Секс на высоте

Страница: 1 из 4

Итак, закончились лихие 90-е, в которые у меня было немало сексуальных приключений.

***

Новый век принес мне новую работу. Фирма была богатой и позволила себе снять офис в одной из старых московских гостиниц практически в центре. В огромном многокомнатном номере с лепниной и позолоченными люстрами расположились руководство и бухгалтерия, в номерах попроще — трудящийся персонал. Моя работа была обеспечивать полноценную компьютерную связь между подразделениями через наш сервер и выход в интернет через гостиничную службу.

Хороший сисадмин — как хороший врач: его работа незаметна. Повозившись пару дней после заезда и посидев в пивняке с гостиничным сисадмином (дабы наш всегда трафик был быстрым, а канал широким), я в дальнейшем мог о работе не думать. Начальство понимало важность компьютерной связи (без ЛВС и инета работа фирмы просто застревала напрочь), поэтом у меня был отдельный кабинет в виде однокомнатного гостиничного номера несколькими этажами выше руководства (это было старинное здание, а при царе самые богатые апартаменты располагались на нижних этажах, наверху же — клетушки для челяди). Но даже такая клетушка была дворцом: высоченный потолок, от входной двери — тамбур, откуда можно было попасть в комнату или санузел. Санузел хоть и совмещенный, но в нем была ванна!!! Поэтому я сразу накупил всякой мыльно-пузырной приблуды и каждый день принимал ванны.

Комната же — огромный зал, метров 20. Стены толстенные, ни одни звук от соседей или из коридора не проникал ко мне. В стене — высокое, под три метра, и широкое, не менее полутора метров, окно с широким, почти в метр, подоконником на уровне моих бедер. Рамы были двойные и раздельные, как строили раньше. В верхней части — неширокая фрамуга, открывавшаяся и закрывавшаяся «дерганием за веревочку». А вот кондиционера не было. А на дворе — жаркое и душное лето центра Москвы. Причем окно выходило прямо на проспект, по которому носились и гудели машины. И солнце весь рабочий день светило именно мне в окно.

Поскольку перспектив кондиционирования у меня не было, я подошел творчески: приволок из дома старый карниз с плотной гардиной для фрамуги, а стекла окна заклеил зеркальной пленкой. Теперь на ночь я открывал фрамугу — и воздух остывал, утром закрывал ее, чтобы не пускать раскаленный воздух улицы, а через зеркало солнечные лучи были не такими жаркими. В общем, после той подсобки кайф был неземной.

Номер мой был всегда закрыт на ключ и собачку, увидеть что-либо в окно через зеркалку невозможно, и потому после очередной ванны я не сразу одевался, позволяя телу дышать. Для работы же в кабинетах начальства или сотрудников (в таких случаях меня вызывали по телефону) у меня был легкий комбинезон, который я наделал прямо на голое тело. Полагаю, об это знал не только я: девушки весьма недвусмысленно пялились на меня, когда я раком лез под стол, чтобы проверить контакт или подключить очередной девайс. Но и они тоже целомудрием в одежде не страдали. Тогда как раз вошли в моду стринги, и у сидящей девушки попка всегда выглядывала поверх джинсов. Если наши отношения и настрой девицы позволяли, я щелкал по такой попке.

***

Как-то вечером ко мне постучали. Накинув комбез, я открыл дверь (бывало, кто-то ошибался дверью или администратор интересовался, как мы используем имущество). Вошла девушка Юля из бухгалтерии. Это была наша знаменитость: несколько лет назад она по обмену училась в Америке и потому была весьма продвинутой в смысле современной молодежной культуры.

— У тебя выпить не будет? — спросила она. Я заметила, что она уже слегка под хмельком.

— Найду, — ответил я. — А что случилось?

— Да отчет этот квартальный задолбал! Главбух поставила уровень дохода — и чтоб ни копейкой больше. А как это сделать, когда у нас с разы больше? Уж и так и сяк с девками подгоняем. Вот видишь — даже выпить пришлось от нервов. Налей, а?

А надо сказать, что рабочий день уже закончился, солнце спряталось за крыши, и у меня царил полумрак.

— Пока прими ванну, а я схожу за выпивкой, — сказал я Юльке.

— Где? — удивилась она.

Я показал ванну, шампуни, даже полотенце у меня было настоящее банное и — главное — уже сухое. Юлька чмокнула меня в щеку, и я вышел из номера. Что меня заставило закрыть ее на замок — не знаю, но я не собирался шляться полночи. В гостинице был магазин, где я купил вина, виски, мясную и хлебную нарезку, жвачку.

Когда я вернулся, Юлька уже сидела за моим столом — чистая и ароматная.

Я раскрыл свои покупки.

— Ого! Ты догадался виски взять? Спасибо! — второй поцелуй за вечер.

Я включил на компе негромкую романтичную музыку, и мы приступили к снятию юлькиного напряжения.

Вискарик мы уговорили быстро под мемуары «а вот когда я была в Америке, то мы... «. Несмотря на достаточные размеры закуски, Юльку «повело», и она потянулась к вину. Конечно, с пониженного градуса ее сразу потянуло на подвиги. Юлька уселась на подоконник и уставилась на панораму вечерней Москвы.

— Как у тебя тут классно! — восхитилась она. Окно ее кабинета было много ниже и выходило во двор гостиницы. — Всю Москву видно!

Она встала и начала подтанцовывать в такт очередному треку. Юлька мне давно нравилась. У нее была точеная, но не худая, фигурка, стройные длинные ноги с маленькими ступнями, курносая попка, высокая грудь, пухлые губки и щечки с ямочками. Хоть я предпочитаю женщин длинноволосых, юлькино карэ меня возбуждало не меньше. В отличие от подружек, Юлька летнюю жару переносила не в заниженных джинсах, а в трикотажных шортиках с бантиком впереди и блузах-размахайках, которые умеют так эротично падать с одного плеча. И сейчас она была в этом же.

Я не мешал ей танцевать, но сел рядом, чтобы успеть схватить ее, если вдруг повалится на раму.

Танцуя, Юлька повернулась к окну задом, отклячила попу и собрала шорты в полоску.

— Вот тебе, Москва! — пьяненько засмеялась она. Конечно, видеть ее никто не мог, даже тени, поскольку света в кабинете я не зажигал, а пробивавшегося с улицы освещения нам было достаточно света, чтобы видеть друг друга.

— А в обратку слабо? — подначил я девушку.

— То есть? — не поняла Юлька.

— Не задрать, а спустить.

— Ой, да легко!

Уловив ритм нового трека, Юлька развязала бантик на шортах, запустила пальца под поясную резинку и начала оттягивать их вниз и в стороны. Вот одна сторона поползла вниз, открыв кружавчик стрингов. Вот она опустила перед шортиков до лобка. Снова развернулась попой к городу, нагнулась и плавно опустила шорты до щиколоток. Эротично, волной распрямилась, вышла одной ногой из штанины и резким движением другой ноги швырнула шорты в комнату. Я испугался: а вдруг они за люстру зацепятся — хрен потом достанешь, даже если поставить стул на стол. Но шорты упали на пол.

Юлька развернулась ко мне задом и, изгибаясь как змея, собрала на животе блузу, открыв мне свою практически голую попку. Ниточки стрингов сходились на ее копчике, скрепленные колечком Конечно, член мой уже рвался из комбеза, а про «пора домой» я и думать забыл. В конце концов, у сисадминов рабочий день ненормированный — так и скажу дома.

Вот, как я понял по движению ее рук, она задрала блузу до шеи и показала Москве свои прекрасные сиськи. Вот она скрестила руки и рванула блузу вверх. Танцуя, Юлька опять стала ко мне лицом. Блуза болталась у нее на шее. Энергично тряхнув головой, она швырнула на пол и блузу. Теперь на ней оставались только лифчик, стриги и туфли.

Несколько тактов она играла пальцами под бретельками лифчика, Вскоре лифчик полетел мне в лицо.

Юлькины тонкие пальцы зашли за резинку стрингов, как до того было с шортиками.

— Дальше! — крикнул я.

— Дальше? — спросила девушка. — А ты сам сними! Ртом.

Ой! Да не такое ртом с девицами проделывали! Я стал перед нею на колени и приложился губами к ее лобку. Там все уже было мокренько. Я начал покусывать лобок через трусики, вдыхая пьянящий ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх