Кукла

  1. Кукла
  2. Тест или Кукла-2
  3. Выкуп или Кукла-3

Страница: 4 из 5

в расход пущу, а тебе ноги переломаю. Усек?

Я сглотнул комок и судорожно кивнул.

Эдмон похлопал меня по плечу и вышел в коридор. Охранник вышел следом за ним, и я услышал знакомый щелчок. Они заперли дверь.

На моих глазах выступили слезы. Как же так? Я ведь не хотел ничего такого! Я хотел только танцевать! Создатель, я... простите меня... простите... и заберите отсюда... п... пожалуйста...

Барнс вдруг нежно обнял мои плечи:

— Виски будешь? — спросил он каким-то совсем другим голосом. Я больше не слышал в нем ни капли насмешки или издевки.

— Я не пью, — я шмыгнул носом.

— А сигару?

Я молча мотнул головой.

Он подвел меня к дивану и мягко усадил на него.

— А я, с твоего позволения, выпью... День, знаешь ли, не задался. С самого утра такая кутерьма, что к обеду уже голова кругом идет. Тебя как зовут?

— Ральф, — всхлипнул я и робко посмотрел на него.

Если бы не наливающееся кровью чудовище у него между ног, он бы выглядел вполне нормальным дядечкой лет пятидесяти. Я решил смотреть ему в лицо, но подрагивающее от нетерпения безобразие, которое нагло пялилось на меня, не давало мне сконцентрироваться.

— Это твой первый раз? — я кивнул, глядя, как его член становится еще больше и толще. — Тогда лучше выпей, — он протянул мне стакан. Виски было совсем чуть-чуть, на самом донышке. Я одним махом вылил его себе в рот. Гадкая жидкость обожгла огнем язык и горло. На глазах выступили слезы. — Запей, — он плеснул мне в тот же стакан воды из бутылки. Воду я тоже выпил залпом.

— Зачем я вам? — спросил я хрипло. — У вас же наверняка целая армия парней, готовых ублажать вас по первому слову...

— Хм, — он усмехнулся, — в том-то и дело — по первому слову. Это не интересно. Они скучны — я знаю все их приемы, все их слабые и сильные стороны, в чем они профи, а в чем полные профаны. В них слишком мало грации и изящества. Ты — другое дело. Ты двигаешься плавно просто потому, что иначе ты не умеешь. Ты на редкость пластичен и гибок, и к тому же красив — я уже давно не встречал таких милых мальчиков, — у меня внутри все сжалось. Его рука вдруг мягко легла на мое колено. Я попытался отодвинуться дальше, но его пальцы крепко удержали мою ногу. — Не бойся меня, Ральф. Я сделаю все нежно. Тебе понравится, — он подался чуть вперед.

— Вы издеваетесь? — воскликнул я и вскочил на ноги. За дверью послышалось шевеление, но замок не провернулся. — Вы хоть представляете, что вы собираетесь со мной сделать?

— Ты боишься, что я тебя порву? — он расхохотался, а я покраснел до самых ушей. — Не бойся, не ты первый! — он крепко схватил меня за руку и с силой вновь усадил рядом с собой. — Ты очень напряжен. Если ты не расслабишься, будет больно. Сделать тебе массаж?

Массаж? Мне?! Честно говоря, я понятия не имел, что это такое. Нет, разумеется, я слышал это слово. Люси не раз делала его своим клиентам. К девочкам в шоу-балете, когда я работал в «Бочке», приходил такой здоровенный волосатый дядька и часами мял им спины и ноги. Мне же он всегда говорил: «Какой тебе массаж! Ты сам как из гуттаперчи на резиновых костях. Если я тебя еще и разомну, ты вообще танцевать не сможешь!»...

Старик мягко развернул меня к себе спиной и спустил с плеч халат. Мое сердце трепетало, как птичка в клетке, и едва его ладони коснулись моего тела, я понял, что назад пути уже нет.

Я закрыл глаза и позволил ему уложить себя на живот. Люси, детка, прости меня за все, за все...

Сначала я не ощущал ничего особенного. Ну, руки, ну, гладят меня по спине, разминают плечи, скользят по лопаткам и вдоль позвоночника. И да, это приятно — меня никто и никогда раньше не гладил. Постепенно помимо своей воли я действительно начал расслабляться. Его руки спустились ниже, прикосновения становились все легче, и, удивительное дело, мой член тоже начал надуваться. А внизу живота снова стало тяжело, и опять разболелись яички. Барнс спустил мой халат ниже, и краска залила мое лицо от шеи до самых ушей. Его прикосновения стали еще легче, пока халат не оказался на полу. Затем он провел пальцем от копчика вниз, чуть нажав на колечко ануса, и меня вдруг будто пронзило током. Это было безумно приятно.

— Ты идеален, — прошептал он мне на ухо, а затем я ощутил его губы на своей шее. Вот тут-то я не выдержал и застонал. — Ну что, готов? — жарко выдохнул он мне в ухо.

Я не ответил, лишь закусил губу.

Он лег на меня верхом, одну руку запустил мне под плечи, а другую — под живот. Чуть приподнял над диваном и ткнулся разгоряченной головкой мне в задний проход.

Я судорожно сжал ноги.

— Ну-ну, малыш, не бойся, все хорошо, — шептал он, поглаживая мой живот. — Я же чувствую, ты тоже этого хочешь, — его ладонь вдруг коснулась моего вздыбленного достоинства. Я вздрогнул от этого прикосновения. — Ого, а ты, оказывается, большой мальчик, — он удовлетворенно похлопал меня по яичкам. Я лишь застонал в ответ.

А затем он резко вошел. Я вскрикнул, но чисто инстинктивно. И сам удивился, насколько легко мое тело приняло в себя этого монстра.

— Тебе больно? — выдохнул он мне в шею.

— Нет, — коротко ответил я.

— Вот видишь, а ты боялся, — и он начал двигаться, проникая в меня все глубже, пока его бедра не оказались плотно прижатыми к моим ягодицам. — Это божественно! — тяжело дыша, сказал он.

Его пальцы как-то незаметно сомкнулись плотным кольцом на моем члене и с каждым его движением внутри меня, его рука двигалась снаружи. Тяжесть внизу живота вдруг превратилась в приятную пульсацию, зато яички, казалось, вот-вот лопнут.

Он начал постепенно наращивать темп. А я потерял счет времени...

Это было так... здорово, что мне хотелось продолжать и продолжать ощущать его чудовищный член внутри себя, а его руку на моем органе. Эту тяжесть в животе. Эту сладкую боль... в этом есть что-то сродни танцам. Хотя нет, это танцы сродни этому...

Но вот удары его бедер о мои участились настолько, что я догадался — он близок к концу. И я в свою очередь балансировал где-то на грани между реальностью и сладостным забытьем.

Вдруг он поднялся надо мной на руках, прижался бедрами к моим ягодицам еще плотнее, чем раньше, войдя так глубоко, что мне показалось, он проткнет меня. И что-то горячее хлынуло в меня. Из моего члена вдруг тоже потекло что-то горячее и густое, как кисель. Боль тут же прошла, и по всему телу разлилась приятная истома.

— Сладкий мальчик, — тяжело выдохнул он мне в ухо и положил голову мне на спину.

Я чувствовал тепло его тела, его сердцебиение, сначала бешеное, но постепенно замедляющееся, его дыхание, каждое его движение. И мне было хорошо, как не было никогда до этого...

Меня разбудил знакомый щелчок.

— Ну как, мистер Барнс? — Эдмон вошел со своей вечной улыбкой.

— Великолепно, — отозвался Барнс и сел на диване, поглаживая мою ногу. — Даже лучше, чем я предполагал. Он действительно стоит тех денег, которые вы за него просите.

Я горько вздохнул. Конечно, если бы дело было в чем-то другом, Эдмон не стал бы тратить столько сил, чтобы найти меня. С одной стороны, я чувствовал себя препаршиво. Я только начал ощущать себя человеком, а не вещью, не собственностью своего создателя, как меня снова ткнули в это носом. А с другой, я был к этому готов. В некоторой степени я уже привык к тому, что меня продают, покупают, сдают в аренду, дают попользоваться. (Порно рассказы) Разве создатель поступал со мной иначе? Ему вообще было плевать на мои чувства и желания — в тебя вложена программа, в лепешку расшибись, но выполни все в точности. Потому что у кукол нет эмоций и желаний. Их создают с определенной целью. Если они не могут эту цель выполнить, значит это плохие куклы. Их разбирают на запчасти...

— Все, Ральфи, иди в душ, — Эдмон коснулся моего плеча. — Через два часа у тебя выступление. В программе ты стоишь после Кэти.

Я вздохнул ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх