Воспитание от подруг жены

Страница: 1 из 2

Представьте себе картину. Молодой человек, худощавого телосложения и невысокого роста с лицом, которое, не смотря на 30 лет этого молодого человека, лишь слегка подернулось пушком. Представили? Вот это я и есть. Конечно, чтобы меня стали воспринимать всерьез, я вел образ жизни, который совершенно не соответствовал моему внешнему образу. Жёсткий, нервный, нахрапистый и наглый задира. Я старался, чтобы на лице у меня как можно реже появлялась улыбка или умиление. Всегда суровый и злой. С женой я вел себя так же. Хотя она была под стать моему внешнему образу, а не тому, кем я себя пытался поставить. Она тоже невысокого роста, даже ниже чем я, как говорят нормального телосложения (не модельная, но вполне привлекательная внешность), хорошая грудь, небольшой животик и киска, которая выделялась холмиком и так манила к себе. Таких в моем окружении называли «компашками». Так вот ей я тоже спуску не давал, и ей, видимо, это очень нравилось.

Даже в нашей интимной жизни я старался изо всех сил главенствовать, в ход шли наручники, веревки, плетки и шлёпалки. Если я хотел что-то с ней сделать, я это делал, даже если ей это не нравилось. Для большей сноровки я накачал кучу фильмов, жесткого мужского доминирования и, время от времени, просматривал их, как мануал. В моем архиве есть и довольно большая подборка на тему AgePlay, когда девки играют роль школьниц или совсем маленьких девочек, которые ходят в подгузниках и сосут соски. Вот, собственно, практически все наши маленькие секретики открыл. ДА! Забыл сказать, что, как и большинство «компашек» моя жена работает в образовании.

На свой день рождения она пригласила к нам домой внушительную часть своего коллектива. Физруки, химички, русички, завучи и вся эта когорта приперлась к нам довольно шумной компанией. Посидели хорошо, сытно и пьяно. Жена, кстати её зовут Татьяна, постоянно бегала, обслуживая гостей, что не помешало ей изрядно повеселеть от выпитого. Часам к одиннадцати почти все разошлись. Я расслабился и почти уснул в кресле, пока тихо за столом Таня беседовала с оставшимися подругами. Я уже потерял суть их беседы и слышал только бубнение, как вдруг Таня довольно громко спросила: «А хотите посмотреть, чем увлекается мой муж?». Она подскочила и воткнула какую-то флэшку в наш плеер. Щелкнул телевизор. Я даже не сразу понял, что произошло. Она где-то нарыла мои фильмы и решила показать их подругам. Когда я сообразил, в чем дело, было уже поздно. Оставшиеся подруги в один голос завопили: «Фу-у-у! Какая гадость! И ты позволяешь ему это смотреть?». «Да нет, — ответила Таня, — Не то что позволяю смотреть, он со мной примерно такое проделывает регулярно» — сказала довольно тихо она. Разговор продолжался: «И ты это терпишь?». «Приходится» — ответила Таня.

Я уже окончательно проснулся и завопил: «Выключи сейчас же, дура!».

— Ты как с ней обращаешься, мудак? — спросила худенькая блондинка и подошла ко мне. — Не позволю даже тебе так ее унижать. — сказала она и мощно, отточенным движением, всадила мне в солнечное сплетение свой маленький кулачок.
Я загнулся и свалился с кресла, пытаясь отдышаться. Меня обступили. Без тени сожаления они разглядывали меня. В том числе и Таня. Меня взяли под руки и кинули на диван.

— Может сделать с ним то, что он так любит, — предложила одна из подруг.

— Я буду даже рада, это будет лучший подарок мне на день рождения, — сказала Таня и полезла в шкаф, в наш секретный ящик.

Она достала оттуда красный резиновый кляп, которым я не раз затыкал ей рот, и кинула его в мою сторону. Я лежал и большими глазами смотрел на обступивших меня подруг моей жены, учительниц. Та что покрупнее подняла кляп всадила его мне в рот, плотно застегнув ремешки на затылке. Таня подошла с пушистыми розовыми наручниками, которые я купил для нее.

— Милый, сведи руки сзади. — сказала она.

— Разве так надо? — спросила блондинка, которая так меня оконфузила. — Быстро! Руки за спину! — скомандовала она, замахнувшись своей ручкой.

Я скорчился от ожидания удара, но быстро завел руки за спину, где Таня застегнула их на самую последнюю защелку наручников. Затем она отправилась в туалет и принесла оттуда большой подгузник. С меня стянули штаны. Каково было удивление всех присутствующих дам, когда они увидели, что у меня практически нет волос. А я лежал и ничего не мог сделать. Я боялся новых ударов.

— А что у вас еще есть? — спросила та, что вставляла мне кляп.

Она подошла к шкафу и стала рыться в нашем ящичке.

— О! Как раз то, что надо, — она достала среднего размера анальную пробку, — Что бы он не обделался в процессе.

Она подошла ко мне и попыталась повернуть на живот. Я стал сильно сопротивляться и мотать головой. За этим делом я снова пропустил сильный и точный удар в дых. Я закашлялся и загнулся в позе младенца. Не мешкая к моей попке приставили холодную и уже смоченную гелем пробку. Она надавила на мою дырочку и стала натужно раскрывать ее. Было больно, но я не мог сопротивляться, из-за сильного удара в живот. Медленно но верно эта пробка делала свое дело. В конце концов, она расширила мой анус на столько, что я громко застонал от нестерпимой боли, но тут же это чудо инженерной мысли провалилось в меня и застряло там. Как я не пытался, я не мог вытолкнуть из себя пробку. Конечно, я же выбирал ее для Тани. А мне не хотелось каждый раз поддерживать ее рукой. На этот раз эта пробка надежно зафиксировалась внутри меня, не давая анусу сомкнуться и растягивая его. Я громко дышал и уже ничего не соображал. Хмель в голове, пара удара по животу и неистовая пытка моей попки совсем выбили меня из сил. На меня надели подгузник и крепко связали ноги. Грубыми движениями подруги запихали меня поглубже на диван и уселись передо мной, облокотившись на мое беспомощное тело. Насколько я мог понимать происходящее, они стали просматривать фильмы и фотографии, которые Таня выкрала у меня. Я совсем выбился из сил и провалился. Это был не то сон, не то обморок.

Когда я очнулся, я был накрепко спеленут былой простыней, во рту мешался кляп, а попку продолжала растягивать анальная пробка. Картину завершала веревка, которая плотно обвязывала мою шею. Ее конец уходил куда-то вбок. Я лежал на спине. Когда я стал ворочаться, веревка натянулась и тут же проснулась моя Таня. У нее в руках и был конец веревки. Она молча растолкала своих подруг, которые прикорнули рядом с нами.

Мне помогли сесть на краю дивана. На полу лежала пробка, которой меня мучили вечером. В голове пронеслось: «А что же тогда там?». Видимо это была вторая наша игрушка такого сорта, которая отличалась от первой более крупным размером. Таня принесла свою косметичку и подруги стали раскрашивать мое лицо, наперебой обсуждая, как я буду лучше выглядеть, что мне пойдет, а что — нет. Картину завершил черный парик с длинными волосами, который я купил опять же для Тани, точнее для моих утех с ней. Мне казалось, что в нем она выглядит гораздо моложе. Пока девчонки кроили мою внешность, я мог спокойно и почти на трезвую голову разглядеть их. Про Таню я уже рассказывал. Худощавая блондинка, что побила меня, не могла похвастаться ни грудью, ни попкой, хотя и старалась выделиться глубоким декольте и чрезвычайно короткой юбочкой. Ее звали Юля. Света — вторая подруга, напротив была «хорошо сбитой», плотной, высокой, большегрудой и слегка вульгарной девой.

Когда девчонки закончили возиться с моим лицом, меня распеленали и развязали мне ноги. Таня принесла свои белые капроновые колготки и стала натягивать их на меня. В это время я следил глазами за Юлей, которая стояла на «стреме», в любой момент готовая снова заехать мне в живот. Так на меня надели колготки, короткую обтягивающую юбку и расстегнули наручники. Я потянулся, было к кляпу, но тут же схлопотал хорошую пощечину от Юли и вытянул руки по швам. Света надела на меня один из Таниных лифчиков, а что бы выделить мою «грудь» она сложила в лифчик каких-то тряпок. На меня натянули какой-то топ, выбирали все вместе, так чтобы ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)
наверх