Де жавю

Страница: 3 из 6

как ты к известной маме. Хватит с меня твоих предложений.

Дабы подтвердить своё твёрдое намерение, Петрович хлопнул дверью своей кельи. Дверь не закрылась, нарушитель спокойствия, и виновник синяка на жопе успел просунуть ботинок под дверь.

— Петрович, извини. Правда и от всего сердца. Всё сложилось отлично. Мы сидим у меня в номере с девчонками и обмываем победу. Я уже целовался с Наташкой. Она выпила и совсем растаяла ко мне. Валька, конечно, мешает, но я не знаю, как её спровадить. Она пьёт, как лошадь. Совсем ничего не получается. Но Наташка сказала, что Валя уже пьяна и сама не прочь мужской компании. Осталось только организовать эту компанию и Валька с удовольствием. А кто здесь мой лучший друг? Конечно ты! Давай я заглажу свою вину. Валька нормальная баба и тебе будет с неё просто классно.

Поразительно. У Вовы, безусловно, был талант. Этот талант называется заговаривать зубы. К концу его тирады Петрович был уже в брюках, и он почти простил Вову. С трахаться ещё конечно не понятно, как там будет, а вот посидеть в компании и выпить, Петрович был полностью «за». Пить в одиночку он терпеть не мог. И выпитые полбутылки перед сном, не пошли совсем.

— Хрен с тобой, веди.

8.

Номер у Вовы был зеркальной копией номера Петровича. Только плюс стоял дополнительный маленький диванчик. На нём, восседала Наталья. А на соседствующем стуле расположилась Валентина. Петрович сразу разобрался. Свою визави по снежной схватке он долго не забудет. Столик промеж дам был богато уставлен снедью и бутылками.

— Вот, прошу любить и жаловать, Петрович. Мой старый знакомец и наш с вами собрат по командировочному положению.

Наталья задорно рассмеялась:

— Просто Петрович? А имя?

— Да, — Валентина развернулась к мужчинам, — а имя?

Петрович улыбнулся:

— Просто Петрович. В мои годы уже можно себе позволить обращение по просто отчеству. Что празднуем, честная компания?

Перебивая друг друга, женщины начали рассказывать о своих злоключениях. Петрович уверенно удивлялся и восхищался случившемуся. И тому, как наглый вор пытался обобрать слабых женщин, и тому, как Валентина задержала грабителя до прихода основных сил в виде Вовы. И тому, как Валентина нанесла точный и мстительный удар по мягкому месту наглеца. На этом моменте Петрович особо усиленно восхищался храбростью Валентины, пряча под маской восторга приступ боли, закричавший в заднице. Об одном Валентина сожалела, что не участвовала при передаче грабителя в руки представителей правопорядка. Тут, конечно, версия Вовы был натянута. Менты однозначно должны были опросить свидетелей, то есть пострадавших. Тем не менее, Петрович знал, особенно по себе, что Вовчик может и мертвого уболтать. Так что праздник шёл полным ходом, без всяких подозрений.

После третьего тоста, которые чередовались в честь всех трёх участников событий, разомлевший Петрович рассмотрел своих недавних жертв налёта, так сказать, без верхней одежды. По мнению Петровича, было совершенно не понятно, от чего выбор Вовы пал на Наталью. Да, она была красива. Стройная фигура, красивая шея, светлые волнистые волосы, притягательные глаза, которые сейчас блестели при каждом взгляде в сторону Вовчика, но, сисек не было. У Петровича на этот счёт глаз был намётан. Полную и тугую грудь он мог рассмотреть, даже, если на женщине будет два тулупа. А тут не было. Жаль, так сказать, были бы здесь сиськи, отличная получилась бы баба.

Валюха, была словно наливное яблочко. Про таких говорят, кровь с молоком. Небо и родители щедро одарили эту представительницу прекрасного пола. Вот как раз с таких и рисуют настоящих русских красавиц. Статная, с приятными округлостями по всему телу, коса в руку, щеки румяные, глаза голубые и явный четвёртый размер натурально завершал облик своей хозяйки. Ай да матрёшка! Как её Вовчик не рассмотрел?

— Хорошо всё, что хорошо кончается, — Петрович стоял с рюмкой в руке, — однако я хочу отдельно поднять тост за смелость, твёрдость, преодоление в лице обворожительной и прекрасной Валечки. Валя, за тебя!

Виновница тоста зарделась, словно школьница, но свою рюмку выпила честно и до дна. Потом неожиданно встала и, и подойдя к Петровичу, чмокнула в щёку.

— Спасибо Петрович, ты настоящий кавалер, не то, что сегодняшние мужчины. Владимир, к Вам это конечно не относится. Я никогда не забуду, как Вы бросились ко мне на выручку.

Петрович поморщился сквозь понимающую улыбку. Ага, к ней. Если бы Вова не скинул Валю с него, синяк был бы не один и не на одном месте. Чёрт, Петрович вообще после этой схватки мог бы быть одним сплошным синяком.

— Володя, а что это мы тёплую употребляем? — Петровичу и правда надоело пить водку комнатной температуры, — может ледяшки?

— Ой, а что это? — женщины с неподдельным интересом смотрели на Петровича.

Он им рассказал о своём правиле пить только замороженную водку. После объяснений, женская половина единогласно осудила ситуацию, при которой гость вынужден приступать свои традиции. Как следствие в бар поступил звонок, обрадованному Сане. А уже через десять минут в номер торжественно внесли покрытую снежным инеем бутылку, от одного вида которой женщины пришли в восторг.

— Самое главное, не дать ей остыть, — Петрович лично вскрыл бутылку и налил всем по рюмке, даже Наталье, до этого пившей вино, — а то всё зазря.

Потом, а что собственно потом, потом принесли ещё одну. И на половине этой второй серии ледяшки, Петрович понял, собутыльники пьяны и уже не очень себя контролируют. Вова с Натальей вели себя весьма откровенно. Рука Вовы блуждала по правой стороне Натальи, где по идее располагалась её грудь, а сама Наталья поглаживала бедро Вовы, с каждым разом поднимаясь всё выше к его ширинке. Что ж, похоже, Вова добился своего.

Что же касается Валюхи, она тоже достигла кондиции пьяный собутыльник. Выражалось это в том, что она сидела, прижавшись к Петровичу рядом с ним на кровати, положив на его плечо руку, как старый приятель. Петрович и рад бы сам достигнуть идентичного состояния окружающих, но его отрезвляла сочная правая грудь Валентины, лениво и естественно лежащая на его плече. Опьянеешь тут. Следуя канонам жанра, Валентина вела с ним задушевную застольную беседу.

— Петрович, классный ты мужик. Я тебя уважаю. Давай выпьем за тебя.

Выпили. Темой речи Валентины было падение мужского племени ниже плинтуса.

— Ну что сейчас за мужчины, слизняки какие-то. Вон, в том грабителе, мать его, и то было больше смелости, чем вон... ну хотя бы вон, чем в Вовчике.

В это время Вовчик отчаянно целовал Наталью. Та отвечала ему взаимностью, предоставив Вове всю саму себя.

— Ну, он же вроде, эээ, — пока Петрович подбирал слова, Валя его оборвала.

— Кто? Вова то мужик? Да хрен бы он побежал за ворюгой, если бы не хотел на Натаху впечатление произвести. Я же знаю, как он на неё запал. Наверное, обделался сначала, но видать чесалось у него между ног на Натаху шибко, раз решился.

— Ну, решился всё же?

— Вооо, ВСЁ ЖЕ! Мужик не должен межеваться! Всё и сразу! Где они сейчас такие?

— А тебе я так понял не слабо решиться на поступок?

— Мне? — Валентина вскинулась, — ваще не слабо.

— Да ладно тебе, Валюх. Ты тоже, небось, испугалась по началу. Всё-таки мужик, с ножом, против слабых женщин.

— Мне слабо? Ты меня Петрович совсем не знаешь. Я не знаю что такое слабо. Не так воспитана.

Блин, а вдруг. Петрович рискнул:

— А слабо вот так сейчас взять и поцеловать не знакомого мужчину?

Валентина просверлила его взглядом.

— Легко.

И через секунду Петрович был повален Валентной, второй раз за последние несколько часов, но теперь уже на кровать.

9.

В его руках оказалась пышущая здоровьем и азартом женщина. Вот это было тело! Не то что бы Петрович был искушен в любовных утехах, но опыт кой какой имел. Таких надо было объезжать, не отходя от кассы. Петрович чётко придерживался ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх