Повороты жизни

  1. Повороты жизни
  2. Повороты жизни. Продолжение
  3. Повороты жизни. Новая ветка (Окончание цикла)

Страница: 3 из 8

Бугристый фаллос в виде члена пробил мою нежную дырочку и ворвался внутрь до самого конца. Мне было больно, но как то издали. Сам факт присутствия инородного тела во мне возбуждал меня сильнее страха. Ольга отошла от меня на шаг и обратилась к Кате.
— Как тебе наша сучка?
— Очень классная... сучка. — пролепетала Катя, одной рукой тиская себя за писю.
— Ну, больно сучка?
— Почти нет. — ответила я и посмотрела вниз. Среди моих волосиков красными контурами выдавались мои губки, а светлый фаллос слегка окрасился кровью. Эта картина меня очень возбуждала, жаль, что я не ощущаю его как надо.
— Поприседай на нем. — распорядилась Оля. И я сделал пару попыток подняться с него и сесть обратно. Это было сложно, но ничего страшного не было, только крови прибавилось. — Вот и здорово. Теперь вставай раком на постель и разведи попку.

Я поднялась с члена и на слабых ногах залезла на постель. Взявшись за свои половинки, я раздвинула их и услышала вздох Кати. «Какая большая» — сказала она, и я невольно улыбнулась. Я теперь женщина. Ольга подошла ко мне и намазала мою попку кремом, все это я только понимала, так как ничего еще не ощущала. А потом она сильно толкнула меня в попу. Я упала на постель.
— Все милочка, с тобой закончили. Надеюсь ты довольна?
— Да мама. Ой то есть Хозяйка... — поправилась я.
— Да ничего, — Оля улыбнулась и пощупала мою дырку. — Потом привыкнешь. Кать, теперь ты.
С Катей все прошло, так же как и со мной. И только когда Оля запихнула в Катю толстую пробку, я пощупала свой зад. У меня тоже была затычка в заднице. Потом Ольга провела нам гинекологический осмотр со всеми необходимыми процедурами. Где она смазывала наши повреждения, где то немного подрезала лохмотья. Закончилось все уколами снотворного, чтобы мы проспали до завтра, когда все заживет.

Поворот 4.

Новый день. Я проснулась первой, между ног было больно, но желание пописать было сильнее. Вот когда я начала мочиться, вот тогда стало больно. Мою киску словно обжигало огнем. Потом пришло время вынимать пробку из зада. Как ни странно у меня это не получилось. Пробка мне сильно не мешала, но когда я ее потрогала, она показалась мне просто огромной. Я пошла к Оле и разбудила ее. Она сказала, что вытащит ее, когда Катя проснется. Но Катя показалась в проеме и сразу стала жаловаться на боль. Оля вырвала из нас пробки и после туалета смазала все наши дырочки, мы их даже не трогали, боялись боли.
Весь остаток дня мы провели вне дома. Оля сводила нас в Торговый цент, где мы кушали, ходили по магазинам и сходили в Кино. Когда же вечером мы вернулись, Оля угостила нас шампанским и отправила спать. Мы уснули как подрубленные. Ночью я проснулась и решилась потрогать себя, пока никто не видит. Я была шокирована, раньше я не могла без боли просунуть в себя и мизинец, а сейчас два моих пальчика провалились в мокрое пространство. Чувство было абсолютно новым, но мне сразу понравилось это ощущение. Помастурбировать я не смогла, не все еще зажило.

Следующим утром я проснулась последняя. Оля уже кормила Катю, которая сидела на крупной пробке черного цвета. Когда я вошла, Оля вручила мне тампон и инструкцию. Только тогда я заметила кровь. После установки тампона, я вернулась и была усажена попкой на такую же пробку как под Катей. Моя попочка очень сопротивлялась, но мне и не нужно было засовывать ее в себя, это бы простой растяжитель, который должен был нам служить стулом в течении двух недель. Ольга сказала, что на неделе она закончит процедуру нашего удочерения, чтобы быть нашим официальным представителем. А пока она займется нашим воспитанием, как и должно Хозяйке. Мы теперь большие девочки со своей ответственностью.
Для начала нам были «выданы» наши привилегии:
— Мы могли не носить нижнего белья вне дома, конечно пока по желанию.
— Мы могли спать вместе, а иногда и с Олей.
— Оля пообещала заняться нашими сиськами и развить нашу сексуальность.
— Оля разрешила нам гулять с парнями, но пока мы в этом не разбираемся — не трахаться.

Затем мы получили наши ограничения:
— Мне на правах будущей Сучки, запрещалось отказывать Кате в ее утехах, какими бы они не были.
— Мы не могли спать «пустыми». Оля выдала нам небольшой набор игрушек, с которыми мы должны были спать ежедневно, до ее дальнейших распоряжений.
— Если Оля нам дает указания — мы выполняем. Это не ограничение свободы, это уроки на которые мы сами согласились.
В список воспитания входило многое:
Для начала, после нашего восстановления, Оля стала нас трахать игрушками каждый день, добиваясь пока мы, не кончим раза три. По началу, это было сложно, так как удовлетворение наступало после первого оргазма. Но Оля не сдавалась и стала давать нам таблетки «для любви». И начиная со второй недели, мы могли кончить по пять раз, не теряя пыла.
Еще Оля учила нас лизать друг друга и ее. Она могла долго наслаждаться нашими вылизываниями и понукать нас, где мы не правы и как надо. Зато друг для друга мы старались уже учеными языками.

Оля стала разводить наши уроки, Катю она учила отдельно от меня, а меня от нее. Мне доставались уроки поз и различного подчинения. Со временем я стала такой блядью... Едва я входила домой и снимала одежду, как Катя говорила мне вылизать ее попку и письку, после чего трахала меня своей рукой. Ее рука свободно залазила в мою дырку, а вот Олина еще не могла. Зато Оля могла приказать мне встать раком у дивана, чтобы она сложила на меня ноги, и так я могла стоять по часу, после чего я получала свою серию оргазмов. Наверно поэтому у меня сложилось ощущение, что подчинение — это начало удовольствия. Чему училась Катя я не знала, она не говорила, а когда я спрашивала, она плевала в мой рот и била по попе, после чего одевала страпон и трахала меня в задницу. Не скрою, что часто я сама на это напрашивалась.

Оля сменила нам курс таблеток на уколы. И по прошествии нескольких недель, у меня и у Кати стала расти грудь. Касательно наших дырочек: Оля отводила Катю на депиляцию и фотоэпиляцию, чтобы полностью свести волосы на ее лобке. Мне же она сама стригла их и выбривала, мыла какими-то мазями. Из-за этих действий мой лобок очень сильно стал зарастать. Я обижалась на это, но Оля напоминала, что сучка тут одна и это не она. Приходилось много терпеть. Кате был сделан пирсинг в клиторе и пупке, мне в этом было отказано. Затем Кате Оля покупала очень красивые наряды, хоть и откровенные, мне же покупались больше закрытые наряды типа сарафана. Однако я ходила теперь без трусиков и лифчика постоянно. Меня это постоянно заводило, хоть в этом вопросе Катя завидовала мне, ей приходилось ходить в стрингах.

Наши вечера и обстановка в доме тоже изменились. Теперь мы с Катей спали на сдвинутых койках. Ольга каждый вечер выдавала нам игрушки по своему усмотрению, как для сна, так и для секса. На ночь Катя меня могла, как угодно использовать, я даже как то работала подставкой для пульта от телевизора. Я стояла перед ней задом, а она когда переключала каналы или меняла громкость, втыкала пульт мне в письку или задницу, причем резко и без предупреждения. За эту игру мы обе получили похвалу, Катя за идею, а я за послушание.

Поворот 5.

— Девочки просыпайтесь! Катя, Сучка, ну что вы! — мы кое как выползли из под одеяла. И посмотрели на Олю. — Завтра приезжает ваш пап, вы что забыли? Сегодня все убрать и привести в порядок, чтобы вечером было все готово.
Мы нехотя вылезли. Катя не постеснялась и сказала, что я сегодня все буду делать одна. Я обиделась на нее, но потом простила. Почти каждый час Катя выскакивала с какой-нибудь игрушкой и трахала меня, пока я не обканчивала пол под собой. Поэтому вроде все были при деле. Вечером пришла Оля и довела уборку до конца, попрятала все игрушки, выдала нам одежду на дни с папой. Он ведь пока не в нашем круге, а значит, не должен знать ни о чем. Потом мы с Олей сдвинули их с папой кровать и немного передвигали мебель в доме. Оля сказала, что каждый вечер ...  Читать дальше →

Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх