Тьма древнего Миноса. Часть 4: Роскошный ритуал

  1. Тьма древнего Миноса. Часть 1
  2. Тьма древнего Миноса. Часть 2
  3. Тьма древнего Миноса. Часть 3
  4. Тьма древнего Миноса. Часть 4: Роскошный ритуал

Страница: 4 из 6

колонна на фасаде нашего дворца. Это пропуск. Я думаю, ты знаешь об этом, не так ли?

Я кивнул. Специалистов в Кноссе было гораздо больше, чем в провинции. Даже в пределах одного Храма.

— Тут ключевой момент — влияние чертовых жителей берега/то есть ассирийцев, хеттов, египтян и т. д./. В давние времена от них вы, минойцы — я только тут заметил, что седой старик имел слишком светлую кожу для минойца — переняли идею, что духа, будь то «гений» или похититель душ, можно запереть в теле человека. Как я слышал от одного коллеги, осьминогопоклонники одержимы идеей заточить в специально подготовленный живой сосуд духа, наделенного высшими силами...

— То есть та рыжая была именно таким... «сосудом»?

— Я рад, что мне не пришлось повторять мысль дважды.

— А кто тот коллега?

— Казненный вчера досточтенный Керхаро. В молодости он довольно плотно занимался этой тематикой и даже владел их оккультной практикой. Кстати, он пришел к выводу, что все их ритуалы заточены на ядах, а создание демонхоста для них вещь малореальная.

— Демонхоста?

— «Сосуда».

— Но я собственными...

— Ты мог видеть только попытку. Культ опасен скрытыми в своей сути закрытостью и тяге к насилию. Я полагаю, что ряд мятежей, вроде бунта Морло, но поменьше масштабами, был поднят именно последователями Осьминога.

— В Галатосе были случаи, когда находили ковены?

— Молодой человек, я удивляюсь, как вы не заметили. Этот дворец пропитан оккультизмом от костей до Верхней Терассы. Я не удивлюсь, если сейчас где-то под покровом ночи призывают Осьминога или просто водят хороводы вокруг статуй духов...

***

Больше мне ничего Храм не дал. Бронзовым лабрисом молодой Царь перерубил мне большинство ниточек. Только хорошенькие храмовые рабыни обещали мне гору удовольствий, но шепотом и нерешительно, так что от их услуг я решительно отказался, хотя и оттрапезничал с молодыми жрецами, дав пару наставлений по проведению ритуалов и предсказаний.

Что меня неприятно удивило — так это количество молодых жрецов. Их практически не было. Я не спросил об этом нового главу Храма, ведь он за происшедшее ранее не в ответе. В Кноссе молодые жрецы нередко были вынуждены работать кем-то еще, но не жрецом — стражником или писарем, нередко — служить в частных часовнях при поместьях неподалеку от дворца.

Тут же даже десяток молодых не набирался (за исключением храмовых рабов, разумеется), однако предыдущий Верховный жрец даже не думал увеличить заявку в Закросский дворец, где обучали жрецов и жриц. Странно. Все-таки жаль, что царь его казнил сразу, жаль...

Молодые рассказали, что оккультизмом, действительно, тут занимаются многие, но как правило безобидным, вроде поклонения гениям, кошкам-охотницам Богини или прочим духам. Ещё существовал довольно закрытый культ при одном из царских чиновников, поклоняющийся полузабытому речному духу, но он был одобрен обоими иерархами /высшими жрецами культа/ Галатаса.

Акаро тоже мало чего накопал. Местные гончары опознали глину, а один древний старик даже признал клеймо — мол, когда-то давно — царя два назад, при одном из поместий неподалеку существовала частная мастерская, однако он не помнит, при каком именно. Ювелиры осьминогов не признали, отнеся кольца и подвески к поделкам кигладцев. Еще он выяснил, что в местном борделе признают всех духов, а в питейных заведениях, наоборот — никаких. Оставалось идти на поклон к местной верховной Жрице.

Но с этим возникли некоторые проблемы. (Эротические рассказы) Стражник Храма огорошил меня известием, что до вечера все будет закрыто из-за хода светил. А вечером, разумеется, Жрица примет меня, так как о моем приезде ей прекрасно известно. На небольшом полуночном служении Богине-со-Змеями. Я кивнул, так как мне нечего ответить, и вернулся в покои, где меня ожидал Акаро.

— Какие новости с Кносса, Акаро?

— Разгромили еще один ковен. Акалла просила передать, что небеса сильно лихорадит, а Карфаро — что две четырехседмицы /месяца/ назад было продлено торговое соглашение между Фестом — Фаистосом, то есть — и Галатасом.

— Он же не хочет отправить нас дальше на юг?

— Тебе лучше знать своего повелителя. Но прямого указания на это я не нашел.

— Хм. Кстати, мы сегодня приглашены на пир.

— Такими темпами я буду терять форму и превращусь в заплывшего жиром жреца.

— Полегче, стражник!

Мы посмеялись.

— А где будет пир?

— В храме Богини-Матери.

— Хм.

Я усмехнулся и спрятал предметы культа Осьминога в наспех сделанные тайники — щель между стенами и «тайник для воров» под лежанкой, на которой я вчера сношал матрону. Его найдут и успокоятся.

— Не волнуйся, Акаро, местная Жрица молода и прекрасна. Я уже собрал большую часть слухов о Какорро, так её зовут.

— И что о ней говорят?

— Молода, набожна и развратна. То же, что и про нашу, если подумать.

***

Стражник не удосужился мне сообщить, что намечающаяся церемония непосредственно связана с Ритуалом Очищения. Впрочем, я, конечно, мог догадаться об этом и сам — ведь завтра чистый день, когда никто не работает.

Зал был невысок и не имел зала для музыкантов сверху. Справа от входа начиналась крупная ниша с двумя бассейнами, в которых уже нежилась приглашенная знать. Чуть дальше, у правой стены, в нишах заканчивали стелить шерстяные коврики и циновки, кто-то замаливал у лампадок прегрешения или просил о покровительстве высших сил. Несмотря на то, что ритуал не начался, пары уже активно (но в рамках приличий) ласкались, некоторые девушки, почти не стесняясь, терлись юбками о члены партнеров, пока еще прикрытые тканью.

Людей скопилось много. Большая часть — в цветах высшей дворцовой знати, мужчины не снимали плащей, а женщины — платьев. Впрочем, уже отсюда я мог разглядеть, что многие уже возбуждены — обострившиеся соски женщин и девушек прекрасно мог увидеть каждый, да и явные бугры в определенных местах выдавали мужчин. Действо обслуживали храмовые рабыни, на которых были лишь украшения да сандалии на шпильках, любимые дворцовыми модницами.

/Минойское женское платье имело настолько глубокий вырез, что тот не скрывал грудь, а поддерживал её снизу. Что касается шпилек, то это маловероятно. /

Рабы же в этом дворце были музыкантами (и, подозреваю, уборщиками) и окружили статую Амейи, Богини-со-Змеями, закрывая проход в запретные для простых прихожан помещения. На возвышениях стояли курильницы, источавшие сладковатый дым куриама — наркотической смолы, раздражавшей меня ещё с Закроса. Высшей Жрицы пока не было видно и посетители наркучивали себя сами.

Одна из девушек, пеласга с волосами цвета воронова крыла и маленькой, юношеской грудью, не дождалась начала церемонии. Покачиваясь на ногах в такт ритуальным мелодиям, она, не особо скрываясь, терлась попкой о разеже/термин для партнера/ сзади. Юбка и фартук её были задраны, обнажив стройные загорелые ноги, но скрывая промежность, в которой действовала её рука. В разных концах зала происходило подобное — меня уже невзначай задевали девушки своими телами, обдавая жарким дыханием.

Самое удивительное было в происходящем то, что никто не возмущался. Мужья, как в тумане, качали руками под звуки барабана и протяжной трубы, не обращая внимания на то, как чьи-то жадные пальцы и губы ласкали их жен. Жрицы с ледяным спокойствием готовили церемонию, поддразнивая прихожан, а то и прихожанок, гладя их по губам и соскам. Аромат возбужденных тел начал пробиваться сквозь дым от куриама.

Внезапно музыка смолкла и зал замер.

Из прохода вышла Высшая жрица, облаченная лишь в воздух и серебро, сопровождаемая сзади сонмом жриц, покорно склонивших головы. Её тело, не понравившееся бы Богине (слишком стройная в груди и тылу), было покрыто черным рисунком, изображающим змею. В руках она несла два факела, олицетворявших солнце и луну....  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

+9.2 (54)
13627
14
28 мая 2013
3
 
+9.1 (43)
8558
16
31 марта 2013
5
 
наверх