Мужчина, женщина и ундина

Страница: 4 из 5

выпускном экзамене перед наставницей. И в благодарность получала льющиеся на меня потоки счастья, нежности и восхищения.

— Как бы я хотел, чтобы у тебя были ноги! — в какой-то момент услышала я и автоматически ответила:

— Наш хвост превращается в ноги, если вокруг достаточно сухо.

Мужчина вдруг замер, и я ощутила, как тону в мужской надежде, хотя мне и не было понятно, к чему она относится.

— То есть, на берегу ты превратишься в человека?

— Нет! Морской воздух весь пропитан влагой и солью, мы можем стать человеком, так нам рассказывали наставницы, только очень далеко от берега. Но ненадолго, через час-другой мы погибаем от недостатка увлажнения и магии океана, высыхаем до состояния плавняка за несколько минут, если не успеваем вернуться в воду.

— Подожди-подожди, — мысли мужчины стали где-то далеко-далеко, словно он решал задачу о том, как достать лакомого моллюска из раковины, — у меня в бунгало включен кондиционер, он сушит воздух! А значит, этого будет достаточно, чтобы ты обрела ножки!

— А чем тебе не нравится хвост? — рассмеялась я. — Ведь он гораздо практичнее, и с ним я чувствую себя полноценной. Ведь с ногами разве можно сделать так?!..

Я с усилием ударила хвостом, и мы буквально вылетели на метр из воды, чтобы потом рухнуть обратно, смеясь и не собираясь разжимать объятия. Но Марцио, излучающий сейчас хитрость и лукавство ундины, прячущейся за скалой, чтобы неожиданно выскочить и напугать подруг, отфыркался, загадочно улыбнулся и сказал:

— Надеюсь, это будет для тебя приятным сюрпризом, главное, чтобы ваши наставницы не ошибались, и твой хвост действительно стал ногами. Ты чувствуешь, что моя эрекция полностью восстановилась? — посерьезнел вдруг Марцио, лучившимися от вновь вспыхнувшей страсти глазами заглядывая в мои.

Моя рука, протиснувшись между основанием моего хвоста и животом мужчины, цепко ухватилась за «эрекцию», а я улыбнулась и просто сказала:

— Я согласна пару часов побыть с ногами, если тебе так хочется и если магии «кондиционера» хватит для этого.

При этом я осознавала, что не смогу снова пережить то, что испытывала последний час. Может, мужчина согласится только на мои пальчики? Ведь мое сердечко разорвется в бешенном ритме, если мне придется вновь испытать сладкую муку, возникающую где-то внутри, когда ставшие такими чувствительными губки смыкаются на члене. Впрочем, я была согласна и на это, благодарная Марцио за счастье, которое он мне подарил. Главное, чтобы он не испугался сильно, когда я умру от его экстаза и невозможности испытать такой же экстаз самой.

— А у меня появиться такая же штучка? — я шаловливо двинула пару раз рукой туда-сюда.

Мужчина вздрогнул от вспыхнувших противоречивых чувств. После моих игривых действий и слов сознания коснулась ярость голодной акулы, готовой растерзать в сладких муках меня саму, и непонятный секундный страх за свое почему-то готовое исчезнуть возбуждение.

— Мне бы этого не хотелось! — криво усмехнулся он и добавил, словно пытаясь убедить в чем-то именно себя: — Но это невозможно, все будет по-другому!

— Жаль! — вздохнула я.

Безумная надежда во мне вспыхнула на мгновения, когда я подумала, что поняла мысль Марцио — с ногами у меня появится член, и я, наконец, смогу испытать то же, что и он. Но...

— Поплыли скорее, — сказала я, стараясь не выдать разочарования. — Держись, поплывем очень быстро!

Я разомкнула объятия и выскользнула из уверенных мужских рук, чтобы повернуться к человеку спиной. Вопреки моим ожиданиям, он ухватился не за плечи, а обняв меня подмышками, стиснул мои груди в безжалостных пальцах, захватив заодно между ними набухшие столбики сосков, и весь путь потихоньку мял и стискивал и то, и другое. В результате к берегу я подплыла в том состоянии, в каком каталась вчера на этом месте во время экстаза людей.

— Ты чуть не утопила меня! — засмеялся Марцио, когда я со своей ношей, словно касатка за тюленем, выскочила на мелководье.

— Это не мешало тебе наслаждаться моими грудями! — чуть сердито ответила я, чувствуя, что распалилась еще больше, хотя надеялась, что гонка по поверхности ночного океана немного меня отрезвит.

— А тем более ничто не может мне помешать наслаждаться ими на берегу!

Мужчина придавил меня к песку, а его губы сомкнулись на болезненно защемленном соске, занывшим сладкой, продергивающей все мое существо, болью.

— Впрочем, отложим это немного на потом, — к моему дикому разочарованию Марцио оторвался от неимоверно набухшего твердого столбика, и я осознала, что изо всех сил прогибаюсь навстречу, буквально встав на песке дугой и опираясь только основанием хвоста и затылком. Мужчина оглядел меня восхищенным взглядом и вдруг подхватил меня на руки. Надо признать, на суше он был очень силен и уверен. Конечно, я немного опасалась того, что может произойти, все же мало кто из ундин мог похвастаться, что когда-либо имел ноги, но в его могучих руках мне не был страшен даже кракен, обладавший защитой от ментальных ударов. Впрочем, кракены по земле не ходят, и я, обвив руками шею мужчины, доверчиво втсиснулась грудями в его торс, чем вызвала судорожный вздох широкой груди.

Я с трудом воспринимала происходящее, так мне было хорошо в объятиях, но помню, как меня пронесли мимо странного квадратного озера с мертвой, пронзительно голубой водой. Марцио при этом, придерживая меня одной рукой, подхватил кусок пушистой тряпки с какой-то нелепой конструкции, а потом внес меня в свой дом. Наверное, в другом состоянии, я стала бы выспрашивать обо всем, что в нем находилось, но сейчас мне было не до этого. Сознание отметило только непривычные глазу прямые линии и широкую лежанку, на которой могли бы поместиться пять ундин, утомленных игрищами и желающими, замедлив потребление организмом кислорода, отдохнуть, и которая была накрыта непременной для людей тканью.

Впрочем, мне быстро стало не до любопытства — Марцио поставил меня на хвост и принялся вытирать меня пушистой материей, восхитительно ласкающей мое разгоряченное тело и заставляющей постанывать, когда она терлась о соски. При этом я не забывала при каждом удобном случае вцепляться в твердый мужской отросток пальчиками. Это очень нравилось Марцио, да и меня продергивало наслаждением, словно я схватилась за электрического ската, только острой была не боль, а восторг. Разжимала я пальчики только тогда, когда приходилось послушно поворачиваться, чтобы человек мог вытереть мне спину. Но и при этом я заводила руку назад, чтобы вновь ощутить в ладони трепещущий, пышущий энергией, жесткий ствол... Ведь мужчина так жаждал этого!

Я не знаю, когда это произошло. Мы целовались на удивительно мягкой лежанке, мужские руки путешествовали по моему телу, а мои пальчики — по его члену, и вдруг я почувствовала, что у меня больше нет хвоста, превратившегося в две ноги! Тут уж мое любопытство пересилило даже неописуемый восторг, который мне дарил мужчина.

Я села и широко раздвинула «бедра», склонившись над промежностью, образовавшейся на месте монолитного хвоста. При этом градус нежной агрессии, владевшей мужчиной, подскочил почему-то еще выше, хотя это и было невозможно. Пришлось строго взглянуть на него, т. к. мне показалось, что он собирается наброситься на меня, словно осьминог на зазевавшуюся рыбку.

Между моих новых конечностей не было ничего, напоминающего член. Я увидела лишь расселинку, похожую на невиданную раковину нежно розового цвета, с чуть разошедшимися и чуть увлажненными краями. Мужчина же был так восхищен открывшимся зрелищем, словно не никогда в жизни не выдел ничего более красивого — ни кораллового атолла, ни разноцветных рыбок, ни сверкающего всеми цветами рассвета над океаном. Для меня же «там» вдруг сосредоточились все те ощущения, которые мне хотелось испытать последние несколько дней. И я коснулась створок раковины пальчиками. Краем сознания я успела отметить, какие они нежные и совсем мягкие, но остальные мои чувства были сметены ...  Читать дальше →

Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21468
2
26 мая 2015
4
 
наверх