевали, комната закружилась в головокружительном аттракционе, и девушка погрузилась в темноту.

Голова раскалывалась на тысячу осколков, которые, медленно отрываясь от черепной коробки с ужасной болью, цеплялись за нервные окончания. При каждом движении ее тела эти осколки растягивали нервы, как гармошку, создавая невыносимые болевые ощущения.

Чем больше сознание Мидами приходило в себя, тем сильнее студентка чувствовала дискомфорт в руках и неприятное покалывание становившееся все сильнее. Перед глазами по-прежнему все плыло, но уже не в таком бешеном ритме. Посмотрев вниз, она не могла понять далеко ли до пола. Отсутствие одежды на теле кроме нижнего белья так же удручало девушку. Вытянув пальцы ног, она попыталась достать до серой плитки, что не удалось сделать. Посмотрев вверх, она увидела свои руки скованные железными цепями, подвешенными на серебряный крюк.

Чем отчетливее она осознавала ситуацию, в которую попала, тем быстрее билось ее сердце, гоняя кровь по венам.

«Вот тебе и первый день» — промелькнуло в ее голове.

Самочувствие девушки было удручающе неприятным, но мыслить она могла в полном своем восстановленном сознании. Камера, издав жужжащий звук, повернулась в сторону подвешенного тела. Заметив это, Мидами крикнула:

— Эй! Отпустите меня, — она дергалась на крюке как червяк, насаженный на крючок для рыбалки. Пытаясь раскачаться, Мидами прикладывала все свои усилия, насколько позволяли ее ослабленные мышцы. От усталости она хотела спать, ее организм был ослаблен и изможден. Ей хотелось пить. Она не знала, сколько провисела в этом месте.

Скрежет метала, привлек внимание девушки. В помещение вкатили хирургический стол. Дверь была открыта, а через долю секунд в помещение вошел толстый лысый мужик в фартуке мясника и маске. Адреналин подскочил до ста. Сердце забилось в бешеном ритме, отбивая чечетку об грудную клетку девушки. Кровь бежала по венам слишком быстро, мышцы сокращались, заставляя тело дрожать от неизведанного.

Толстяк подошел к столу и снял покрывало. На чистом металлическом столе поблескивали различные приспособления: хирургические ножи разных размеров, небольшая дубинка, конец которой был утыкан шипами, приспособление называемое «яйцерезкой», «Груша» которую использовали во времена инквизиции. От изобилия приборов, глаза пленницы расширились настолько, что последним их путем было выпадение из орбит. Дыхание сперло от страха.

— Что вы собираетесь делать? — Мидами не знала, что еще сказать.

Динамики зашипели где-то позади нее и толстяк, дотронувшись своими холодными пальцами до обнаженного тела девушки, повернул ее на девяносто градусов.

— Ты знаешь, что такое иерархия? Это повышение по службе, за которую борется каждый человек в своем жалком мирке. Такая же ситуация и у демонов. В их мире существует девять чинов. Самый первый, и главный чин, они именуют «Дарованием». Именно демоны этого чина могут обретать физическую форму и раскрывать в людях их самые потаенные страхи. Их так же называют искусителями. Данную ступень возглавляет он, наш будущий спаситель.

Мидами не понимала, о чем говорит эта женщина, но она узнала голос. Это была она. Главный врач, проводившая с ней собеседование.

— Десять лет назад я углубленно начала изучение их иерархии, а также узнала, что тот, кто разбудит Велимира, будет им управлять. Земля погрязла в агонии похоти. Она разрушается с каждым вновь рожденным человеком. Я не могла больше этого терпеть, поэтому и нашла способ, как избавит мир от этих жалких подобий людей.

Девушка прокручивала в голове ее слова. О ком она говорила? О каких демонах?

— Я приготовила все ингредиенты, взяла вещь, которая провела бы Велимира к его живому сосуду для реинкарнации, и приготовилась к соитию наших голосов. Но в момент его слияния с сосудом мой голос оказался не таким сильным для его возвращения, и он застрял между нашим и его миром.

Мидами больше не могла терпеть этот бред.

— Ты больная на всю голову, что тебе нужно от меня? — прокричала Мидами.

— Мне нужно чтобы ты кричала. Боль, которую мой последователь будет причинять тебе должна быть настолько яркой, а гнев настолько яростным, что при их сплетении ты оживишь Велимира, от чего он сможет посеять хаос, на этой проклятой планете, уничтожив все живое и вернув мир к своему прежнему состоянию.

— Приступай, — скомандовал динамик.

— Господи, помоги мне умереть быстро, — взмолилась Мидами тому, в которого никогда не верила.

— Он тебе не поможет.

Холодное лезвие полоснуло по спине девушки, от чего мягкие ткани разошлись, открыв оголенные нервы.

Мидами взвизгнула от боли.

— Этого не достаточно. Еще!

Положив нож, палач взял кусачки и обошел висевшее тело. Присев на корточки, холодное железо коснулось ног Мидами. Боль в ноге ударила в голову, и Мидами снова издала крик.

Взяв снова нож, мужчина начал срезать медленно кожу с ее правой ноги. Мидами кричала, сходя с ума от нестерпимых мук. Потеряв сознание от пульсирующей боли, она утопала в мрачных водах океана.

Громкое «ж-ж-ж» раздалось где-то под ухом и Мидами окотили холодной водой.

В ход пошла дрель.

— Нет, нет, пожа... а-а-а-а, — дрель вонзилась между ключицей и лопаткой продырявив тело насквозь. Мидами завизжала не в силах остановиться. Даже когда он вытащил дрель, она продолжала кричать.

— Почти получилось, не останавливайся.

Кровь капала на мраморный пол, заливая его алым цветом. Дрель снова заработала.

— Подожди, — скомандовал динамик, что дало девушке передышку перед очередной экзекуцией.

— Это не тот крик который мне нужен, но я знаю, что воистину заставит визжать эту дрянную сучку.

— Оттрахай ее как следует.

— Что! Нет... Нет, — начала извиваться Мидами.

Мужчина снял повязку и подошел к девушке, на лице играла улыбка, полная похоти и желания. Его окровавленные руки скользили по извивающемуся телу девушки. Стащив, пропитанные кровью, трусы с девушки, мужчина резко засунул палец во влагалище девушки. Мидами завизжала сжав ноги.

— Получилось. Боже, у тебя получилось, — женщина испытывала дикий восторг.

— Не трогай меня, ты сволочь! — и в следующий момент девушка пнула в живот мужчину. Отступив назад, он с яростью подался вперед и ударил Мидами по лицу. Голова студентки запрокинулась назад, и девушка медленно покидала это место. Боль стучала во всем теле, разрывая его на куски. Где-то в дали, до нее еще доносились отрывистые крики, но ей было все равно. Она покидала свой физический сосуд, улетая навстречу новой жизни.

Очередная порция холодной воды вернула ее на землю. Распахнув глаза, Мидами жадно слизывала капельки с губ. Боль по-прежнему отдавалась пульсацией. С усилием она подняла голову. Перед ней стоял высокий молодой парень с блестящими лазурными глазами и широкой улыбкой. Его черные волосы так же блестели, отражаясь от света.

С трудом сосредоточившись, Мидами провела параллели между тем парнем, который сидел в инвалидном кресле и смотрел на нее безжизненными глазами и тем, кто сейчас стоит перед ней. На его белой одежде, вырисовывая различные узоры, засохла алая краска. Он внимательно наблюдал за подвешенной девушкой.

— Пожалуйста, — прошептала Мидами. — Дай мне умереть.

Издав ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх