Мужчина, женщина и ундина

Страница: 3 из 5

тобой?

— Разве я могу запретить? Океан — он общий. Но только плаваю я, а ты будешь барахтаться! — я засмеялась вновь, вспомнив, как смешно люди «плавают».

Марцио разбежался и неуклюже бухнулся в воду. Если на берегу его движения еще можно было признать где-то грациозными и даже исполненными мощи, то в воду он нырнул, как сумасшедший кит. Через мгновение он вынырнул и блеснул в улыбке белыми, даже в полутьме зубами:

— У нас считается, что поймать русалку — к удаче! — и протянул руки ко мне.

Я позволила ему всего лишь дотронуться, а потом ошеломленная этим прикосновением, словно еще одним электрическим ударом, легко ускользнула. Что со мной происходит? Почему прикосновения человека так приятны и в то же время так болезненно стегают по нервам? И мне снова захотелось, чтобы уверенные, даже жесткие, пальцы коснулись моей кожи. Когда я немного привела свои раздраенные чувства в порядок, мужчина, несмотря на всю нелепость своих движений в воде, был уже рядом. Я снова позволила ему дотронуться, а потом, смеясь от счастья и невыразимого напряжения, резко ушла на глубину. Ненадолго, на 5 кратких минут.

Мужчина был обеспокоен, но не тем, что я исчезла, а тем, что могу больше не появиться. Улыбаясь, я подплыла к нему и ущипнула за пятку. Он смешно подскочил на полкорпуса из воды, а потом грянул в нее, кашляя и хлебая морскую воду. Такой забавный!

Постепенно мы отплывали в открытое море. Я то ускользала от его неуклюжих попыток меня поймать, то кружила вокруг, словно акула, выбирающая момент для атаки, а он смешно крутился в воде волчком, пытаясь хоть что-то разглядеть в темной воде. Мы плескали друг в друга, брызгались и хохотали...

А потом он меня поймал. Вернее, я, не в силах вынести разрушающее психику желание прижаться к его телу, вдавиться в него всеми выпуклостями, позволила заключить себя в объятия. Это было какое-то безумие! Меня просто ошарашила собственная реакция на его тело, мне хотелось, ударив хвостом, взлететь в небо и кувыркаться там, словно в толще воды. Но Марцио этого было мало. Его сильные руки продолжали крепко прижимать меня, а голова склонилась, и наши губы слились в поцелуе. Это не было невинным поцелуем подруги, его рот властно накрыл мои губы, жестко завладев ими, да и всеми моими помыслами, а потом я ощутила, как мужской язык протискивается между зубами и начинает хозяйничать в моем рту. Я сначала несмело, а потом все увереннее стала отвечать, чувствуя, как человек загорается от моей ласки, как в нем растет неистовство, жадность и ярость голодной акулы. Только это было не страшно, а упоительно.

А еще его член вырос и теперь упирался в хвост чуть ниже живота, наполняя меня восторгом и наслаждением, даримым мужчине, когда он слегка терся по моей шкуре.

— Ты такая красивая... желанная... лучшая на свете... — шептал мужчина между поцелуями, а я понимала, что сегодня умру, потому что меня разорвет от невозможности разрядиться, но покорно чуть наклоняла корпус, чтобы неумолимым мужским пальцам было удобнее пружиняще сдавливать мои груди или выкручивать до стонов соски.

— Если хочешь, то можешь сделать со своим членом, что делал с ним там, на берегу, — обреченно пролепетала я, понимая, что мужчине уже очень хочется ощутить тот восторг, который он испытывал сам с собой и с людской женщиной. Как и понимая, что готова для него на все, благодарная за эти мгновения, которые он подарил мне своим ртом и руками, даже если после нашего расставания вода вокруг меня закипит и сварит, как это бывает с ундинами, попавшими в эпицентр извержения вулкана. А что со мной еще может быть, если я не могу испытать то окончательное наслаждение, присущее людям?... Вот оказывается, чем они опасны, вот чем несут гибель ундинам. А ведь меня предупреждали!... Но я ни о чем не жалела.

Между тем мужчина как-то странно на меня посмотрел и чуть улыбнулся:

— Мне было приятно, если бы это сделали твои руки... Или губы...

— Губы?! — подняла я вопросительно бровь, понимая, что мои пальчики незамедлительно вцепились в толстый ствол, ощущая, как восхитительно бьется на нем какая-то жилка.

— Губы? — повторила я, неспешно двигая рукой, наподобие того, как это делал Марцио тогда.

— Да, — прохрипел мужчина, полностью ушедший в ощущения от моих нежных пальцев на своем члене.

Я улыбнулась, наслаждаясь властью над мужчиной, а потом нырнула, заботливо подхватив его под бедро и чуть подрабатывая хвостом для того, чтобы человек, непривыкший надолго задерживать дыхание, чувствовал себя комфортно. Полная луна над водой давала достаточно света для глаз ундины, и его член во всей красе предстал передо мной. Я даже засмеялась от счастья, пуская пузырьки. Может, я и умру потом, но сейчас мне подарят восхитительное наслаждение, и в моей жизни будет несколько минут обладания органом, чувственно подрагивающим в моих пальцах.

Марцио уже неистово желал ощутить мои губы на своем члене, и я не заставила его дальше ждать, накрыв ртом тугую головку. О, это упоительное чувство полной принадлежности мужчине, когда его твердая плоть заполняет ротик! Все мое существо зависело от колебаний настроений человека, и я, повинуясь его эмоциям, принялась играть с его членом. Когда он этого хотел, я скользила плотным колечком губ вдоль ствола, почти глотая толстую головку. Когда ему мечталось об утонченной ласке, мой шустрый язычок быстро-быстро порхал по твердой плоти. Иногда ему нравилось, чтобы я посасывала его яички, но при этом я не должна была оставлять без внимания член, и мои крепко сжатые пальцы жестко ему дрочили. А потом все повторялось по кругу. Я наслаждалась эмоциями Марцио и наслаждением своих губ, постоянно находящихся в плотном контакте с мужской плотью. Контакт был таким изумительно чувственным, что, казалось, я сейчас засвечусь разными цветами радуги, словно каракатица, в тон своим искрящимся чувствам.

А потом я уловила новое желание мужчины, и, чуть всплыв, поместила его твердый горячий отросток в ложбинку между грудями, а потом сдавила их ладонями, чтобы член попал в упругий тесный плен моих округлостей. Но останавливаться на этом было нельзя. По-прежнему сдавливая шары грудей на великолепном отростке, я стала совершать ими такие же движения, как только что совершали мои пальцы, а показывавшуюся из плотного плена головку периодически забирала в ротик. Иногда мне тоже хотелось взрывной ласки и, продолжая удерживать ствол, я, умирая от наслаждения, терлась о головку безумно затвердевшими сосками то одной груди, то другой.

Наконец, я ощутила, что мужчина готов взорваться восторгом и хочет, чтобы мой ротик вновь был оккупирован его членом. И едва мои припухшие от всех манипуляций губки сомкнулись на раскаленной головке, как в горло ударила горячая волна чего-то терпкого и ароматного. Мужская жидкость била прямо в горло с такой силой, что я едва успевала глотать ее, впервые в жизни захлебываясь... Захлебываясь этим восхитительным лакомством и восторгом Марцио, сосредоточившегося на своих чувствах и наслаждающимся моей покорностью, с которой я принимала его семя.

А потом мы долго качались на неспешных волнах. Мужчина целовал мои губы, шептал какие-то безумные слова, а я плакала, потому что знала: даже если я выживу, я не вернусь к нему. Та безудержная страсть, которую он разбудил во мне, требовала выхода, но я не знала какого. Сначала я думала, что вулкан взорвется во мне одновременно с его вулканом, ведь так и происходило между ним и человеческой женщиной. Но она кричала во время этого, а как я могла это сделать, если в этот момент старательно оттягивала кожицу к основанию ствола, а мой рот был так занят наслаждением, принимаемым им от мужчины?

Я плакала и радовалась, что слезы не видны, сливаясь с морской водой на щеках, ведь я не могла показать счастливому и довольному мной мужчине, что едва сдерживаюсь от щемящей тоски и разрывающего пополам чувства неудовлетворенности. Я, собрав всю волю в кулак, экранировала свои эмоции, как не экранировала даже на ...  Читать дальше →

Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21432
2
26 мая 2015
4
 
наверх