Озеро удовлетворения: обучение сексу

Страница: 3 из 4

на мои плавки.

Я покраснел. Значит, их не вводят в курс дела? Странно. Вот звери — они ведь не обладают интеллектом, все происходит на уровне инстинктов, но ведь — размножаются. Неужели и женщины из этого поселения не могут понять, зачем мужчинам их половые органы? А может она знает, просто ее интересует, почему он вырос в размерах?

— Слушай, ты ведь знаешь, как размножаются люди? — осторожно спросил я.

Эвелин снова нахмурилась. Мне опять пришлось перефразировать вопрос.

— Ну, ты знаешь, как рождаются дети?

Некоторое время она задумчиво на меня смотрела, видимо, пытаясь понять то, что я сказал. Но вот прошло уже секунд пять, и она, совсем по-детски закусив нижнюю губу, со страхом смотрит мне в глаза. Неужели я ее напугал?

— Успокойся, — быстро сказал я, ложа руку ей на обнаженное плечо.

— Я не знаю, — испуганно ответила девушка. — Мы не разговаривать об этом в мой племени. Женщина узнает лишь когда приходить ее время. Ее забирают в горы. Там она находиться год. Потом — возвращается с ребенок.

Она облизнула губы. В ее лице читался испуг, смешанный с любопытством, и я понял почему. Ей нельзя было об этом говорить с кем-либо. Я не понимал, почему так принято в их племени, но догадывался, что момент отведения девушки в горы с последующими «обрядами» для зачатия ребенка, является у каждой жительницы этого поселения каким-то переходным моментом. Ну... что-то вроде совершеннолетия. Неужели местные мужчины настолько хорошо обходятся без секса? Или им хватает тех женщин, которых ведут в горы?

Еще некоторое время она смотрела мне в лицо, затем отвела взгляд. Видимо, приняла решение, что спрашивать об этом у меня не надо. На мгновение мелькнула мысль спросить у Эвелин, хочет ли она узнать, как происходит данный процесс, предложить ее проинструктировать... Но вот я уже ловлю себя на мысли, что стоило ей перестать смотреть мне в глаза, мой взор тут же устремился на ее пышную красивую грудь и влагалище, девственное и желанное. (Эротические рассказы) Почему же я должен спрашивать ее, хочет ли она узнавать что-либо? Я же приезжий, я цивилизованный человек, которого боятся местные девушки и уважают здешние мужчины! Я могу позволить себе немного поиграть с этой красоткой.

Встав с подстилки, я подошел к ней на расстояние вытянутой руки и быстрым движением снял с себя плавки. Эвелин испуганно дернула головой, реагируя на мои резкие движения, и вот она уже смотрит на мой вздыбившийся половой орган. Я пробыл рядом с обнаженной девушкой слишком много времени, мой член пульсировал, рельефными полосами на нем проявлялись вены, кожа опустилась под весом моих яиц, обнажая влажную головку.

— Эвелин, — выдохнул я, — я собираюсь показать тебе, как люди занимаются сексом. Я хочу, чтобы ты узнала, как рождаются дети. Тебе может быть немного больно, но потом — ты почувствуешь то, что еще никогда не чувствовала. Ты согласна?

Я не стал принуждать ее к сексу, насиловать. Те мысли, что ударили мне в голову несколько секунд назад, заставляя думать о принуждении, пропали. Теперь мне было стыдно перед самим собой. Очень неприятно было думать о том, что она может отказать. Мне хотелось заполучить ее тело в любом случае, но принуждать ее я не буду.

На этот раз она молчала куда дольше, и дело тут было не в сложности сказанной мной фразы. Она думала. Ведь если она сейчас отдастся мне, что с ней будет потом, когда придет ее черед идти со своими соплеменниками в горы и рожать там ребенка?

Взгляд Эвелин поднялся, она снова смотрела мне в глаза. Сейчас в ее взгляде была не только задумчивость. Сомнение? Боязнь?

Я понял. Она боялась не того, что я могу с ней сделать. Она боялась потерять этот шанс узнать об этом в такой обстановке. Ее грызло любопытство.

— И мне надо будет делать ребенка с тобой? — наконец спросила она.

Я чуть не захохотал. Так вот в чем дело!

— Нет, — улыбаясь, выговорил я. — Не нужно. Я покажу, как это происходит, но детей у тебя не будет.

— А кто-нибудь узнает? — задала Эвелин очередной вопрос.

— Скорее всего, — вздохнул я, понимая, что после этого ответа, шансы заполучить ее быстро падают. — Но только когда будут «вести тебя в горы». Но возможно, они и не заметят.

Еще несколько секунд. Хорошо, что отец далеко, решил бы он наведаться — пришлось бы объяснять, кто эта девушка, что она тут делает, почему мы оба голые и о чем мы тут разговариваем. И если первые три пункта он бы понять еще смог, то четвертый заставил бы его потерять сознание.

— Хорошо, — Эвелин встала на ноги. — Хочу знать. Покажи.

Это победа. Она дает мне свое тело в полное распоряжение, разумеется, мне следует воспользоваться всеми его местами, прежде чем дойти до главного. Но и объяснить, что к чему, мне тоже придется.

— Смотри, — начал я, ложа свои руки ей на плечи. — Присядь. Да, вот так. — Мой стоящий член оказался на уровне ее подбородка. Эвелин опять начала его детально разглядывать с широко раскрытыми глазами, словно боясь не увидеть его снова, словно не желая упустить ни крупинки из той информации, что я могу до нее донести. — Это мой половой орган. Он есть у каждого мужчины. Ты знаешь, как он называется?

— Пися, — делая ударение на последнюю букву, сказала девушка. Ее щеки порозовели.

— Верно. — Я кивнул. Нагружать ее другими словами, на подобии «член» или «пенис» не хотелось. Да и было в этом что-то простенькое, возбуждающее. — Возьми ее в руку. Давай, не стесняйся.

Эвелин взялась рукой за мой член у самого его основания. Все волоски с него я сбрил еще незадолго до отъезда, так что густых «зарослей» там не было, лишь в некоторых местах чуть виднелись темные точки.

— Это, — я указал пальцем на головку, выпирающую из-под шкурки, — головка моей писи. Возьмись за нее рукой и опусти с нее кожу как можно ниже.

Девушка подчинилась. Ее ручка стянула кожу с головки моего члена и снова остановилась.

— Теперь подними обратно, но не до конца, — сказал я. — Потом — опять вниз. Повторяй так с нарастающей скоростью.

Девушка чуть недоуменно посмотрела на меня, но опять опустила взгляд на мой член и начала быстрыми движениями руки мастурбировать его. Я выгнулся от удовольствия, да так и стоял, пока не понял, что скоро кончу.

— Погоди, — севшим голосом сказал я.

— Неправильно делаю? — с опаской спросила Эвелин, прекращая водить рукой.

— Ты делаешь лучше всех, — заверил я ее. — Но нужно двигаться дальше. Ты должна взять мой... мою писю в рот.

Глядя в изумленные глаза девушки, я запустил руку в ее длинные волосы и погладил по голове.

— Поверь, это надо. Без этого никак. Ты должна выполнять мои требования, чтобы узнать, как это происходит. Представь: тебя ведут в горы, приготавливают к ритуалу зачатия ребенка — а ты делаешь что-то не так! Представляешь? Это же позор на все селение!

Я ее убедил. Опять уверенное выражение лица, опять она приняла решение. Эвелин открыла рот, и я придвинул таз поближе к ее лицу, потирая своим членом о ее губки и давая девушке впитать его запах. Затем, я пропихнул его как можно глубже в ротовую полость, доставая головкой до ее глотки. Нос девушки уткнулся мне в живот, сама она затряслась от кашля и рвотного рефлекса.

— Терпи, так надо!

Шли секунды, а я стоял так и стоял, до тех пор, пока не посчитал, что терпеть она больше не может. Тогда я наполовину высунул свой член из ее рта и начал делать легкие поступательные движения.

— Теперь поработай губами, — сказал я. — Обсасывай головку, не забывай водить рукой по самой... писе.

Эвелин повиновалась. Ее еще немного трясло, но теперь не из-за рвотных рефлексов. Снова наслаждение... И снова я понял, что скоро кончу. Черт, она просто превосходно сосала мой член, хотя, вряд ли у нее была возможность потренироваться.

— Остановись.

Эвелин отреагировала сразу. Я вытащил влажный и теплый пенис из ее рта ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх