Секс на высоте

Страница: 3 из 4

а мне доводилось пить спирт, разведенный «по широте»), и мы с Юлькой выпили на «брудершафт». Как будто он нам был нужен после всего, что у нас уже было?!

За окном горела ночная Москва. Мы сидели на подоконнике лицом друг к другу, прислонившись каждый к своему откосу, скрытые от всех и видящие всех, курили и болтали. Из открытой фрамуги до нас долетали звуки мегаполиса: шум автомобилей, музыка баров и ресторанов, даже голоса людей, проходивших по проспекту. И над всем этим — мы, довольные и натрахавшиеся.

— У тебя презики есть? — спросила Юля.

— Конечно, и вазелин тоже.

— Вазелин — это хорошо, а то я думала, ты слюнями обойтись решил.

— Нет, я плевать с детства не умею.

— А я ненавижу, когда слюнями! — она брезгливо передернула плечами, отчего полотенце упало на живот, открыв груди, но Юлька не стала оправляться. — Эти пацаны дешевой порнухи насмотрятся и думают, что слюна помогает. Ни хера! (Юлька была уже изрядно пьяна, но себя еще контролировала). Да и не только в этом дело. Противно, когда в тебя плюют. Причем буквально. Я не плевательница, я женщина. Хочешь трахать — трахай! Не плевать не смей!

Она вскочила на ноги (полотенце спало с нее окончательно), повернула к окну зад, нагнулась и развела руками ягодицы:

— На, Москва, бери меня! Трахай! Трахай во все щели! Но плевать не смей! — Юльку затрясло от рыданий.

Я сорвал ее на пол и сжал в объятиях. Пьяная Юлька рыдала в голос. Я уж подумал, что все, на сегодня лимит исчерпан, а другого раза можно и не дождаться.

Я гладил девушку по голове, спине, попке, ласкал языком ее ушки. Такие срывы на пустом месте не бывают. Видно, она недешево заплатила за свое место под неласковым московским солнцем. Расспрашивать не буду, захочет — сама расскажет.

Понемногу Юля успокоилась. Обтерла руками мокрое от слез лицо.

— Ой! Ты тоже весь мокрый, — сказала она и начала ладонями стирать свои слезы с моей груди. — Я чего-то такого наговорила, да?

— Не так, чтобы очень. Обиду выплеснула.

— А-а-а, — протянула она, — да, есть что нехорошего вспомнить. Но, может, продолжим? У тебя презики есть?

— Есть, и вазелин тоже.

— Я помню, — она виновато усмехнулась — Давай два презика и ложись на стол.

Я достал два презерватива и лег на стол навничь. Юля развернула меня головой к окну, стала надо мною в 69-ю (она снова как бы демонстрировала городу свои прелести) и принялась ласкать мой член. Я в ответ с удовольствием лизал ее промежность. Вскоре она была вся мокрая-мокрая, а мой работяга стоял как кол.

Юлька слезла с меня, села рядом так, что ее вагина смотрела прямо на меня («Да, она умеет подать себя, и ей, видимо, не раз приходилось это делать», — подумал я), вскрыла один конверт, пристроила презерватив мне на головку и ртом раскатала по стволу. Затем она расположилась надо мной в поле «наездница наоборот» и решительно опустилась влагалищем на член. Я уже познал ее «живьем», и резина все испортила, но в такой позе пережатое в глубине влагалище плотно обхватывало именно головку, усиливая ощущения контакта.

Юлька начала подпрыгивать на мне. Она то пускала в ход бедра, приподнимаясь и опускаясь на моем члене, то плотно усаживалась вниз и дергала одними ягодицами, то крутила попой член, как ворот у жернова. Я начал было подмахивать ей, но она сказала:

— Не надо, не сбивай! Я сама все сделаю.

Я лежал и смотрел, как мой член то показывается из ее вагины, то исчезает в ней. Вот она вновь задрожала, и с криком упала вниз лицом на мои ноги. Кончила.

— Не выходи! Я сейчас, — услышал я ее голос. Вскоре где-то там, в ногах, раздался треск разрываемого второго конверта. Юлька выпрямилась, плотнее уселась вагиной на члене, чуть приподнялась и прогнула спину так, что мне стала видна ее анальная дырочка. Вот показалась ее рука с чем-то в пальцах. Опа! — да это мой маркер (достаточно толстый), только он в презерватите. А презерватив смазан вазелином. Юля направила маркер прямо к анусу, чуть нажала и аккуратно вставила прямо в попу.

— О, как хорошо! — простонала она. Движения она начала осторожно, но вскоре вошла в прежний раж. Когда она шла вверх, маркер начинал выскакивать из дырочки, но при движении вниз упирался мне в лобок и активно долбил ее анус. Он стал чуть ли не вторым моим членом! Вот ведь выдумщица! И познания явно не теоретические. Что же такое с нею было, откуда этот срыв? Ладно, не отвлекайся!

Мысль о собственном «двучленстве» так меня возбудила, что я кончил сразу за Юлькой. Отдышавшись, она спросила:

— Ты уже все или еще способен?

— Если прямо сейчас — то только с помощью твоего ротика, А если хочешь немного посидеть, выпить — то смогу и сам.

Мы снова сидели на подоконнике, курили и допивали вино (спирт я добавлять не стал). Маркер по-прежнему был в юлькиной попе.

— Тебе удобно? — спросил я.

— Да, очень. Я люблю анальные ощущения. Не хочешь попробовать, как со спермой, а? — и она повернулась ко мне попой. Такой вид несколько отрезвил меня.

— Нет, на такой подвиг я пока не готов. Да я и к сперме готов не был, ты меня просто подловила. Вот если и с аналом как-нибудь подловишь — может, и понравится, а пока — прости!

— Ну как хочешь! Но от ануслинга-то не откажешься?

— Это можно.

Я лег на спину и высоко закинул и широко развел ноги, открыв Юльке свой анус. Она склонилась над ним, и я почувствовал мокрый язычок на дырочке. Это было приятно. Такого мне еще не делали. Старательный язык девушки размягчил вход и слегка проник внутрь.

«Черт возьми! Если она сейчас захочет трахнуть меня пальцем или даже маркером — сопротивляться не буду», — подумал я.

Но Юля работала только языком. Она водила им от копчика до основания мошонки, чуть задерживаясь на анусе. Ее ладони лежали на моих ягодицах, широко разведя их в стороны и слегка массируя. Член мой напрягся и готов был к новым свершениям.

— Уф, устала, — проговорила моя любовница, укладываясь рядом на подоконнике. — Ну и... ?

— Честно? Я уже готов был не сопротивляться твоим попыткам проникнуть вглубь.

— Не стоит. Ты и вправду натурал, геем или бисеком никогда не станешь.

— Это тебе моя задница нашептала?

— Да. У тебя анус не приспособлен для траханья, он узкий и жесткий. Так что, если вдруг случится (спаси бог, конечно!) попасть в петушатник — намучаешься.

— И много мужских задниц ты видела?

— Немало. Членов, конечно больше.

— Там? — я намекнул на Америку.

— И тут тоже, — поняла намек Юля. — А вот я устроена так, что анальный секс мне доставляет огромное удовольствие. Ну, готов?

— Как пионер!

Юлька стала раком попой к окну (театр так театр!) и выгнула спину. Я стал над нею сзади, вынул маркер из раскрывшейся попки, провел головкой по дырочке, надавил и вошел. Хоть я член и не смазывал, в юлькиной попе вазелина было достаточно на двоих. Она умело подмахивала, меняла прогиб спины, теребила пальцами клитор, играла мышцами ануса. В общем, делала все, что нужно для получения неземного блаженства.

Наконец, она задрожала, закричала и кончила. А вскоре кончил и я.

— Заткни дырку! — попросила Юля, стоя по-прежнему раком и задрав попу к потолку.

Я схватил ее трусики (благо, они оказали рядом) и осторожно затолкал в анус.

— Хочу, чтобы твоя сперма во мне хоть так осталась.

— А в рот не считается?

— Нет, я же ее съела. Точнее — мы, — она засмеялась.

— На здоровье! — пошутил я. — Не возражаешь, если я отойду на пару минут?

— Не-а, мне так хорошо-о-о!..

Я сходил в туалет, а заодно посмотрел на часы. Было около часу ночи. Она пришла в конце работы... Поход в магазин... Немного посидели, выпили... Ого! Мы трахаемся уже пять часов! И что-то не видно обоюдного желание прекратить.

Когда я вернулся, Юлька все еще смаковала свои ощущения.

— Скажи, что ты чувствуешь, когда в тебя проникают?

— Первый миг — легкую ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх