После Египта

  1. Египет
  2. После Египта
  3. После Египта. Продолжение: День первый

Страница: 5 из 6

с ума. Я обеими руками начинаю ее мять, не забывая входить в ее киску. Через минуту ее соки заливают ее попку, бедра. Ирина начинает подыгрывать мне, водя попкой, направляя мой член в нужное ей место. Когда мы его находим, она начинает постанывать, выдыхая. Через минуту она уже вовсю подмахивает мне, давая команду вгонять по-полной. «Есть мой командир вгонять по полной».

В это время Саня, похоже, наглядевшись на нас, начинает кончать сам. Я поворачиваю голову, Юлька лежит на кровати, закрыв глаза, правая нога ее пропущена между ног Саши, вторую он держит левой рукой, правую положил на бедро и выгнувшись, закинув голову, вгоняет по самые яйца. При этом из него вырывается протяжное «А-а-а-а».

Ирина тоже поворачивает голову, ее глаза светятся, как два прожектора. Я аккуратно ложусь на нее сверху, завожу руку и нежно, но настойчиво беру за шею. Подношу к ее губам свои пальцы, провожу по ним. Они в ее соке. Она жадно заглатывает палец в рот и начинает жадно сосать. При этом ее попка высоко поднята и я головкой чувствую, как сильно она упирается в упругую стенку влагалища, растягивая ее. Финишная прямая. Ирина замирает с открытым ртом, выпустив мой палец, и ее разбивает сильная дрожь. Она сжимается всем телом, как пружина, практически подбрасывая меня в воздух. Я привстаю с нее, давая место для маневра, еще мгновение и она начинает затихать, мелко дрожа на выдохе. Я опять, аккуратно наваливаюсь на нее, не давая члену выскочить, и замираю вместе с ней. Любое мое движение вызывает у нее судороги. Поэтому я лежу смирно, стараясь даже не дышать. Когда дрожь унимается и Иринка только всхлипывает, я начинаю медленно двигать членом. Ее опять бросает в дрожь. Значит нужно еще немного подождать.

Через минуту я уже без опасений начинаю двигать бедрами. Смазки стало гораздо меньше, но она есть. Вынув член на половину, я начинаю снова его вводить. Тихо, медленно, аккуратно. Так продолжается минуту или две. Наконец, я чувствую, что становиться опять мокренько, Иришка начинает оживать, она медленно поворачивает голову, пересохшими губами ищет мои. Конечно, я нежно целую ее в губы, провожу по ним языком и постепенно наращиваю темп. Она опять выгибает спину, подставляя мне свою киску. Член словно деревянный, входит, растягивая влагалище. По лбу у меня стекает пот, попадая в глаза и капая Ирине на спину. Ирина, как кошка вытягивает вперед руки, сжимает покрывало, водит бедрами, меняя место прикосновения головки внутри. Она напрягается, все мышцы спины проступают сквозь тонкую загорелую кожу. Еще немного и она кончит, но опять, уже знакомая волна, опускается вниз живота, и не в силах сдерживаться я вонзаюсь в нее до самого лобка, ухватившись за бедра, плотно прижимаюсь к ее скользкой попке. Обжигающая струя выстреливает, Я продолжаю рывками давить вперед, а сперма продолжает выстреливать.

В глазах темнеет, я слышу, как Ирина протяжно стонет, тоже подаваясь мне навстречу. Сквозь пелену оргазма я понимаю, что она еще не кончила, потому что продолжает жадно вилять попкой, требуя продолжения. Я заставляю себя продолжить, сильно хватаю ее за талию, и пока член совсем не упал, вгоняю его, насколько хватает длины. У меня было секунд десять, и мы успели. В очередной раз, когда я вхожу в нее уже наполовину упавшим членом, и придавив ее своим весом, она плотно сжимает попку, обхватывая мой член, и так, конвульсивно сжимая мышцы, доходит до оргазма. Ее ноги плотно сжаты, мышцы ягодичек и влагалища сжимаются и разжимаются, по-моему, в такт ударов сердца. Затем частота уменьшается, захват слабее и Иринка начинает таять на глазах. Все мышцы начинают расслабляться, попка из каменной опять превращается в упругую, аппетитную, которая приятно сжимается под моим весом, мышцы спины и рук из стальных, превращаются в нежные девичьи части тела. И вот мы замираем, тяжело дыша, и сотрясая друг друга ударами наших сердец. Ирина поворачивает голову на бок, и я вижу блаженную улыбку на ее расслабленном лице.

В голове проносится рой мыслей. Хоть это и происходит за долю секунды, но чтоб их отсортировать и взвесить у меня уходит пара минут:

Какие же они все-таки умопомрачительно красивые, когда, отдаваясь мужской силе, взлетают на вершину блаженства, падают в море бесконечного страсти и наслаждения. Когда они качаются на волнах умиротворения и спокойствия. Их лица превращаются в лица ангелов, а улыбки излучают тепло, любовь и благодарность. А если их глаза приоткрыты, то светятся так, как будто через них проходит свет из самого рая, теплый, спокойный, полный любви и бесконечности. Какой же, наверное, Сашка недотепа, если не понимает, что в такие моменты его любимая хочет насладиться чувством невесомости и счастья, и качаться на этих волнах, пока нежная прибрежная волна аккуратно не опустит ее на теплый, мелкий песок берега удовольствия. Когда она, не спеша, приходя в себя, поймет, что этот теплый песок все лишь измятая простынь в спальне, и вот тогда ей захочется ощутить тепло и нежный поцелуй любимого, почувствовать его объятья, и может быть, не спеша продолжить и попробовать подняться на эту заветную вершину блаженства снова.

И конечно, когда посреди этого чуда, в эту сокровищницу удовольствия, которая чувствует каждую пульсацию твоего члена, когда все тело становится гиперчувствительным, даже к дуновению легкого ветерка, варварски продолжать долбить, сжимать до боли грудь или шлепать ручищами по попкам... Это такой непростительный облом кайфа. Это намного хуже, чем за мгновение до его оргазма соскочить с мужчины и сказать: «Извини, мне пора бежать». Именно после таких обломов женщины и превращаются в сварливых сук, у них постоянно начинает болеть голова, они постоянно не в духе. Нет. Есть, конечно, и другой тип женщин, у которых оргазм больше похож на мужской, только он может повторяться по нескольку раз. Возможно, тогда им и нужны такие отбойные молотки, которые будут долбить их ночь на пролет, шлепая по попкам, и грязно ругатья. Но это все индивидуально. И не почувствовать такую разницу — преступление.

Даже моей ненасытной Юльке, способной за ночь оторваться пять-шесть раз, требуется пару минут, в течении который нельзя ни то чтобы шевелиться или сопеть, даже громко стучать сердцем. Надеюсь, Александр почувствовал это сегодня, и сделает свои выводы от увиденного. Если нет, то при случае нужно попробовать ему это деликатно пояснить.

Одно из этого всего стоит огромным плюсом. Мы сломали невидимые границы и запреты, придуманные людьми для совсем глупых людей. Мне кажется, что эти запреты сродни вегетарианства, матерных слов или нудизма. Но самое главное, что возможно мы нашли партнеров, которые подходят нам. Саша может долго не кончать и быстро восстанавливаться, а спортивная, сексуальная Иришка может получать оргазм по нескольку раз и такая же страстная, как и моя Юлька. Ей нужно немного практики, расслабиться и выпустить свои желания и фантазии на волю.

На все мои размышления ушло не больше двух минут. Наше дыханье успокоилось, я аккуратно привстал с Иришки, отлепляясь от нее. Поцеловал в шейку, плечи, спускаясь не спеша по спине все ниже и ниже. Она благодарно мурлыкала. Затем я поцеловал ее попку, провел по ней языком, крепко сжал, разводя ягодички в стороны. Затем наклонился и провел языком по ее мокрым, липким от моей спермы губкам. Она, игриво хохотнув, сжала попку, ее передернула короткая дрожь, и я стал спускаться по ее ножкам. Проводя по ним руками, ощупывая каждый сантиметр, я не забывал покрывать их поцелуями. Когда я добрался до ее ступней, приподнял слегка и пососал ее пальчики, она с придыханьем издала гортанный звук, давая понять, что это ей нравиться. Я сжал ее маленькие ступни, накрыл ее одеялом, чмокнул в щечку, и наконец-то вернулся в реальный мир.

На соседней кровати, лежа на спине и положив руки на глаза, лежал Александр. Возле него лежала в ногах моя ненаглядная, и работала ротиком над его поникшим членом. Она нежными пальчиками оттягивала его мошонку, и легкими, как ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх