Золушка Олеся

Страница: 3 из 6

на пол. Пора поработать. Давай Золушка... в своих фантазиях ты ведь Золушка? Очисть-ка пол. Ну-ка лизать!

Пару раз, хорошенько пнув напоследок распростертую у себя в ногах Олесю, Рита всё же отступилась, с развязным видом покачивая жирными ляжками напевая что-то под нос, оставила и комнату, и квартиру вместе с рыдающей Олесей...

Воспоминание было настолько ярким и острым что уже взрослая независимая и состоявшаяся Олеся, словно почувствовала доносящийся до нее сквозь годы вкус соленых слез во рту... Снова ощутила ту боль, тот страх и ужас, дрожь во всем теле... дикий адреналин. Именно он заставил кровь закипеть в жилах. Именно он отдался пульсацией в её клиторе. Такого странного чувства она еще никогда не испытывала. Её сердце сжалось. После всех этих лет, что она пыталась оградить себя от своих жутких воспоминаний, они явились к ней именно сейчас? Олеся, открыв глаза и замерев на время, отказываясь верить самой себе, прислушивается к своему телу. Сначала медленно начала гладить свою грудь, а затем... Она вспоминала об этом эпизоде и в то же время стала возиться между ног...

«После всего этого... как я могу... Я, что, совсем выжила из ума? Какая только муха меня укусила... « — Подумала Олеся, покачав головой. Затем протянула свободную руку, беря один сосок, и зажимала его несколько раз. Затем второй, одновременно манипулирую другой рукой в промежности. Когда пальчик стал воздействовать непосредственно на пульсирующий клитор, Олеся задергала бедрами как сумасшедшая, елозя и судорожно извиваясь на своих пальцах, которые стали совсем мокрыми, от клейких выделений. Во всё нарастающем ритме, она двигала бедрами навстречу своим пальцам, ритмично призывно постанывая, чувствуя как любовные соки, все сильнее текут от её влагалища по бёдрам.

Олеся остервенело, и лихорадочно работала рукой между раздвинутыми бедрами, вспомнила другой эпизод, насильно вырванный ею самой из памяти происходивший, когда она уже была девушкой. Несколько пьяных дружков Риты, на вечеринке у них дома (попойку Рита устроила в удобный момент, когда мать была где-то на даче с очередным любовником) завалились к ней в комнату и чуть не изнасиловали.

Два нетрезвых элемента прижали её к полу, нагло лазили везде руками и пытались раздеть, третий пришелец стоял рядом и пялился. Глупо улыбался. Олеся хотела закричать, но жутко боялась последующего позора. Она оказалась, словно загипнотизированной и отвечала негодяем лишь испуганными взглядами. К счастью подружка одного из подонков, все остановила. Случайно увидев происходящее, она назвала своего парня похотливым гавнюком и с напыщенным видом оскорбленного достоинства удалилась прочь к остальным гуляющим. Нет, её вовсе не заботила судьба Олеси, её только интересовала она сама. Сорвавшись с места, один из двух злодеев немедленно побежал догонять подругу, что бы вероятно успокоить и уверить, что та все не так поняла, что это просто шутка. Все остальные последовали за ним вслед. Видимо он был главным заводилой.

— Подумаешь, — Презрительно ухмыльнулась Ритка, когда на следующее утро Олеся ей об этом рассказала со слезами, катящимися по ее лицу. — Ну и изнасиловали бы они тебя. Всего-то трое. Это ещё ничего. Вон Люську в прошлом месяце, всей толпой оттарабанили, человек 12. Ну и ничего. Даже заявление писать не стала. Ей вроде даже как понравилось. Шалава она и есть шалава. А уж тебе и подавно бы понравилось. Вы все ботанички на самом деле похотливые шлюшки. Строите из себя недотрог, а сами... Поверь мне, я знаю, что говорю. Я наблюдательная. Сидите себе тихонько до поры до времени, а потом башню в раз сносит, пизда с ума сходит. Ты ведь думала об этом... я права? Ты ведь, дрочишь на тех троих парней признайся?

«Это были слова, трахнутой тупой суки! Настоящего кровожадного монстра, который случайно оказался моей собственной сестрой! Я не в чем ни виновата... просто тогда у меня не было сил и опыта что бы защищать себя!» — пронеслось в голове Олеси, а пальцы полетели все быстрее и быстрее. Психология возбуждения порой бывает очень странной. Найдя для себя какое-то новое извращенное удовольствие, Олеся взрывалась зарядами высшего наслаждения, она кончала.

Ей было тошно от самой себя. Как она могла? За считанные минуты отбросила себя назад, отринула всё уважение к себе, которое росло и укреплялось на протяжении стольких лет, с тех самых пор как она вырвалась из-под опеки своей блудливой шизофренички мамаши, рассталась с безумной алкоголичкой сестрой. А теперь все её представления о себе самой рассыпались в прах.

Чувствуя себя отравленной странной бациллой, она лежала, тяжело дыша с вульгарно раздвинутыми ногами с влажным влагалищем, пульсирующим клитором. Рука её при этом блуждала между лицом и лоном переносившей её собственные соки из половых губ в собственный жадный рот... Она даже не сразу отдала себе отчета в том, что делала, это было наваждение, наитие. Оргазм был особой силы — мощный, испепеляющий, оглушающий. И ощущение, которое он дал, держалось еще долго.

Олеся осознала, нечто непостижимое — что странным причудливым образом её наивысшее возбуждение соединялось с фактором собственного подчиненного даже жертвенного положения. Олеся полюбила вспоминать о тех случаях. Со временем в её голове более смело и отчетливо стала звучать давно появившаяся мысль — она хотела большего.

Олеся решила стать рабыней.

Эта идея так захватила её, что скоро стала каким-то наваждением. Она обдумывала ее и ночью и днем. Олеся заметила, что в рассказах Госпожа часто заставляла свою рабыню одеваться как шлюха дабы поставить в унизительное положение и давала различные изощренные задания. Она решила, что ей самой пора узнать каково, чувствовать себя шлюхой — быть готовой, к тому времени, когда познакомится со своей Госпожой.

К тому же поразмыслив, она поняла, что это было идеальным моментом. Она была домохозяйкой, имела много свободного времени, жила в огромном новом микрорайоне, где практически никого не знала. С утра и почти до вечера она была предоставлена сама себе. Это был её шанс.

Она решила, что ближайшее время посвятит экспериментам над своим собственным разумом, моралью и устоями. Ей было очень не просто пойти на это, Олеся всегда была скромной и стеснительной, но что-то глубоко внутри неё заставляло каждый раз её идти дальше.

Во-первых, она стала регулярно пересылать дошедшей до ручки спивающейся сестре деньги, тайно отрывая их из семейного бюджета. Её супруг ещё постольку — поскольку общался с её матерью, когда та была ещё жива, но вот сестру на дух не переносил. Та, со своим задиристым, как и она сама дружком была виновницей абсолютно нездоровой атмосферы, которая царила на их празднике, а попросту испортила своими пьяными выходками всю их свадьбу.

Теперь для Олеси это стало не важным, как и то, что она ни разу не дождалась не единого звонка с благодарностью. По сообщениям знакомых, сестра деньги получала и успешно пропивала, а «богатенькую» и «добренькую» Олесю крыла матами и осыпала проклятьями.

Во вторых начала учиться делать качественный куннилингус и ануслинг — практикуясь часами со слепком вагины и ануса в натуральную величину, который сгорая от стыда, приобрела в интим магазине. Работала самозабвенно как заведенная — с полной самоотдачей, с неистовым усердием. Она хотела показать Госпоже, какая она обученная и уже много умеющая шлюха, что её язык чего-то да стоит. Если конечно дело когда либо, дойдет до того что бы пустить его в ход.

В третьих она знала, что Госпожа предпочёл бы увидеть её выбритой там внизу. С момента решения стать рабыней — она всегда держала свою киску полностью гладкой и безволосой, чувствуя при этом себя более открытой и уязвимой, как и положено быть настоящей рабыни. Не было проблем с правильным преподнесением этого факта и для мужа. Она просто сказала ему как то в момент уединения:

— Как ты отнесешься к тому, что я буду брить себя там... всегда. Ведь ты именно так хотел, что бы моя киска была открытой ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх