Де жавю

Страница: 2 из 6

женщинам был предъявлен какой-то предмет, напоминавший нож:

— Быстро, сумочки свои.

— Ааа... Какие сумочки?

— Чё, тупые, сумки сюда.

Не успели женщины опомниться, как у одной из них сумку вырвали из рук, а ко второй потянули руки.

— Давай, порешу, ну!

Наконец то и вторая сумочка была изъята неожиданным грабителем.

— Рты закрыли. Будете орать, найду.

С этими словами, налётчик стал отступать в снежную кутерьму.

— Наташа, он уходит! Чего мы стоим? За ним, быстрее!

Женщина, к которой обратились по имени Наташа, откровенно стучала зубами. Но совсем не от холода, а от страха.

— Валя он же с ножом, нож у него. Милиция, полиция, ну кто-нибудь, по-мо-ги-те!

Пока Наташа кричала в пургу о помощи, Валентина ринулась в след исчезающему похитителю. Боялась она не меньше Натальи, однако в её сумочке было всё. Документы, деньги, билеты, косметичка, наконец. А этого подлеца ещё можно было рассмотреть сквозь воющий снег. Валя приказала себе не бояться и в несколько быстрых шагов нагнала злоумышленника, который особо и не торопился исчезать с места преступления.

— Стой, стой гад!

Грабитель развернулся к Валентине, и начал было:

— Ешь твою медь, давай бы... — и в этот момент в него со всего размаху налетела Валя.

3.

Наталья стояла посреди бушующей зимы и самым натуральным образом ревела. Обидно было до невозможности. Ну как же так последний вечер командировки и такая глупейшая ситуация.

— Наташа, Наташенька, что с Вами?

Женщина развернулась к позвавшему её прохожему и разревелась ещё больше:

— Владимир Николаевич, — Наташа упала на мужское плечо обильно орошая его слезами, — Владимир Николаевич, там, Валя, наши сумки, грабитель, Валя, он убежал, а она за ним, а... а у него нож, а я как дура тут...

Владимир Николаевич, взял в ладони зарёванное лицо Наташи, очень сильно сдержался, чтобы не расцеловать его прямо тут на морозе, всё же решил довести до конца спектакль:

— Куда они побежали?

— Туда, — Наташа махнула в метель рукой, — может милицию?

— Стой на месте, ни кого не вызывай. Я сейчас.

Вова знал, куда нужно бежать и побежал не совсем сторону туда, куда показала его зазноба Наташа. Это и был собственно его план. Петрович выступал в роли грабителя, а сам Вова появлялся на месте заварушки в самый подходящий момент на белом коне и красивым плащом героя, гордо развевающимся у него за спиной. Задумка конечно банальна, но что оставалось делать? Пока всё шло по плану. Только вот погоня со стороны Валентины выбивалась из общей стратегии, вот же неугомонная, но так может и лучше. Ещё и её спасёт от налётчика. Оставалось только догнать Петровича, выручить Валю, максимально натурально отметелить вора и вместе с сумочками вернуться к благодарной Наталье. То, что благодарность случиться, Вова почти, что был уверен.

В условленном месте, где они сговорились с Петровичем осуществить «передачу» сумок, наблюдалась весьма выбивающаяся из плана картина. По заснеженной земле катался Петрович, а сверху на нём восседала Валентина, ожесточённо охаживающая его бока кулачками и коленками.

4.

Пока Петрович ждал женщин, он раз сто пожалел о своём согласии в этой дурацкой затее. Сидели бы сейчас с Вовкой, водку хлестали. Ну, какого чёрта он подписался? Холодно стало практически сразу. Как и не было выпито немало водки. Да где их носит, самим не холодно чоли? Ладно, они на свидания опаздывают, им, видите ли, положено. Сейчас, твою мать, где можно задержаться? Витрины магазинов разглядывать? Пулей в гостиницу!

Своих визави Петрович узнал по одежде, Вован их подробно описал. Ещё не хватило б на чужих женщин налететь. Хотя эти то, какие свои?

Петрович отработал, как положено. Женщины и не пикнули. Ретировавшись в обусловленное место, он сбавил ход и потихоньку двинулся вперёд. Вот потом было не понятно, может ветер голос поменял, или может ещё чего. Но услышав:

— Стой, стой гад! — Петрович обрадовался, что Вован так быстро его нагнал. Сейчас избавиться от хабара, и свалит в бар греться.

Но Петрович успел произнести «Ешь твою медь, давай быстрее заканчивать с этой бодягой» только наполовину. Так как в него, словно ядро, влетела статная молодуха.

5.

ЧТО нужно было делать, Вова представлял слабо. Помощь требовалась, но совсем не тому, кому полагалось. Валя крепко вцепилась в Петровича, щедро осыпая того ударами. Пара гладиаторов кувыркалась на снегу, однако Валя была явным лидером развернувшейся баталии. Постояв ещё секунду, Вова бросился в гущу событий. Разумеется, выручать Петровича.

— Владимир Николаевич, — увидев подоспевшую подмогу, Валя поднажала, — Владимир Николаевич, держите его. Вместе мы скрутим этого гада.

Воодушевлённый крик Валентины поддержал Петрович, жалобно что-то проблеяв. Очевидно прося скорой помощи от этой взбесившейся молодки. Вова набросился сразу на обоих. Одновременно сбрасывая Валентину с Петровича и занимая её место. У него этого получилось замечательно, через секунду он сидел на груди поверженного бандита, а Валя валялась в ближайшем свежем сугробе, по пояс в нём утонув. По чудовищному стечению обстоятельств, сугроб поглотил Валентину именно верхней частью её молодого и сильного тела. То есть на свет Божий были представлены только подол дублёнки, крепкие ягодицы и обтянутые сапогами икры.

— Вальку не помял?

Петрович выплюнул кашу из снега:

— Да шо ей сделается.

— Я сейчас её спроважу.

— Да уж постарайся.

Тем временем запыхавшаяся Валентина освободилась из снежного плена:

— Владимир Николаевич, сумки. Этот гад забрал у нас с Наташей сумки.

Вова крепко прижал неподвижного Петровича к земле:

— Валя, бегом в гостиницу, вызывай полицию.

— А сумки?

Пришлось на Валю гаркнуть:

— Да вызывай ты ментов, сумки нужны как вещественные доказательства.

После таких слов Петрович яро начал сопротивляться, какие на хрен вещ доки, какие ещё менты. Пришлось Вове легонько его пхнуть коленом, мол, всё в порядке.

— Ага, я сейчас, держите его Владимир Николаевич, ууу скотина.

Валя исчезла. Но тут же появилась снова.

— Ну что ещё!!! — Вова был вне себя, он чуть было не стал помогать Петровичу подниматься.

Валя молча подбежала и прибольно ударила не состоявшегося вора носком сапога в правую ягодицу. Петрович естественно взвыл благи матом, а Валя его попотчевала в довесок крепким словом:

— У падлюка, мало я тебе выдала, — но увидев разъярённое лицо Вовы, поспешила, — иду, иду.

6.

Злой Петрович шёл в гостиницу десятой дорогой, не ощущая холода, мороза, зимы и правой стороны задницы. Вся его симпатия к Вовчику улетучилась, как и выпитая водка. Вот сейчас возьму бутылку в номер, напьюсь в хлам и усну. Может жопа не так болеть будет.

Добравшись до гостиницы, Петрович сдержал своё обещание. Взял в баре у ошалевшего бармена бутылку водки, три огурца и завалился к себе в номер. Залпом выпив грамм триста и уничтожив всего один огурец, Петрович лёг на левую сторону, спел колыбельную правой половине свой пятой точки, на которой уже начал расплываться синяк и уснул.

Но поспать ему не дали. Настойчивый стук в дверь вывел Петровича из спасительного забытья. Ну, кто там ещё, когда это всё закончиться! Дверь открылась и вместе с коридорным светом явила на пороге Вову:

— Я это...

— Шо, опять? — в голосе Петровича было явное отчаяние.

— Неа, ты это, трахаться хочешь?

7.

Хмм, подобный вопрос в данной ситуации был весьма интересен. Пожалуй, рассуждения «быть, или не быть» могли бы стать прекрасным поводом для хорошей беседы в компании собутыльника и пары бутылок водки. Промелькнувший настрой все же был мимолётен. В реальность Петровича вернула острая боль ниже поясницы, это он прислонился к стене своим задом в вышеописанных размышлениях. Вместе с болью пришла и злоба.

— Вова, иди ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх