«Чайка»

Страница: 2 из 5

в каком-то отупении и смотрела на равномерно приближающийся и удаляющийся от моих глаз лобок, заросший курчавыми черными волосами, вяло пытаясь двигать во рту языком. Мыслей в голове не было никаких и сколько так продолжалось я не знаю. Затем мужчина, по-прежнему крепко держа меня за волосы одной рукой выдвинул член почти полностью и приказал:

— Рот открой широко и язык высунь. — Машинально я послушалась, головка члена легла на высунутый язык. Напрягшийся член запульсировал и мне в рот полилась густая жидкость. Член встреливал сперму раз за разом, заполняя мой рот. Внезапно меня дернули за волосы вниз и назад, запрокидывая голову. Член оказался над моим лицом и последние струйки спермы залили мне лоб и нос, стекая на щеки. Я увидела, что во второй руке мужчина держит сотовый телефон и снимает меня на видео. Я дернулась всем телом, в этот момент рука держащая меня за волосы разжалась и я шлепнулась на пол. Так и не проглоченная сперма обильно стекала изо рта. Мужчина неторопливо убрал сотовый в задний карман брюк и сказал:

— Ты еще не закончила, соска, убери член мне в плавки и застегни брюки! — И столько властности было в его голосе, что я безропотно встав перед ним на колени, сделала как мне было приказано.

— Пожалуйста сотрите запись-вырвалось у меня, я робко посмотрела на него снизу вверх-я ведь сделал все, что Вы хотели.

— Во первых не сделал, а сделала-возразил он-ты в женском белье в женском туалете, тебя только что поимели в рот. Значит ты не парень, ты девка, привыкай к этому. Во вторых я знаю, что ты с соседней с нашим домом отдыха базы. И если ты не хочешь, чтоб распечатанные с моего телефона фотографии с твоей милой мордашкой заляпанной спермой были расклеены по всей территории твоей базы отдыха, ты будешь очень послушно выполнять все, что я тебе прикажу. Ты поняла, шлюшка?

— Пожалуйста, не надо, сотрите запись, я Вас прошу, — стала почти бессвязно лепетать я, пытаясь рукой взть его за пояс. Но он оттолкнув мои руки вдруг влепил мне сильную пощечину. Щеку обожгло огнем, я машинально прикрывшись руками, испуганно смотря на него, попыталась отодвинуться.

— В общем так, сучка, или ты вечером в восемь часов ждешь меня здесь стоя на коленях и одетая в это белье, или завтра твои фото будут на каждом углу. — с этими словами он вышел из туалета. Я села на пол, из глаз потекли слезы. Меня всю трясло, в голове был полный сумбур. Некоторое время я просто сидела, плача и уставившись в одну точку. Потом поспешно, сняв белье и переодевшись в свою одежду, побежала в свой номер. В голове пульсировала мысль: «Что теперь со мной будет?"Вернуться до того как все проснуться я не успела. Пришлось на удивленный вопрос соседа ответить, что ходила рано купаться на море. Белье я так же не успела во время повесить на место, а потом вспомнила, что мне сказали быть в нем вечером. Целый день я ходила сама не своя, собиралась даже уехать с Черного моря домой. Но поняла, что свой отъезд не смогу никак объяснить родителям. И подсознательно понимала, что мне придется подчиниться незнакомцу, так властно и неожиданно ворвавшемуся в мою жизнь.

За ужином, в семь вечера я сидела как на иголках и ничего не могла есть. Сомнения одолевали меня до последнего момента. Но к восьми часам я была около туалета. Поспешно заскочила внутрь, сняла шорты и футболку, положив их в пакет. Одела женское белье, а вот встать на колени не успела. Раздались быстрые шаги и в туалет зашел утренний незнакомец. Я замерла, опустив голову.

— Я же ясно сказал, как именно ты должна меня ждать! — от его голоса у меня по спине побежали мурашки. Казалось ноги подломились сами и я упала перед ним на колени. Голову я все так же боялась поднять.

— Я не сомневался, что ты придешь. Что не хочется быть местной порнозвездой? — насмешливо спросил он. — Впрочем почему только местной... Сегодня днем я зашел к директору вашей базы отдыха и узнал твой адрес. Поверь это было очень легко сделать, — и он действительно назвал мой адрес. — Так что, сучка я в любой момент могу послать фото тебе домой. Сказать, что я была в шоке, значит не сказать ничего.

— Пожалуйста, не надо, я же сделал как Вы хотели-срывающимся голосом пролепетала я.

— Во первых, — строгим голосом ответил он, — мне надоели твои стенания. Или ты сейчас уходишь отсюда, и тогда ты знаешь что я сделаю. Или ты остаешься, но в этом случае ты будешь во всем мне подчиняться. Итак? — он выжидательно замолчал. Хотя в голове почему-то была пустота, подсознательно я понимала, что не смогу сейчас уйти отсюда. Я осталась стоять на коленях в той же позе. И тут он шагнул ко мне и отвесил хлесткую пощечину. Я схватилась за горящую огнем щеку и, впервые за этот вечер испуганно посмотрела на его лицо снизу вверх.

— Во вторых, раз ты остаешься, ты должна запомнить определенные правила, — очень строго продолжил мужчина. — Тебе запрещено даже думать о себе как о парне. Отныне говори о себе в женском роде. Ты девка! Ты будешь выглядеть как девка, вести себя как девка, говорить как девка! — Он сделал паузу и внимательно посмотрел мне в глаза.

— Встань ровно, руки заведи за спину и обхвати ладонями локти. Ноги раздвинь, — приказал он-еще шире. Вот так! Голову держи ровно, а взгляд опусти в пол. — я безропотно ему подчинялась.

— Запомни, сучка, это основная поза в которой ты будешь находиться в моем присутствии. С колен тебе подниматься запрещено, кроме как если я сам это прикажу. Ты меня поняла, шлюшка?

— Да-ответила я.

— Да, Господин-поправил меня мужчина, — меня ты будешь называть только Господин и будешь добавлять это в конце каждой фразы, повтори!

— Да, Господин-исправилась я. Я стояла на коленях, широко раздвинув ноги, с заведенными за спину руками и опущенными в пол глазами и чувствовала, что мои щеки становятся пунцовыми. Мне было невыносимо стыдно, и вместе с тем, как-то необыкновенно возбуждающе подчиняться этому мужчине, которого я стала покорно называть своим Господином. Между тем он продолжал:

— Ты станешь не просто моей личной шлюхой, которая будет обслуживать меня как угодно. Ты научишься быть послушной и преданной рабыней, которую я воспитаю под себя, как считаю нужным. Ты поняла, шалава?

— Да, Господин, — тут же отозвалась я.

— Повтори!

— Я стану Вашей покорной рабыней и шлюхой, Господин-произнесла я и почувствовала как мои щеки еще больше заалели.

— Вот именно! — довольным тоном продолжал он-у меня есть опыт в дрессировке таких малолетних подстилок как ты, девочка. И тут же голос его построжал:

— Однако, занимаясь твоим воспитанием, мне придется регулярно тебя наказывать. Наказания приучат тебя к надлежащей рабской покорности. Расстегни мне ремень и вытащи его из брюк!

Как в тумане я повиновалась, для чего мне пришлось, сзади вытаскивая ремень из брюк, чуть ли не уткнуться носом в ширинку Господина.

— Хорошо, сучка, отдай ремень мне, а сама повернись ко мне полубоком и наклоняйся. — Я попыталась выполнить приказ, что было непросто, поскольку руки мои оставались за спиной.

— Ниже, руки держи за спиной, ноги вместе. Еще ниже, лицом в пол, голову поверни ко мне, попу отставь. — В результае я оказалась стоящая раком, с плотно сведенными ногами и сцепленными за спиной руками, прижимаясь щекой к кафелю пола. Задница смотрела в потолок.

— Трусики приспусти с задницы, — раздался следующий приказ. Я спустила стринги сзади, полностью оголив ягодицы и снова завела руки за спину.

— Хорошо, сучка! Запоминай, эта поза называется «поза для порки» и ты будешь принимать ее каждый раз, когда я захочу тебя наказать. Сейчас ты получишь тридцать ударов ремнем. Твоя задача, шалава, стоять спокойно, громко и внятно считать удары и каждый раз добавлять: Спасибо, Господин! Ты все поняла?

— Да, Господин-пролепетала я. Меня трясло мелкой дрожью. Как такое может быть? — думала я. Меня никто никогда не наказывал. Родители всегда относились ко мне ласково и, в отличие от других детей, я ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)
наверх