Кровь викингов. Часть первая (вольная история средневековья)

Страница: 3 из 10

Люта, которой она касалась губами и языком, запах его мужского тела, перемешанный с душистыми травами. Уж не из-за него ли сегодня она кричала, как последняя волочайка (потаскуха), мечтая, чтобы огромный кол Асгрима не выходил из неё никогда?

Лют... Как он там? Вдруг ему плохо и больно, вдруг яд остался в ране, и парень не доживёт до утра... И тогда Хельга больше не прильнёт к нему, не услышит аромат его тела, не вкусит его плоти, не почувствует тепло его рук на своей груди... С этими мыслями Хельга ворочалась всю ночь, время от времени трогая горячий пульсирующий очаг меж своих бёдер.

Хельга проснулась ранним утром, и обнаружила, что мужа уже нет рядом. Наскоро умывшись и одевшись, она выбежала на шумное подворье, где служки готовили коней и провиант для Асгрима и десятка его охранников. На дворе появился сам ярл, и уловив вопросительный взгляд супруги, направился к ней.

— Хельга, сердце моё! Благородный Харальд желает видеть меня на военном совете. В Нормандии неспокойно, то и дело вспыхивают смуты, король боится, что его неспокойные сыновья вновь расколют государство на уделы.

— Возвращайся поскорее, Асгрим, я буду ждать тебя, — нежно промолвила девушка.

— Радость моя, вся печаль и тоска этого мира обрушилась на мою голову. Береги себя и будь мне верной... и, — Асгрим понизил голос, — подари мне наследника...

На нежные речи больше времени не было. Ярла отвлекли от жены, завалив делами и приготовлениями к отъезду. Теперь ничто не мешало Хельге пойти в закрома, и набрать тугую кожаную суму всяческой снеди и сухой чистой ветоши. К тому же, нужно было зайти к знахарке, и попросить у неё лечебных травок. Медлить было нельзя, если она хочет попробовать на вкус лютовы уста...

***

Яркий солнечный свет ворвался в тёмную затхлую землянку, когда Хельга распахнула дверь. Привыкшие к полутьме глаза Люта будто ослепли на мгновение, к тому же, после тяжёлой мучительной ночи, он не сразу пришёл в себя.

— А я уж думал, это жаворонок ко мне прилетел, забрать в светлый Ирий (славянский Рай, ключи от которого по поверью находились у вороны, а потом у жаворонка), — слабым, но бодрым голосом нарушил тишину Лют.

— Всё дурака валяешь? Значит, дело на поправку идёт, — миролюбиво отозвалась Хельга, — поесть тебе надо, иначе откуда силы-то возьмутся!

С этими словами девушка достала из сумы вяленую оленину, зайчатину, редкий в этих краях пшеничный хлеб, кое-какие фрукты и орехи.

— Вот, подкрепись, как следует, а я пока отвар приготовлю — рану промыть надо!

Вопреки её ожиданиям, парень не разлился очередными шутливыми комплиментами, а жадно принялся за еду. Видимо, он голодал несколько дней.

— Язык проглотишь, ненасытный! — подтрунила Хельга, — оторвись-ка от еды, мне нужно рану твою осмотреть.

Девушка опустилась перед заметно оживившимся мужчиной на колени и аккуратно сняла ветошь с плеча. В целом рана выглядела неплохо — кое-где едва начала затягиваться кожа, исчезла синева, сошла припухлость.

— Здоровый ты лось! Через пару деньков вновь уже по волховкам бегать сможешь, — ободряюще произнесла Хельга.

— Зачем же мне волховки, когда сама Фригг (богиня любви и брака у скандинавов) подле меня хлопочет? — прошептал возле самого уха Лют.

— Уймись, дикий, не то и вправду брюхо вспорю, — игриво промолвила девушка, однако, не отшатнулась, не оттолкнула, как сделала бы это вчера. Пылкое соитие с мужем сделало своё дело — Хельга больше не боялась прикосновения мужчины.

Нежными движениями девушка оглаживала место вокруг раны смоченной в отваре ветошью, убирая скопившуюся за ночь сукровицу. С каждым её прикосновением тело Люта немного вздрагивало, длинные светло-русые волосы парня колыхались у её лица, щекоча глаза и нос.

— Сейчас будет немного больно, — предупредила Хельга, и одним быстрым движением надавила тряпкой на рану.

Лют резко подался назад, при этом издав тяжёлый гортанный звук, похожий на рык дикого зверя. Так восклицает мужчина, когда входит в тугое лоно женщины.

— Ты и впрямь извести меня задумала! — притворно озлобился Лют, — больно же!

— А ты терпи! Чай, не девица, чтобы от пустяковой царапины в обморок плюхаться!

Закончив обрабатывать рану, Хельга приложила свежую толчённую травку, ту, что дала знахарка, и накрепко перевязала плечё.

— Ну вот, скоро совсем как новый будешь! — ободряюще промолвила девушка, и неожиданно поникла. Ведь больше ей нельзя было трогать Люта, проводить пальцами по тугим налитым силой мышцам, тёплой коже, чуть выпирающим соскам на груди парня.

Лют будто угадал мысли Хельги, ловко схватил её руку, и поднёс к своей груди, там где быстро и порывисто билось сердце.

— Тебе ведь нравится меня касаться? — тихим голосом спросил мужчина, — тебе не нужно этого бояться или стыдиться.

На мгновение замявшись, Хельга мягко, едва касаясь, стала водить пальцами по груди парня, нежно оглаживая ореолы сосков, опускаясь ниже, на красивый рельефный живот с тонкой светлой порослью, борясь с желанием опуститься ниже.

— Я тоже хочу тебя потрогать, — прошептал мужчина.

Чуть дрожащей рукой Лют коснулся щеки девушки, медленно провёл ладонью вдоль шеи, опустился на ключицу, затем ниже, где из-под лёгкой летней рубахи виднелся затвердевший от напряжения маленький девичий сосок.

Девушка всё ещё стояла на коленях перед мужчиной, боясь пошевелиться, боясь спугнуть эти сладостные ощущения, боясь, что если она хотя бы легонько вздохнет — он исчезнет, развеется, как хмельное наваждение.

Превозмогая боль в плече, Лют быстро поднял обомлевшую девушку, и усадил себе на колени. Хельга понимала, что именно сейчас она должна отвесить парню смачную оплеуху, выйти вон и навсегда забыть сюда дорогу. Так поступила бы достойная своего мужа жена. Но Хельга не уходила, напротив — она наслаждалась тем, как Лют целовал её в шею, легонько проводил по ней языком, слегка покусывал зубами. Его руки уже без стыда вовсю разминали её небольшую упругую грудь, уделяя особое внимание твёрдым, как камень соскам. Хельга никогда раньше не ощущала подобного, никто и никогда не трогал её так — каждое прикосновение Люта отзывалось тянущей и ноющей болью внизу живота.

Девушка густо покраснела — льняная юбка под ягодицами была насквозь мокрая, как будто она справила малую нужду. Был и ещё один повод для волнений — ощущение чего-то очень твёрдого, горячего, пульсирующего и подрагивающего под собой. Хельга с ужасом поняла, что тело Люта уже господствует над его разумом, и он в любой момент дерзко подомнёт её под себя.

— Лют, не смей! — попыталась вырваться тяжело дышащая девушка, — пусти сейчас же, не то закричу! Прибегут охотники, и от тебя мокрого места не останется!

Парень пропустил её угрозы мимо ушей. Ловким движением он проник ей под юбку, пальцы скользнули по бедру, и припали к очагу сладостных ощущений. Нащупав маленькую твердую горошину в складках влажной кожи, Лют стал не торопясь массировать это бугорок, всё ускоряя темп.

И тут случилось то, чего Хельга совсем не ожидала. Всё её тело на мгновение разобрала сильная судорога, руки и ноги одновременно отнялись, внизу живота чувствовались резкие спазмы и пульсации. Лют все не убирал руку с заветного места, поэтому сладостные ощущения продолжались особенно долго.

Наконец мужчина оставил Хельгу в покое, чтобы она немного пришла в себя после бурной разрядки. Девушка находилась, будто в полудрёме. В ушах гудело, перед глазами плыли круги, тело сделалось невероятно тяжёлым и непослушным. Девушка облизнула пересохшие губы, и хотела приподняться на ноги, однако Лют нежно, но властно удержал её:

— Куда же ты, Лада моя? — прошептал он, — я ведь тоже хочу утешиться...

Мужчина резко уложил девушку на лежанку, скользнув по ней диким взглядом.

— Скинь сорочку, покажи мне себя, — тихо проговорил он, — я хочу посмотреть на тебя, Хельга, — первый раз он назвал её по имени.

«Я хочу посмотреть ...  Читать дальше →

Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх