Дело принципа

Страница: 1 из 2

Я чертовски злопамятен. Некоторые могут счесть это недостатком, но я горжусь этим своим качеством. Я никогда никому ничего не прощаю, пусть не сразу, пусть через большой промежуток времени, но я отомщу, тогда, когда этого уже не будут ждать. Нет, я не мелочный подонок, который за каждую незначительную обиду гадит исподтишка целый год, нет, обиды и недоразумения я обычно решаю на месте, кулаком или словом, но вот если какой-нибудь индивид косячит и не кается, окончательно уверившись в своем бессмертии, и у меня нет возможности объяснить ему всю глубину его заблуждения на месте, то тут уже на сцену выходит моя злопамятность...

Я запал на нее с первого взгляда, когда она перешла к нам в группу с другого факультета, на втором курсе. Огненно-рыжая прелестница с телом профессиональной волейболистки, она умело сочетала в себе веселый и открытый характер «пацанки» с женственностью и умением «подать себя». Весь мужской коллектив нашего универа пускал слюни, глядя на ее умопомрачительно стройные ноги и то место которым они крепятся к остальному, не менее привлекательному, телу. А она будто и не замечала этих взглядов, хотя ей достаточно было поманить пальцем и любой универский «мачо» упал бы к ее ногам. Алиса, а именно так звали это чудо, поддерживала дружеские отношения с многими, но никому не отвечала взаимностью, хотя попытки затащить ее в постель предпринимались регулярно.

Я никогда не ходил в писаных красавцах, но отсутствие совершенства во внешности я с лихвой компенсировал отлично подвешенным языком и наглостью. Три месяца я буквально бомбардировал Алису смсками, письмами, открытками, цветами, уговаривал пойти в кино, в ресторан да хотя бы просто погулять по парку. Лишь дважды она согласилась: один раз мы сходили с ней на рок-концерт и, опять же, один раз я покатал ее с подругами по местному озеру на арендованном мной катере. Оба раза она держала дистанцию, не позволяя переходить черту от дружеских отношений к более близким, никак не поддавалась на все мое красноречие, которое выражалось в куче забавных историй, витиеватых комплиментов и афоризмов. Отдельно стоит сказать о ее подругах: вокруг Алиски всегда крутилась стайка девчонок, они часто менялись, но вот две были с ней постоянно — Рита и Наташа. Они обе идеально подходили под определение «стерва»: презрительный взгляд, надменный тон, шепотки за спиной... По большей части именно о смешки, шушуканья и язвительные комментарии этих двух «сучек» и разбивались мои попытки сблизиться с Алисой.

И вдруг, когда я уже отчаялся и решил плюнуть на это гиблое дело она внезапно согласилась на мое, уже надцатое за эту неделю, приглашение «в этот продрыглый осенний вечер посидеть под пледом, попить горячий глинтвейн и посмотреть очередное творение голливудских кинопрокатчиков». Сказать что я удивился — это не сказать ничего. Столько времени, я добивался ее внимания куда более изощренными способами, а тут какое то приглашение на кино... В конце концов я подумал что, видимо, мне таки удалось взять эту крепость измором. Вероятно, подумал я, она таки оценила мою настойчивость и терпеливость.

И вот, настал час икс. Сосед по квартире был отправлен на ночевку к другу, глинтвейн ждал своего часа в термосе, очередной голливудский шлак подгружался в режиме онлайн. Алиса ворвалась в квартиру будучи настроенной на удивление решительно. Я залюбовался ей — спортивное, подтянутое тело, гибкие и плавные движения (не даром она была капитаном женской сборной по волейболу), очаровательное личико с тонкими, аристократическими чертами, обрамленное непокорными рыжими локонами. (sexytales) Она была одета в джинсы, которые облегали ее стройные ножки как вторая кожа, и белую футболку, ни чуть не скрывающую ее упругую грудь третьего размера. Она сходу отклонила все мои предложения:
— Не надо этих глупостей, мы ведь оба знаем зачем я пришла, правда котик? — надо сказать что эти слова меня неслабо обескуражили. Такого резкого перехода от «О, Сломов, привет» до «Котика» я не ожидал.
— Алис, может для начала все же выпьем по маленькой, глинтвейна? — не подал виду я — Не зря же я его полчаса готовил!
— А чего тянуть? — ласково улыбнулась рыжая бестия — Давай, я в душ, а ты жди меня в кроватке, зайчонок.
Сказанное она закрепила жарким поцелуем. Я окончательно запутался, даже ущипнул себя, на всякий случай. Легкой, танцующей походкой Алиса ушла по направлению к ванной комнате, совершенно развратным образом виляя своей шикарной попкой. «Э нет, Олег, такой шанс бывает раз в жизни» сказал я мысленно сам себе.

Я лежал на кровати в ожидании Алисы. Шум воды в ванной рисовал в моем воображении самые завлекательные картины, мой дружок уже проснулся и был полностью готов к бою. Я уже практически чувствовал ее гибкое тело в своих руках, тонкий запах ее духов, ее волшебный, чарующий голос, но больше всего меня возбуждала картина ее точеных ножек у себя на плечах... Ну сколько можно плескаться? Может имеет смысл пойти за ней и устроить в ванной что-нибудь интересное? Улыбаясь, подумал я.

За этими своими мыслями я не заметил подозрительного шевеления в коридоре. Когда обратил внимание на то, что я в комнате мягко говоря не один, было уже поздно! Щелк! С яркой вспышкой фотоаппарат в руках Алисы запечатлел весьма оригинальную картину: я, весь такой аполлон, двадцати лет от роду, в семейных трусах, лежу на свежезастеленной кровати — в глазах громкое офигивание от ситуации; и еще по некоторым особенностям моего тела видно что мысли мои в этот момент не о когнитивных аспектах базовой этимологии.
— Мать вашу — волшебницу, какого буя здесь творится?! — от неожиданности аж подпрыгнул на кровати я.
— Сюрприз, котик! — с ехидной улыбкой говорит мне эта рыжая негодяйка, делая еще пару кадров моей взбешенной тушки, за ее спиной стоят Рита и Наташа, которые улыбаются ни чуть не менее ехидно.
— Какой к фигам сюрприз?! Что здесь происходит?! — орал я, стоя перед девушками в одних трусах.
— Котик, не надо так переживать, у нас бы все равно ничего не получилось! — промурлыкала Алиса, глаза ее смеялись — Уж прости, но я больше люблю девочек чем мальчиков. — в подтверждение своих слов она смачно засосала Ритку.

От зрелища двух страстно целующихся лесбияночек мой член просто окаменел, увидев это Наташка засмеялась и показала, оскорбительный для любого мужчины жест, намекающий на непрезентабельный размер детородного органа. Не знаю в какой вселенной 18 см это мало, возможно только для немецких фильмов, что про большую и чистую любовь, герои которых способны своими причиндалами лес валить и сваи заколачивать, на знании этих фильмов, видимо, и основывались представления Наташки о правильных размерах.

Тем временем Алиса выпустила Ритку из сладкого плена своих губ и вопросительно посмотрела на меня.
— Нет, ну с вами все понятно, жертвы розовой ямы, но по-людски это нельзя было сказать? Обязательно было этот цирк устраивать? — начал закипать я.
— Понимаешь, зайчонок, если бы я просто сказала что мальчики меня не интересуют, то нашлись бы такие, кто мне не поверил бы и продолжил бы все эти ритуальные брачные пляски, а оно мне надо? — сказала рыжая, безумно сексуально облизывая свои пухлые губы — А так, я наглядно показала, что ждет каждого такого «мачо» как ты.
— Ах так... — разозлился я не на шутку — Да ты еще сама ноги раздвинешь и вставить тебе попросишь, кошка драная!
— О, Олежка, ты такой самоуверенный! Правда, девочки? — девочки угодливо захихикали в поддержку своего лидера. — Готова поспорить на три стипендии, что такого не будет!
Наташка с Ритой опять захихикали оценив шутку юмора начальства.
— А ну дайте сюда камеру, гетеры! — рванулся я к ним, но негодяйки оказались проворней и выскочили из квартиры. Преследовать девушек в трусах, по осенним лужам я посчитал для себя неприемлемым вариантом.

На следующий день мои фотки с подписью «Это меня не возбуждает» рядом с фотками Риты, которая изгибалась...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

Старший дознаватель Иктус наслаждался зрелищем молодой демоницы насаживаемой на раскаленную болванку, напоминающую формой огромный член. Безумные крики наслаждения и боли отражались от мрачных стен казематов. Еще недавно она выдавала себя за Владычицу Морей, делила постель с графом Люксембургским и повелевала целым народом, теперь же она всего лишь кусок мяса в руках искусных дознавателей. Забавно было наблюдать как поначалу она пыталась юлить, угрожать, подкупать, затем строила из себя неприступную героиню... Но под конец, когда последние клочки ее воли рухнули, она рассказала все. Отдавший на милость палачей, но не для того, чтобы прекратить пытки, а для того, чтобы их как можно дольше продлить. За два месяца, проведенных демоницей в храме, она превратилась из элитной шпионки в ненасытную вагину, жаждущую быть заполненной каждую секунду.
Читать дальше →
+8.6 (126)
32658
16
21 апреля 2014
3
 
наверх