Де жавю

Страница: 4 из 6

одного правила, выведенного им давно. Никогда не отказывайся от женщины, денег и водки, неизвестно когда это будет в следующий раз. И сейчас он не собирался отказываться. Да ещё и от кого, от Вальки то! Покувыркавшись на кровати и всласть нацеловавшись с Валентиной, а точнее отдав себя на растерзание этой неистовой фурии, Петрович всё-таки предпринял попытку уединиться.

— Ко мне?

Тяжело дыша, Валентина молча кивнула. Прихватив по пути початую бутылку водки, пакет сока и пытавшуюся оправить блузку Валюху, Петрович направился к себе в номер. Успешно один раз отбив по пути, прямо в коридоре, попытку Валентины целоваться и два раза проиграв, они все же добрались до номера. Едва дверь закрылась, как Петровича подхватил ураган с кодовым названием «Валентина» (ну знаете, ураганам и мощным циклонам дают всякие там имена?) и в третий раз его повалило на спину.

Никаких тебе прелюдий, никаких тебе предварительных ласк. В минуту Валентина обнажилась сама и успешно раздела Петровича. А потом, юркнув под него, широко развела ноги. Это был момент, когда Петрович, пожалуй, первый раз в жизни не сомневался ни одной секунды. Нет, есть ещё конечно ледяшка, на счёт неё Петрович тоже никогда не сомневался ни секунды. Но тут было другое. Да и Валюха и не дала ему опомниться, схватила его за торчащий член и решительно привлекла к себе. Следующий эпитет, наверное, прозвучит как-то по-дурацки, или слишком романтично для этого повествования, но член вошёл в норку, как нож в ножны. Как там и былО.

Ох, и классная была эта Валентина. Под его руками была самая сочная баба, с которой он занимался сексом. Петрович трахался с таким удовольствием, которое затмило всю выпитую водку. Он и не успел опомниться, как весь хмель исчез, а на его место накатила такая истома и влага, что он не стеснялся стонать наравне с Валюхой. Она была хороша, рьяно подмахивая Петровичу своей шикарной задницей. А уж когда он добрался своими руками до груди с крупными сосками, Валька загудела, как тепловоз, приглашая его посильнее приласкать свои прелести. Ооо, Петрович, оценил эти арбузные груди. Они и вправду были круглыми, словно полосатые бахчевые культуры, такие же плотные. А когда Петрович их сжимал, уханье Валентины свидетельствовало — поспели.

Максимальное внимание Петровича к Валькиной груди в купе с максимальным вниманием к Валькиному передку, не заставили себя долго ждать, Валентину накрыло. Петровича едва не сбросил на пол оргазм, который не на шутку закрутил женщину в пружину, а потом раскрутил обратно. Уух, вот так горячая бабёнка! Петрович не стал давать ей время прийти в себя, посильнее прижался к мотающейся из стороны в сторону Валентине и решил позаботиться о себе, всё сильнее влетая в такую приветливую промежность. Результат не заставил себя ждать, и вскоре у Петровича заложило в ушах, а член щедро выдал в норку Валюхи всю благодарность Петровича.

Петрович не жаловал сленг нынешней молодёжи, но сейчас, лёжа рядом с Валентиной, он мог сказать только одно — вау! Будем считать, что Вова прощён.

— Валюха, ты потрясающа!

— Петрович, ты настоящий мужик!

— Надо это отметить, — Петрович спустился с кровати, — ты как, не против?

— Наливай.

Петрович скоренько натянул гостиничный халат, не хватало ещё, что бы при включённом свете засиял его синяк на заднице и включил ночник. Мда, опять — вау! В свете ночника, лежащая на кровати Валентина была ослепительна! То, что почувствовал Петрович своими руками, когда трахался с Валентиной, было полу правдой. В тусклом свете ночника, правда была вкуснее, аппетитнее и роскошнее. Пикантным дополнением к натюрморту «Спелая Валентина» была стекающая струйка его спермы по внутренней стороне бедра. Какая женщина! Вова — ты дурак! Петрович наклонился и с чувством впился в полураскрытые губы Валентины.

— Щас я.

Пока Петрович возился с накрыванием поляны, Валюха исчезла в ванне, откуда выплыла, завёрнутой в полотенце. Чёрт, ну до чего же притягательная баба. Петрович быстро разлил по рюмкам водку, извлечённую из холодильника:

— Валя, исключительно за тебя!

— А то.

Валентина опрокинула водку и закусила огурцом:

— Ммм, а здорово солёным огурчиком.

— А то.

Валентина не собиралась останавливаться и сама налила им ещё по рюмашке:

— Петрович, я от тебя сегодня не отстану.

Петровичу ни чего не оставалось делать, как рассмеяться и предложить другое:

— Неа, это я от тебя не отстану.

Валюха взвизгнула, и салютовала Петровичу новой рюмкой:

— Петрович, ты настоящий мужик.

10.

А что же Вова? А Вова решил в этот вечер не отставать от Петровича. Не в смысле переспать наконец-то со своей зазнобой, как свершилось у Петровича, а не отставать именно от Петровичам. Не понятно, ладно. Скажем подругому.

Не успели Петрович с Валюхой налить по третьей, как в номер Петровича уверенно кто-то забарабанил. Валентина вопросительно глянула на Петровича, но он и так знал. Он знал, кто стоит за дверью и мешает ему вкушать заслуженную за все сегодняшние невзгоды награду. В дверь барабанил как раз виновник всех этих печалей и покалеченной задницы.

Надо открывать, ведь не уйдёт. Тяжело вздохнув и пройдя мимо недоумевающей Вали, Петрович открыл дверь. На лице спасителя дамских сумочек краснел чёткий отпечаток женской ладошки.

— Петрович, ой, — Вова увидел развалившуюся на кровати Валентину в весьма откровенном наряде и позе, — извини Валя, я... я, Петрович давай выйдем что ли. У меня, это самое...

На этом самом Вова и закончил. Точнее ему не дали закончить. На стоящего в дверях Вову обрушилась подушка, а следом показалась и Наталья, продолжавшая колотить Вову, той же подушкой и руками. В довесок на Вову вылили поток из обвинений и упрёков:

— Сволочь, скотина. А мне плевать, что ты начальник, — Вова пытался отбиваться, но не очень это помогало, — подлец. Да как тебе в голову пришло. Вот тебе, вот тебе.

Петрович тупо уставился на сию картину, не понимая, что ему предпринять. Ещё его тормозила сама Наталья, которая была облачена всего лишь в тоненький кружевной пеньюар, совсем не скрывающий обнажённое тело. Хмм, а интересная она оказалась, эта Наталья. Сисек и вправду не было, тут Петрович не ошибся. А вот всё остальное было выше всяких похвал. Не, ну конечно на его вкус тоща, но в целом фигурка была очень даже ничего. Тонкая талия, наливная попка, словно яблочко, а из под пеньюара спускались красивые стройные ноги. Кстати этими красивыми ножками, Наталья как раз пыталась добавить урона своему, не состоявшемуся мужчине.

В этот самый момент и подоспела изумлённая Валентина.

— Наташенька, что с тобой? Владимир Николаевич, что произошло?

— Со мной?! Со мной ничего! А вот от этого гада сейчас ничего не останется.

Наталья исхитрилась и нанесла Вове меткий удар подушкой.

— Валя, этот всё он! Валя это всё он устроил!

Во дурак! Петрович чуть сдвинулся к двери и занял стратегически выгодную позицию для отступления вглубь своего номера. Мало ли, насколько Вова был откровенен.

— Что устроил? Да что случилось Наташ?

Тем временем у Натальи началась обычная истерика. Она ревела, глотая слёзы и слова. Но смысл был следующим. Вова, терзаемый неразделённой страстью, ничего лучше не придумал, как разыграть спектакль с помощью некоего (уфф, это от Петровича) субъекта. Результатом стало падение Натальиных бастионов, и чуть было не свершилось самое страшное, а именно предоставление телесных девичьих возможностей наглому сценаристу и обманщику.

Блин, может Вова всё-таки опьянел? А может поцелуи Натальи вскружили ему голову? Какого чёрта с ним произошло?!

Пока Петрович перебирал в голове варианты, в дело вступила Валя! В дело вступила Валя выпившая, возбуждённая недавним сексом и оскорблённая невиданным поступком. Вова был не медленно взят за грудки и прижат к стене. Ей Богу, Петровичу показалось на миг, что Вовчика сейчас просто поднимут и ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх