Сигареты и кофе

Страница: 1 из 2

Слегка улыбнувшись в фронтальную камеру своего мобильного, так, чтобы выглядело чуть игриво и маняще, я нажала на кнопку. Взглянула на фото — результат мне нравился, это лицо счастливого и беззаботного человека. Выбрала из меню пункт «отправить по ММС» и долго колебалась, уставившись на его имя в списке контактов. Аааа, к чёрту! Всегда можно сказать, что нажала на кнопку случайно. Ну и что, что фото — он может и не отреагировать, там ведь не ясно, где именно я сняла его. Затянулась новой сигаретой. «Вот сейчас докурю эту, песня закончится, и пойду к метро».

Во дворе было безлюдно и тихо, но я этого не слышала из-за наушников, подсоединённых к телефону, который вот уже в третий раз повторял одну и ту же песню. Наконец я затушила сигарету о бетонную ступеньку парадного, расчесала волосы пальцами, достала из сумочки зеркальце, бросила на своё отражение быстрый взгляд... и замерла. Он стоял прямо позади меня. Я этого и не ожидала, и жаждала одновременно. Резко обернулась — вот же он, стоит на пару ступеней выше, так что мой взгляд упирается в его колени. Поднимаю глаза вверх — смотрит спокойно и невозмутимо, неужели даже не удивлён?

— Привет, давно ты здесь? — и сразу же его голос поднимает волну внутри меня, и всё всплывает на поверхность из тёмных глубин моего существа. Протягивает свою руку раскрытой ладонью вверх:
— Не замёрзла тут сидеть? Сегодня прохладно, идём.
Хватая его за кончики пальцев, словно утопающий хватается за соломинку, послушно встаю и, как завороженная, следую за ним. Придерживает передо мной дверь парадного (да, манеры ему не изменяют!), вызывает лифт.
— Почему не предупредила, что приедешь? Меня ведь могло и не оказаться дома.
— Я вообще-то не собиралась тебе звонить, просто решила прогуляться поблизости.
— И ноги сами привели сюда? Или не ноги, а то, что между ними? — нагловато ухмыляется.
— Отвечай! — узнавая эти его властные нотки в голосе, молчу — ответить нечего, да и самообладания не хватает. Он всего лишь приподнимает моё лицо за подбородок, слегка проводит большим пальцем по нижней губе, поглаживает им возле уголка моего рта, а у меня начинает сладко сосать под ложечкой.

Заходим в квартиру, я несмело топчусь в прихожей, пока он запирает дверные замки на несметное количество оборотов. Сбрасывает свою обувь, отходит на пару шагов, ожидая, пока я разуюсь. Наклоняюсь вниз, лицом к двери, вожусь с застежками туфель, долго не могу справиться, дрожь в пальцах мешает сделать всё быстро.

И тут чувствую, как его рука опускается на мой зад, чуть поглаживая его. Замираю на мгновение, но, стараясь не подавать виду, что меня это хоть как-то волнует, наконец справляюсь с пряжками и хочу уже распрямить тело, но вторая его рука ложится мне на спину, удерживая меня в таком положении.
— Не надо спешить. Я хочу убедиться, что ты не соврала на счёт того, что просто прогуливалась и не собиралась заходить ко мне. Посмотрим, что на тебе под платьем, — и не успеваю я произнести даже слова протеста, как он задирает мой подол, обнажая ягодицы, прикрытые кружевом трусиков.
— Мммм, так вот как приличные девушки нынче выходят на прогулку — в трусиках с дырочками в самых неприличных местах! Лучший выбор для «просто прогулки», правда?

От этих слов я вспыхиваю как маков цвет, как хорошо, что он этого пока не видит! Потянув за бантик на трусиках, заставляет меня распрямиться, поворачивает к себе лицом и, проведя ладонью по моим волосам, выносит вердикт:
— За своё враньё и за то, что явилась без предупреждения, будешь наказана. По 15 ударов за то и за другое. Удары будешь считать. Собьёшься со счёта — начнём заново. Раздевайся.

Скрывается в комнате, я лишь слышу его поступь, как он двигается вдоль стены, наверное спешно прибираясь. Я стою как вкопанная, не зная, как поступить правильно в этой ситуации — раздеваться самой, когда он там? Ну уж нет. Почему он меня не разденет сам? Я же не на экзекуцию сюда пришла, я вообще могу сейчас отпереть чёртов замок и просто уйти. Эта мысль проскакивает в голове за долю секунды, одновременно с ответом на неё: «Нет, никуда ты не уйдёшь, ты же сама хочешь этого, сука, ты именно за этим здесь». Мысленные метания прерывает его голос:
— Сюда иди, — и я несмело захожу в комнату.

Он стоит возле дивана, в одних джинсах. Журнальный столик предусмотрительно отодвинут в сторону, чтобы мои пятки не бились об него, когда я буду на этом диване принимать от него это... наказание? милость? Так и не сумев определиться, нервно сглатываю застрявший в горле комок, робко смотрю на него.
— Ты будешь раздеваться сама, медленно, так, как умеют это делать шлюхи. Тебе придётся постараться, доставь мне удовольствие. Можешь приступать.
Видя моё замешательство, продолжает:
— Я, конечно, могу тебе помочь, но не обещаю, что буду бережен — сниму с тебя всё так, как сумею. И, боюсь, могу что-то разорвать, например, эти твои лямки и кружева на трусах. И тогда домой тебе придётся возвращаться с голой задницей под платьем. Впрочем, для такой гадкой девочки это не будет чем-то необычным, верно?

Он разваливается на диване, сложив руки на груди крест-накрест, выжидательно уставившись на меня. Я ступаю босыми ногами на ковер, и его длинный ворс приятно щекочет мои пальцы. Расстегнув нижнюю пуговицу жакета, чуть развожу его полы в стороны, касаясь живота сквозь ткань платья. Бросаю дерзкий взгляд на него — мол, не возьмёшь, я могу сделать это! Он криво ухмыляется, бровь его ползёт вверх. Вторая пуговка, третья — снимаю жакет, отбрасываю его на стул. Ладонями провожу по нижней части груди, пока пальцы обеих рук не встречаются. Слегка сжимаю мягкую плоть через платье, чуть приподнимаю, провожу по соскам. Даже сквозь одежду видно, как они проступают, мгновенно среагировав... нет, не на мои прикосновения, а на его взгляд, который становится более заинтересованным. Опустив руки, медленно приподнимаю подол платья, тяну его наверх, сантиметр за сантиметром обнажая ноги. Вот уже видны мои трусики, вот уже их резинка, вот мой живот... небольшая заминка на груди, и платье падает к моим ногам, оставляя меня лишь в белье. Разворачиваюсь спиной к нему, вожусь с застёжкой лифчика, но раздаётся его рык с дивана:
— Куда отвернулась, шлюха? Я хочу видеть это, — его голос заставляет меня повернуться лицом снова. Застёжка подалась, и вот уже эта деталь одежды держится только при помощи моих рук.
— Руки подними вверх! — поколебавшись несколько секунд под прямым взглядом его глаз, делаю что велено, бюстик падает на пол, и груди являют себя его взгляду во всём своём бесстыдстве, с напряженными сосками и съёжившимися ореолами.
— Послушная девочка, умница, — похлопывает себя по колену — приглашающий жест.

Когда делаю эти несколько шагов на почти негнущихся ногах навстречу ему, мои груди плавно покачиваются из стороны в сторону, а он не может оторвать от них взор. Это провоцирует новую волну жара в моём теле.
— Трусики снимать совсем или приспустить?
— До колен, и ложись лицом вниз, — встаёт, отходит к шкафу, пока я стягиваю черные кружева с бёдер и устраиваюсь на диване, выискивая удобную позу.
Слышу звяканье пряжки ремня — вот зачем он отходил! Внутри всё сладко замирает от предвкушения. Он подходит ко мне, я не вижу этого, поскольку лицом уткнулась в кожаную обивку дивана, но ощущаю его присутствие совсем-совсем близко. Его ладонь мягко касается моей ягодицы, оглаживает её, переходит ко второй, слегка сминает.
— И не забывай про счёт, — я могу лишь кивнуть головой, хотя не уверена, увидел ли он это движение.
— Ты меня услышала, шлюха?
— Да, сэр! — мне не удаётся вложить в свой ответ должного смирения, звучит несколько нагло и игриво. И сразу же слышу свист полоски кожи, рассекающей воздух. Так неожиданно, без предупреждения. Пугаюсь скорее этого звука, а не обрушивающегося на мой зад удара.
— Дерзишь, значит, тварь?
Запоздало ахаю и на выдохе вскрикиваю: «Раз!». Ненадолго останавливается,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)
наверх