Дар. Часть 4: Месть ситха или моя первая пациентка

  1. Дар. Часть 1
  2. Дар. Часть 2
  3. Дар. Часть 3: Месть «ситха»
  4. Дар. Часть 4: Месть ситха или моя первая пациентка

Страница: 2 из 3

движение буквально выгоняют соки изнутри. Бедра приподнимают ягодицы, чтобы тут же дать им упасть на простыню.

Привстав, я с наслаждением смотрю «на дело своих рук». «То ли еще будет!», думаю про себя, и добавляю: «Когда в дело вступит главный участник!». А пока, я просто наблюдаю, как ее треплет шторм первого за сегодня оргазма. Это возбуждает и взбадривает, не хуже, а может и лучше, чем коньяк! Это «наркотик», а я, подсевший на него «наркоман»! Постепенно «шторм» тела стихает, мелкая ослабевающая дрожь и редки спазмы, как бы призывают к продолжению...

И оторвавшись от созерцания, я начинаю, или, если хотите, продолжаю священнодействие. Натянул презерватив, лежащий на койке, и вот головка моего члена уже скользит по вульве. Я чуть постукиваю ей по гениталиям. Каждое ее касание вызывает дрожь и стоны. Наконец, наигравшись, приставляю ее к отверстию влагалища, и медленно начинаю входить в нее. Мягкое скольжение внутрь, миллиметр за миллиметром... Остановка... И опять вперед... Тоня дрожит от нетерпения и желания, но я не спешу! Мне хочется насладиться первым проникновением, таким желанным и долгожданным... Вот я весь внутри. Опять остановка, мгновения привыкания и приспособления друг к другу... «и понеслась душа в рай»! Сначала по чуть-чуть, вперед-назад; все, увеличивая скорость и амплитуду погружения...

Вселенная состоит из элементарных частиц. А в нашей жизни присутствуют элементарные движения. Что может быть проще движения вперед-назад? Но в данном конкретном случае они могут вознести твою женщину, на вершину блаженства, а могут обидеть или унизить...

Поэтому я старался, и, похоже, у меня это получалось. Как в суп добавляют специи, так и здесь я добавил движение ягодицами вправо-влево. Совсем чуть, но этого хватило, чтобы она начала стонать, плюс подмахивание с ее стороны! Теперь мы двигались в одном темпе, дополняя движения, друг друга. Нам было так хорошо, «что ни в сказке сказать, ни пером описать»... Потом она приподняла ноги, и я положил их себе на плечи. Теперь при каждом вхождении в ее лоно моя мошонка шлепала по ее ягодицам. Стандартный набор звуков, для этого действа заполнял комнату: стоны; охи; шлепки; чмоканье члена входящего в вагину; изредка звуки поцелуев.

Смена положения, я пристроился сзади. Мой орган опять движется внутри нее. Теперь мне доступны ее груди и клитор, которые я ласкаю своими руками. Второй рукой я изредка шлепаю ее по попе. Она извивается под моим напором как змея, выкрикивая: «Да! Хорошо! Быстрее!»... А я уже разминаю пальчиками ее анус, он тоже не останется без внимания. Она уж не стонет, она уже кричит от наслаждения и ощущений. А я пока размеренно «полирую» ее влагалище, которое приняло оптимальную для меня форму и размер. Миг, и она опять в полете оргазма. Ее крутит, мышцы под кожей перекатываются буграми, спина выгнулась вниз. И крик, нечеловеческий крик восторга, а потом всхлипывания, ей не хватает воздуха. Так как сладостные спазмы стянули грудь. Голова упала на простыню которую комкают «беснующиеся» руки! Наконец вздох и стон, напополам с криком.

Вот крики на миг прерываются, и Тоня, срывающимся голосом стонет, почти шепчет: «Давай, в попу! Хочу! А-а-а... «. Быстрый выход, и вот уже мой фаллос медленно входит в анальное отверстие. Наличие на презервативе вагинальной смазки облегчает процесс. Крики сменяются всхлипами. Она еще больше выгибает спину, а я, «проторив тропу» начинаю набирать темп. Все повторяется. Это же простая арифметика: «От перемены мест вставляемых, сумма не меняется!».

Опять смена положения. Презик долой, она лежит на спине, а я пристроился членом между двух мягких и пленительных грудей. И опять вперед-назад. Она прижимает груди друг к дружке руками, а мой «молодец» уютно скользит в получившейся норке, доставляя удовольствие ей и мне. Временами она ослабляет сжатые груди, и я проскакиваю глубже, а она с упоением ловит красную, набухшую от крови головку ртом. И ее язык вылизывает ее! Такой массаж, кажется, нравиться ей, а мне тем более!

Потом она вылазит из-под меня, и делает минет уже по-настоящему. Вылизав весь орган, она забирает его в рот, и он мягко скользит по языку, а язык, своими фортелями, добавляет ощущений.

Новый презерватив и опять вагина. Буквально через пару минут мы оба кончаем. Стоны, крики, вздохи наслаждения. Я чувствую, как пульсирует ее влагалище, обжимая член, как заполняется резинка, одетая на него моей спермой. Тяжело падаю на кровать рядом с Тоней. Оба дышим как пробежавшие марафон. Зато, какое блаженство!

С короткими перерывами на перекус и отдых мы занимались этим увлекательным занятием целый день. Потом был ужин с шампанским, и мы продолжили вечер встреч. Никогда я еще не чувствовал такого желания. У меня вставал сразу, как только она начинала играть с моими причиндалами, или когда я гладил ее прекрасное обнаженное тело. Часам к двум ночи мы, наконец, угомонились, и я провалился в глубокий счастливый сон.

Проснулся я часов в 12 дня. Тони рядом не было. В квартире стояла мертвая тишина. Когда я встал, то увидел записку от Тони: «Милый! Меня вызвали на работу. Приду после 12 дня. Целую! P. S. В холодильнике есть что кушать, дождись меня!».

Я натянул на себя халат, брошенный на кровать, и пошел в кухню. Пока закипел чайник, я сделал утренний туалет. Потом налив кофе, и закурив, сел за стол, поджидая хозяйку. Мне вспомнился наш вчерашний марафон и у меня сразу встал. Приятные мысли отвлекли, и я задумался. Внезапно я услышал, как хлопнула входная дверь, но без задней мысли крикнул: «Милая, я на кухне. Пью кофе. Тебе налить?».

Простучали каблучки, и на кухню вбежала Снежана. Сцена из «Ревизора»! Она непонимающе осмотрелась, увидела меня, и в каком виде я здесь нахожусь, и вдруг бросилась на меня с кулачками... Из глаз брызнули слезы. Ее кулачки не больно колотили меня в грудь, а она, захлебываясь слезами, бормотала: «Ты такой же, как он! Сначала с мамой, а потом и ко мне подкатывать будешь! Сволочь! Ненавижу вас всех! Гады проклятые. Только одно на уме... «. Она кричала что-то еще, а я просто обнял ее и прижал к себе. Истерика продолжалась несколько минут. Из всего сказанного я понял, что в возрасте шестнадцати лет ее, похоже, изнасиловал какой-то знакомый мамы.

Она, всхлипывая, прижималась ко мне, а я гладил ее по волосам, говоря, ласковые слова. Пришлось прибегнуть к внушению, чтобы успокоить ее и заставить рассказать все по порядку. Мы сели на кухне, друг против друга, и она начала повествование...

Этот мужчина был ее отцом. Сначала он просто приставал к ней, а потом после одного из праздников, когда мама пошла провожать гостей, пьяный грубо изнасиловал. Пришедшая мать, буквально сняла его с дочери. Что с ним стало дальше, я не понял, но больше он в ее жизни не появлялся. Они переехали в эту квартиру, но травмированную психику Снежаны, не удалось реабилитировать. Она стала «стервой», и по ее мнению мстила все мужчинам. Завлекая в свои сети сокурсников, и бросая их, не думая, что может попасть «из огня да в полымя». От мужчин она ждала одного, то, что ей запомнилось тогда: боль, унижение, страх.

Я не зря учился на психотерапевта, не зря всех обогнал по этому направлению. Мне легко удалось поставить диагноз и даже метод лечения. Ей надо было показать положительные стороны секса, и отретушировать первый отрицательный опыт. Оптимальный вариант: большая любовь, терпеливый и деликатный парень. Или второй способ: имитация сего действия, используя мои возможности. Так как с поведением ее среди сокурсников были проблемы, то, первый вариант отметался как почти невыполнимый. Ну а второй вариант я мог сделать здесь и сейчас!

От размышлений меня отвлек звонок по мобильному телефону. Звонила Тоня, и сказала, что задерживается, и будет, скорее всего, после пяти вечера. Я посетовал на эти проблемы и добавил: «Ну, я тебя не буду ждать. Захлопну дверь и уйду». Мы простились, и я решил помочь Снежане, тем более что в нашем распоряжении оказалось часа четыре ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх