Тьма древнего Миноса. Часть 4: Роскошный ритуал

  1. Тьма древнего Миноса. Часть 1
  2. Тьма древнего Миноса. Часть 2
  3. Тьма древнего Миноса. Часть 3
  4. Тьма древнего Миноса. Часть 4: Роскошный ритуал

Страница: 3 из 6

она бы поняла, почему сейчас мой член гуляет в чужой пещере, обильно смазанный женским соком. Она такая.

Вскоре Акаро выдернул Младшую и посадил на себя. Я же ненадолго был оседлан Старшей, активно прыгающей на члене и переплетавшейся со мной языком. Место выбывшей снизу заняла Матрона, активно работающая языком на бутоне своей старшей воспитанницы. Та не заставила ждать с благодарностями, вылизывая бугорок страсти так, что голова матроны поднялась настолько, что мне её пришлось держать пониже.

Вскоре Матрона уже выбыла из игры: Акаро, слегка подвигавшись в ней напоследок, спустил на её бедра свое семя. Абсолютно пьяная, она неловко оттолкнула служанку, воспользовавшуюся моментом и менявшую напитки и упала на свободную кушетку, испачкав её семенем и свооими соками, попутно едва не опрокинув ногой столик с вином. Сестры тут же взмолились (точнее — старшая, потому что младшая сейчас вопила под моим членом):

— Покажите: как любит ваша Верховная Жрица!

Я сомневался в том, что эти две развратницы не знали, каково это, но согласился. Старшая села на мой член лицом ко мне, пока Младшая смазывала маслом её вторую дырочку и член Акаро. Я сделал пару движений и вскоре почувствовал еще один член по соседству. Девушка прижалась ко мне и я чувствовал теперь все её горячее, влажное тело. Некоторое время мы входили в темп, а затем резко ускорились, хотя стражник осторожничал.

— Ааааа, да, еще быстрее! — вопила Старшая.

Её сестра подливала масла и нещадно била её бедра ладонями, что вызывало у моей партнерши приятные содрогания. Крик начал переходить в вой и мы с Акаро, не сговариваясь, остановились.

— Что такое? — недоуменно спросила Старшая.

— Сестренке своей дай отдохнуть, — ответил ей я.

Теперь уже на Акаро села Младшая, причем лицом ко мне.

— А мне как? — оставалось вопросить вашему жрецу.

— Ой, — смутилась Младшая, — конечно, сейчас я пересяду.

Акаро воспользовался паузой чтобы как можно тщательнее смазать попку Младшей, как и её сестра — чтобы снова вкусить моего члена и смазать его маслом.

Надо сказать, несмотря на то, что Богиня обделила Младшую грудью, сзади она выглядела очень привлекательно. Чем я и воспользовался — слегка ударив по руке, оттянувшей кожу с моей головки, я взялся за член и плавно вошел в эту привлекательную попку. Она, оказалась довольно тесной, почти как у Акареу, что мне ничуть не помешало. Вскоре теперь орала и младшенькая. Старшая заняла место над Акаро, и тот начал ей ласкать промежность языком, пока на него падала ароматная роса.

Вскоре девушка подо мной затряслась и упала Акаро на грудь, с хлюпаньем соскочив с его члена.

— Ииизвините, — смутилась развратница — я кончила раньше вас.

Старшую это не беспокоила и она, не дождавшись помощи сестры, пустив себе в пещерку сразу три пальца, вскоре сама излилась на кушетку.

— А нас кто заставит вас догнать? — вопросил я. Акаро был не настолько добр и просто притянул к себе старшую. Та схватила его ствол и принялась активно действовать — сначала двумя руками, а затем одной, так как я также принял её в оборот. Вскоре сначала Акаро, а затем и я шумно спустили свое семя.

Не дав опомниться просительницам, мы вызвали служанок, которые разбудили матрону и вывели девушек. Их имен и род, за который мы должны были заступаться, мы узнать забыли.

Служанка, вернувшаяся за фамильным украшением матроны, та самая, которая отсасывала у Акаро, рассказала, что подобные отношения в сестрах пробудила сама воспитательница, по очереди развратив их: старшую — на массаже, младшую — обучая премудростям любви. После увиденного на Паучьей Дороге мы с Акаро мало чему могли удивиться, поэтому всего лишь пожали плечами.

Хотя Акаро прижал девушку к стенку, с твердым намерением продолжить, и даже пустил ей палец в пещерку (больше не влезало), я отказался. В отличии от служанки. Она поласкала член, точнее — поместившуюся у неё в руке головку, слегка поработала язычком и ротиком, пока стражник доводил её рукой до экстаза.

Акаро не стал раздевать девушку, а просто, прижав к колонне справа от входа грудью, задрал ей юбку, вставил член и начал двигаться. Служанка не растерялась и обхватила мужчину руками и ногами, не забывая обхватывать ствол мышцами влагалища. Из её пещерки, в отличии от предыдущих гостей, смазка не лилась потоком, но в лунном свете была видна небольшая лужица, натекшая снизу. Я не стал подвергать себя испытанию и вышел.

Снаружи стояла другая служанка, не участвовавшая в оргии. Она орудовала рукой между ног и я не выдержал, поставив её на колени прямо перед членом. Девушка не растерялась и заглотила ствол полностью, вцепившись руками в мои ягодицы. Я сдержался и лишь участил движения. Она орудовала языком бессистемно и неловко, ноо мне просто нужна была разрядка.

Я её и получил, спустив семя ей в рот. Часть его она пролила от неожиданности себе на грудь (единственное, кроме глаз, что я неплохо рассмотрел в темноте. Крупная грудь, наверняка смотрящаяся без поддержки слишком вяло и острые соски.) и на пол. Я вытер член её подолом и заглянул обратно в покои.

Там Акаро уже обдавал белесой струей кигладку, которая явно получала удовольствие от происходящего. Она лишь закрыла глаза и, улыбаясь, сильнее оттягивала кожу с головки члена. Когда поток спермы иссяк, она облизала член, затем губы, провела рукой по небольшой груди, растирая по ней семя, поклонилась мне с Акаро и была уведена второй служанкой.

— Не лучший твой выбор. — глядя им вслед проговорил мой спутник.

***

Расследование я начал с местного храма Бога Разайи. Там все стояло вверх дном в буквальном и переносном смысле. Храм явно пребывал в полуупадочном состоянии, хотя прихожан было достаточно: как в главном зале с лабрисами — у гигантской черной головы быка и ниш с фресками, изображавшими Миноса и Бога-Отца, таки и в маленьких молельных комнатках, причем в них действительно молились, а не исповедывались или трахались.

В архивах ничего про культ Осьминога не было. Я подозревал, что казненный жрец совмещал в себе ритуальное, обрядовое и практическое, а еще и что-то воровское. Новый Верховный жрец, умеренно полный мужчина с бородкой, сразу вызвал ремонтников и мастеров по фрескам — настолько все было ветхим в Храме. Сам он искренне верил в Бога-отца, но помог только тем, что отправил к одному из оставшихся служить немногих исповедников.

Я зашел в каморку, которая едва превышала мою в Кносском дворце. Старик сидел за столиком в богато украшенном платье и орудовал стилосом над глиняной табличкой. В мою сторону он даже не повернулся.

— Светлого вам вечера, о...

— Эти идиоты совершенно забыли, что одним из заветов Разайи является знание. Можете себе представить, уважаемый, в этом Дворце якобы все забыли ассирийскую клинопись!

— Но, позвольте, у царя должна быть Палата...

— Она, конечно, есть. Я говорю про Храм. Молиться можно и дуре со змеями, — я содрогнулся — да спасят меня гении от её цепких рук. Я должен помогать людям, наставляя их на путь, не привлекающий Небеса, а меня заставляют писать ответ носатому жрецу! — он всплеснул руками. Я помолчал некоторое время и осведомился:

— Досточтимый Паразаро сказал, что вы мне можете помочь с культом Осьминога, который поднял голову на Севере.

Жрец помолчал, но оставил стилос и глину.

— Вы же принесли... нечто?

Я молча протянул ему перстень с клинописью и осьминогом.

— Что вы знаете о приверженцах?

— Только данные из старинных легенд и пара культовых моментов.

— Хм. Я тебе вот что расскажу — он отложил перстень и посмотрел на меня. — Этот перстень — чепуха, клинописью зашифрован наш язык, а содержание просто, как ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

+9.2 (54)
13598
14
28 мая 2013
3
 
+9.1 (43)
8536
16
31 марта 2013
5
 
наверх