Праздник настоящих мужчин

Страница: 3 из 6

я проверял.

— А-а-а, так ты еще и проверял!? Не доверяешь!?

— Ну все, Оль, все... — замахал я руками, чувствуя что еще немного — и я же останусь виноватым. — Закрыли вопрос. Пошли вниз, там уже все собрались.

Заметно повеселевшая компания расположилась за столом. Мы втиснулись на свободные места и присоединились к беседе. Я украдкой поглядывал на Наташку, пробуя по лицу угадать, помнит ли она хоть что-то о прошедшей ночи или, как и Олька, ничего. Впрочем, похмельные страдания маскировали все остальное. Разговор же шел о том, что для окончательного выздоровления неплохо бы растопить баньку. Заодно вновь возник вопрос с электричеством, которого все еще не было. После недолгого обсуждения постановили: Алика с Витькой послать за электричеством, а нам с Сашкой досталась баня. Женщины же традиционно будут заниматься кухонными делами.

Отправив экспедицию к трансформатору мы занялись баней. Увидев ее, я моментально распрощался с надеждами попариться там всем вместе. Баня была микроскопической, на двоих, и то без излишеств. Зато протопилась быстро. Алик с братом, правда, вернулись еще быстрее, но с плохими вестями: своими силами справиться с поломкой не удалось, что-то навернулось по крупному и починить смогут только специально обученные люди-электрики. А они, само собой, появятся только после праздника, которого в этом году выпало вместе с выходными аж три дня.

Как я и ожидал, банный процесс не принес ничего интересного в плане общения. Ну разве что попарились. Девки умудрились втиснуться туда втроем, а мы ходили по двое. Зато от утреннего недомогания не осталось и следа. Впрочем, «утреннего» — это условно. Проснулись-то все около трех. И со всеми хлопотами за вечерний стол уселись почти ночью. Что тоже не совсем правда, так как стол представлял из себя маленький столик в углу, освободив пространство для танцев. На этом в один голос настаивали женщины, когда узнали, что в доме завалялся допотопный радиоприемник, к которому замечательно подходили батарейки из пульта телевизора.

— Наливай! — скомандовал Алик, зажигая последнюю свечку.

Витька налил, причем женщинам немного больше. Спаивает, хитрец — подумал я — Надеется небось что и этой ночью ему чего-нибудь обломится. Само собой, поначалу, как водится, никто не хотел напиваться, но, опять же, как водится, за неимением другого занятия именно это и получилось. Все снова набрались. Мы с Аликом вышли на улицу покурить, а заодно и проветриться.

— Дим, что дальше-то делать будем? — спросил он, затягиваясь. — Я больше пить не хочу, а то будет как вчера.

У тебя-то вчера как раз все неплохо сложилось. — подумал я, а вслух сказал:

— Не знаю. Избаловалось человечество — всего-то электричества нету — а у нас катастрофа. Предки вон при лучине всю жизнь — и ничего, обходились как-то.

— Ну дак подскажи, какая у них была культурная программа на праздники? — ухмыльнулся Алик.

Я задумался. В голову ничего не приходило кроме универсального сценария: водка, балалайка и хоровое народное пение.

— Хрен его знает...

— Вот и я о том же. Ладно, пошли в дом. — Алик щелчком отбросил окурок и повернулся к двери.

В доме уже надрывалось радио. Сразу возле двери, в полутьме, Сашка с женой изображал танец, неуверенно покачиваясь. Моя Олька с Витькой топтались возле стола. Наташка в одиночестве скучала на диване. Мы с Аликом двинулись к ней, когда сзади послышался Светкин голос:

— Ну не надо, Саш! Ребята же смотрят!

Я обернулся. Сашка, одурманеный алкоголем, женским телом и полумраком, пытался забраться жене под платье и уже успел задрать его сзади, обнажив пухленькие Светкины ляжки. Правда, ненадолго — на этот раз Светка отбилась.

— Да ладно тебе, Свет, не мешай ему! — рассмеялся Витька.

— Ага, щас! — огрызнулась она, снова стряхивая Сашкины руки. — А вы смотреть будете!?

— Да мы не будем!

— Отвернетесь что ли?

— Да хоть вообще выйдем! Пошли, ребят, отсюда! Наверху подождем!

Подшучивая над Светкой, все остальные, толкаясь, вывалились в прихожую. Напоследок Витька нагнулся над столом и дунул на свечи. Наступила непроглядная темень. Алик, насколько смог прикрыл за нами перекошенную дверь. Естественно, наверх никто не пошел. Все столпились тут же, в прихожей, молча прислушиваясь к звукам из комнаты.

Оттуда немедленно раздалось шуршание и слабое Светкино:

— Саш, не надо... не лезь туда...

— Ну так теперь никто не видит... Как ты хотела... — Сашкин шепот, на грани слышимости.

— Все равно... Слышно же...

— А мы тихонечко...

— Осторожнее, порвешь... я сама...

Мы молча прислушивались. Немного мешало бормотание радио. Я не двигался с места, ожидая пока глаза привыкнут к темноте. Из комнаты снова послышался шорох, звук расстегиваемой молнии и наконец тихое Светкино «Ой...», сменившееся ритмичным шуршанием.

Рядом со мной кто-то прошел. Скрипнул пол в стороне, там, где вроде бы никого не было.

— Оль! — позвал я, движимый внезапным желанием — Ты где?

— Тут. — донеслось после длинной паузы откуда-то слева.

Пауза меня несколько озадачила. Попытка вспомнить, кто еще находится в той стороне не удалась.

— Иди сюда! — позвал я вытянув руки мелкими шажками двинулся навстречу.

Последующее, наверное, можно объяснить только неумеренным количеством алкоголя, растворившего все правила приличия, да темнотой, создающей иллюзию уединения. Руки наткнулись на женское тело, так же осторожно двигавшееся в темноте в мою сторону. Олька — решил я и без церемоний развернул ее спиной к себе. Она послушно, даже слишком, нагнулась, опершись руками о стену. Я торопливо стащил с оттопыренного зада колготки и трусы, расстегнул штаны и присев, загнал в нее член. За дверью, не сдерживаясь, постанывала Светка. Я двигался в такт с ее стонами, одновременно пытаясь сдвинуть лифчик и добраться до груди. В двух шагах от меня послышался знакомый шорох снимаемых колготок. О, Алик тоже решил присоединиться! — догадался я. Вжикнула молния, мужчина выдохнул... и с той стороны раздалось тихое:

— Дим, помедленнее... — сказанное Олькиным голосом.

Я резко остановился, погруженный в глубь, как теперь выяснилось, чужого влагалища. В голове с трудом оформилась мысль, что не только я трахаю чужую жену, но и Ольку рядом кто-то натягивает. Причем она думает, что это я. Надетая на мой член Наташка самостоятельно пыталась елозить на члене, побуждая меня к действию.

— Глубже... — вновь послышался Олькин голос и с той стороны раздалось похлопывание чужого живота о ягодицы моей жены.

Ситуация сложилась патовая. Если сейчас громко возмущаться, то сразу же выяснится, что и я тут далеко не примерного супруга изображаю. А пока женщины думают, что трахаются со своими мужьями, то так тому и быть. Я снова вцепился в Наташкины ягодицы и с остервенением заработал тазом.

Прихожая наполнилась женскими вздохами. Светку стало почти не слышно. Только в самом конце я разобрал ее вскрик. Наташка
благодаря моим трудам ненамного отстала от нее, без сил сползая по стенке. Я тоже чуть не рухнул рядом, извергаясь в ускользающее влагалище. Следом и Олька знакомо охнула, жадно заглатывая воздух. Алик, тяжело дыша, отодвинулся от нее. Я отошел в сторону, застегивая штаны и столкнулся с ним.

— После поговорим. — шепнул он, едва я открыл рот.

Нащупав в темноте так и стоящую раком Ольку я протянул руку к ее промежности. Из широко раскрытого входа сочилась чужая сперма, но никаких особых эмоций это у меня не вызвало. Я даже сам удивился. В конце концов все хорошо потрахались, а кто с кем — это дело десятое.

— Ну что, можно свет зажигать? — зашуршал спичками сзади Витька.

— Нет! — взвизгнула Наташка. — Дай хоть одеться!

— Да ладно, ладно... — успокоил он ее. — Подожду.

Женщины завозились, приводя себя в приличный вид.

— Зажигай! — наконец разрешила Наташка.

При свете, хотя и слабом, стало видно что одевались все второпях. Пуговицы застегнуты через одну,...  Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх