Кукла

  1. Кукла
  2. Тест или Кукла-2
  3. Выкуп или Кукла-3

Страница: 2 из 5

попросила. Попросила, чтобы я научил ее танцевать.

«Я видела тебя в клубе — ты настоящий гений. Второй Барышников, не меньше», — говорила она.

Я лишь улыбался. Барышников, как же! Барышников не стал бы танцевать стриптиз...

Как я докатился до этого? В моей истории нет совсем ничего примечательного. Она, в целом, похожа на историю любого мальчишки-сироты, который по какой-то дикой случайности оказался не в приюте, а среди обычных детей.

Я учился в школе, в выпускном классе. Помогать мне было некому, вот я и устроился на работу. Обычные подработки старшеклассников меня не устраивали — денег там не заработаешь, так, на жвачки да на пиво. А мне на эти деньги жить. Однажды, проходя мимо диско-клуба, что недалеко от парка, я увидел объявление: «Требуются парни и девушки для работы в пи-джей поддержке». Я понятия не имел, что это такое, но в объявлении была указана неплохая сумма, и я пошел на кастинг.

Меня взяли сразу и без разговоров, едва я появился в кабинете администратора.

Поначалу все было отлично — вместе с другими девчонками и парнями я зажигал на тумбе. Ничего особенного — просто двигайся в такт музыке и все. Выступать так надо было раз в неделю — в субботу, когда самый наплыв молодежи. В другие дни там танцевали другие люди.

После третьего раза меня снова пригласили в кабинет администратора:

«Ральфи, а ты не хочешь танцевать в шоу-балете? Выступать придется немного чаще, но и деньги совсем другие — сейчас ты зарабатываешь сто пятьдесят долларов в неделю, а можешь получать до полутысячи».

Разумеется, я согласился. А что? Три с половиной сотни баксов на дороге не валяются. Это ж не только питаться нормально можно! Пару недель потерпеть, и можно снять небольшую квартирку в городе, а не ютиться в моем трейлере!

И я начал выступать в шоу-балете.

Это было, пожалуй, лучшее время в моей жизни. Мы выступали четыре дня в неделю. Точнее, четыре ночи. Специально ради меня в программу выступлений включили парные танцы. И если мои партнерши по коллективу делали от силы по три-четыре выхода за вечер, я танцевал до десяти танцев. Но усталости я не чувствовал. Наоборот, мне это нравилось настолько, что я готов был танцевать еще и еще!

Спустя еще два месяца, после выпускных экзаменов меня снова вызвали в кабинет администратора. На этот раз при разговоре присутствовал высокий худощавый молодой человек с длинными светлыми волосами и благородным профилем. Сначала я не обратил на него внимания:

«Ральфи, к нам поступило предложение, — администратор нервно оглянулась на своего гостя. — Ты не хотел бы перейти на работу... в другой клуб?»

Я не сразу понял, что она мне предлагала. Тогда заговорил этот светловолосый:

«Ральфи, я уже несколько дней наблюдаю за тобой, хожу на все твои выступления и, должен сказать, мне безумно нравится, как ты двигаешься. Я знаю, что ты только-только окончил школу, и что ты нигде не учился, но, поверь мне, я давно в шоу-бизнесе и могу разглядеть настоящий самородок. Ты — талантлив. Такой пластики и такой экспрессии, как у тебя, я еще не встречал. Многим танцорам, чтобы достичь твоего уровня, нужно годами тренироваться. Переходи в мой клуб, и я создам для тебя все условия — мы обеспечим тебя жильем, транспортом, деньгами. Если захочешь, я смогу организовать твои выступления на танцевальных конкурсах любого уровня. Если захочешь, я даже смогу сделать так, чтобы ты танцевал на одной сцене со звездами мирового масштаба. Хочешь, даже в балете. Только представь, твое сольное выступление в Большом театре, а?»

Это звучало так заманчиво, так красиво, что я не смог отказаться. Хуже того — я не хотел отказываться! Какие перспективы он мне обрисовал, какие горизонты обозначил — деньги, слава и снова деньги! И я согласился.

Первые три месяца я действительно танцевал только в шоу-балете. Я знал, что это не просто диско-клуб, но мне было плевать. Платили настолько хорошо, и Эдмон (да-да, это был именно он) держал все свои обещания, что я готов был закрывать глаза на все, даже на болтовню девчонок в гримерке о том, сколько раз и кому они давали. Да и вообще — я же не девчонка! Чего мне бояться?

Первый звоночек прозвенел два месяца назад. Одна из девочек заболела, и меня без лишних разговоров и предупреждений поставили в программу вместо нее. Мне об этом сообщили за три минуты до выступления. Конечно, я мог бы, как настоящая звезда, надуть губки и отказаться, но я же понимал — каким бы классным танцором я ни был, Эдмон в два счета вышвырнул бы меня на улицу да с такими рекомендациями, что я бы потом вообще нигде не смог устроиться. С примой нашего шоу-балета он поступил именно так. Я встретил ее несколькими днями раньше — она была совершенно сломлена и подавлена. Она рассказала, что «благодаря» Эдмону, ей пришлось устроиться в публичный дом самого мелкого пошиба. Вот я и рассудил, мол, потанцую пару вечеров стриптиз, от меня не убудет.

Мой дебют имел ошеломляющий успех. Присутствовавшие в тот вечер дамы готовы были отдаваться мне прямо на сцене. А сколько денег они потратили на волне экстаза, и вовсе подсчитать трудно.

А на третий вечер, когда на работу вышла та девочка, которую я якобы заменял, мой номер из программы уже не убирали.

Спустя две недели я наравне с другими стриптизершами танцевал по четыре-пять номеров за вечер. А спустя еще две недели в клуб явился Барнс...

Динамик снова щелкнул:

— Хорошая новость, Ральфи, — раздался веселый голос Эдмона. — Мистер Барнс согласился встретиться с тобой сегодня вечером. Скоро тебя отведут в комнаты для подготовки. Ты знаешь, как ты должен подготовиться?

Я коротко кивнул.

— Ральфи, говори вслух, я тебя не вижу.

— Знаю... — коротко ответил я.

— Вот и отличненько. Тебе будут помогать наши девочки...

— Нет, — вскрикнул я. — Я сам... все сделаю...

— Вот видишь, а ты не хотел, — довольно протянул он. — Конечно, перед встречей с Барнсом неплохо бы тебя проверить, — у меня внутри все сжалось, — но этот старый хрыч любит сам лишать своих мальчиков девственности, — я с облегчением выдохнул.

Динамик снова щелкнул, и наступила тишина.

Может, этот Барнс не такой уж и урод? Может, с ним можно будет договориться? Может, достаточно будет просто объяснить ему все, и он поймет, войдет в мое положение?

Я успокаивал себя такими мыслями вплоть до прихода охранника.

Дверь снова широко распахнулась, на мгновение ослепив меня. Потом что-то сухо щелкнуло, и решетка моей клетки поднялась вверх. Здоровяк взял меня под руку и заботливо вывел в коридор. Над нашими головами тянулись трубы и провода, через равные промежутки горели лампы дневного света. Одна из них, прямо как в дешевом ужастике, неравномерно мигала в глубине коридора у лестницы. По правую руку находились двери других камер, выкрашенные темно-коричневой краской, а по левую тянулась глухая бетонная стена.

Мы поднялись по лестнице на три пролета и двинулись по широкому коридору, пол которого был укрыт мягким темно-синим ковром. На стенах, выкрашенных темно-синей краской, в специальных нишах, отделанных золотой лепниной, висели картины — многие из них я уже видел, некоторые мне были совсем незнакомы. На фальшколоннах между нишами висели вычурные светильники в форме старинных газовых рожков. По правую руку некоторые ниши были занавешены тяжелыми портьерами того же темно-синего цвета, некоторые из них были присобраны шелковыми шнурами с кисточками. В воздухе витал аромат эфирных масел, дорогого табака и коллекционных вин.

Здоровяк довел меня до конца коридора, остановился возле маленькой двери, скрытой за портьерой, провернул ключ в замке и жестом приказал мне войти.

Я выполнил его приказ. Дверь за моей спиной закрылась, и замок щелкнул.

В центре довольно просторной комнаты стояла шикарная круглая ванна темно-коричневого цвета. В ней бурлила вода. Я разделся, залез в ванну и закрыл глаза. И что мне делать? Как мне готовиться? Нет,...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх