Развратная медсеcтра и осмотр простаты

Страница: 3 из 5

Член зашатался и замер. Персефона рассмеялась.

— Какая интересная игрушка!

Она ударила еще и еще. Член раскачивался от ее ударов и возвращался в исходное положение. Казалось, он еще больше увеличился в размерах. Парень был невероятно возбужден.

— Я дам тебе кончить, если впустишь мою руку вовнутрь.

Сопротивление в анусе тут же ослабло и ее правая рука в резиновой перчатке проскользнула вовнутрь. Колечко сфинктра сжалось вокруг ее кисти.

— Ну вот и молодец, получи свою награду.

Пришло время отблагодарить игрушку за хорошее поведение и удовольствие, которое получила Персефона.

Она приблизила свое лицо к гениталиям парня, облизала его мошонку и провела языком вдоль всего ствола члена к самой его головке. Чтобы сделать последующие действия, ей пришлось слегка привстать. Она наклонилась над его членом, облизала его головку и обхватила ее губами. Она двигала головой вверх и вниз, с каждым разом позволяя члену проникать в нее все глубже. В такт этим движениям она двигала правую руку в заднем проходе парня, но не позволяла ей выйти наружу. Она двигала головой все быстрее. Член уже проникал в ее горло. Ей приходилось делать глотательные движения, чтобы он мог проникнуть внутрь. Ее рука скользила в заднем проходе свободно, почти без всякого сопротивления. Парень стонал. Почувствовав, что он сейчас кончит, Персефона приподняла голову, выпустив член изо рта, одновременно выдащив руку из ануса парня. Глубоко вздохнув, она резко опустила свое лицо вниз, позволяя члену проникать далеко вглубь ее горла. Одновременно она сложила пальцы правой руки в кулак и с силой втолкнула его в анус. Парень резко замычал и сперма толчками стала извергаться в ее горло. Его анус сильно сжимался в такт потокам семени. Член был полностью внутри нее. Ее нос упирался в лобок парня, его лобковые волосы вызывали желание чихнуть. Она глотала, и глотала, и глотала — всю сперму, которую излил из себя ее пациент.

В дверь постучались.

Поглощенные диким развратом Персефона и ее игрушка не заметили стука. Дверь приоткрылась. В кабинет заглянула девушка.

— Извините, мистер Браун должен... — ее фраза оборвалась, когда она увидела, что происходит в кабинете. Молодой мужчина в одной зеленой футболке лежит на кушетке, а медсестра засунула ему руку в задний проход до кисти и заглотила его член до самого основания. Картина, способная лишить дара речи.

Персефона медленно поднялась вверх, давая члену выскользнуть из ее горла.

— Ты кто такая? — хотела спросить Персефона, но получилось «Грылрыгрылг» — это сперма булькала в ее горле. Она сделала несколько глотательных движений и дала семени проскользнуть по ее пищеводу. Нужно было запить. Но позже. Сейчас — нужно выяснить, кто такая эта девушка.

— Ты кто такая? — уже внятней, но еще хрипло спросила Персефона.

— Я — девушка Чарли.

— Весьма громкое заявление — Персефона повернула голову к парню на кушетке, все еще нанизанному на ее руку — Тебя, оказывается, зовут Чарли. Ну ка, жеребец, проясни ситуацию. Можешь говорить.

— Я люблю тебя — были его первые слова, адресованные Персефоне — мне никогда еще не было так хорошо.

— Так, так, так — не торопи коней, жеребец. В тебе говорит не разум и сердце, а моя ладонь в твоем заду. Так кто такая эта девчонка? Кстати — обратилась она к девушке — проходи в кабинет, вставай на четвереньки и молчи.

Девушка зашла в кабинет. Она была среднего роста, блондинка с длинными вьющимися волосами. У нее было круглое лицо, пухлые чувственные губы и зеленые глаза. В фильмах девушки с таким типом лица играют ангелов или медсестер. Под ее коричневым пальто было не разобрать, что у нее за фигура. Она закрыла за собой дверь и встала на четвереньки, с удивлением смотря на Персефону.

— Это Лизбет. Я пытаюсь расстаться с ней уже несколько месяцев. Но она очень навязчивая.

— Она выглядит чудесной девушкой. Почему ты хочешь от нее уйти?

— Она постоянно подозревает меня в измене, проверяет мои сообщения, приходит на работу... и секс с ней скучен.

— Так, так, картина проясняется.

— Лиззи, ты хочешь что-нибудь сказать? Можешь говорить.

— Я люблю Чарли! Он не понимает как сильно! Я все ради него готова сделать!

— А это? — Персефона кивнула на свою руку погруженную в мужчину.

— Я... — девушка потупила взор — я не умею.

— Так это не проблема — я научу тебя! Обожаю соединять влюбленные сердца! — сказала Персефона. У нее в голове крутились картины новых игр. Втроем им будет еще интересней.

— Лиззи! Чарли! Сегодня я научу вас трахаться так, как не трахается никто. Кроме меня, конечно. Вы мне всю жизнь благодарны будете. По крайней мере пока я не прикажу вам забыть меня и мое лицо. Лиззи, встань!

Девушка встала.

— Сними пальто.

Она сняла пальто. На ней были свободные джинсы и свитер. Даже без пальто очертаний ее фигуры было не разобрать.

— Что же ты там скрываешь, девочка? — Персефона пошевелила пальцами и член Чарли стал просыпаться.

— Продолжай раздеваться.

Лизбет сняла свитер — под ним оказалась обтягивающая черная футболка, подчеркивающая большую грудь девушки. Лизбет сняла джинсы — у нее оказались вполне симпатичные ноги и красивые широкие бедра. На ней были белые хлопковые трусы.

«Несексуально» — подумала Персефона.

Лизбет стянула через голову футболку. Простой без кружев и прозрачных вставок бюстгалтер поддерживал ее грудь.

— У тебя роскошное тело, но ты не понимаешь или стесняешься своей сексуальности. Будем тебя лечить.

«Поиграем в доктора» — подумала про себя Персефона.

— Прежде всего — Персефона вытащила ладонь из зада Чарли. Раздался громкий звук, как будто вытащили пробку из бутылки вина.

Лизбет вдруг осознала, что из ее парня только что вытащили руку, а сама она стоит почти раздетая перед странной женщиной.

Ее сердце забилось быстрее и она покраснела.

— Я думаю, нам стоит начать с небольшой демонстрации. Так сказать, показать тебе идеал, к которому нужно стремиться в сексе. Чарли, расслабься, вытяни ноги. Можешь отдохнуть. Лиззи, снова встань на четвереньки — так тебе будет удобно смотреть. Лиззи, у меня к тебе вопрос — сколько раз в своей жизни ты получала оргазм? Лизбет уже стояла на четвереньках. Услышав вопрос, она опустила глаза и тихо, почти шепотом, произнесла.

— Ни разу.

Глаза Чарли расширились от удивления.

— Отличная новость, Лиззи. Сегодня ты научишься кончать, как сумашедшая. Смотри внимательно, как я оседлаю твоего парня.

Персефона не любила раздеваться. Точнее, она предпочитала секс игры, когда она одета. Она приподняла юбку и поднялась на кушетку. Она встала, поставив ноги слева и справа от бедер мужчины, лицом к нему. Озорно улыбнувшись, она медленно опустилась на корточки. Она оперлась на правую руку, чтобы поддержать равновесие, а левой рукой взяла набухший в очередной раз член Чарли. Она стала тереться об него своей киской, смазывая его своими соками. Головка члена скользила между розовых губок, покрываясь женской смазкой. Когда член стал блестеть от слизи, Персефона направила его себе в попку. Она нацелила головку в свой анус и стала двигать бедрами вверх и вниз, с каждым разом опускаясь ниже. Сначала ее сфинктр не открывался, он просто поддавался давлению члена Чарли. Но она опустилась ниже и вот уже колечко раскрылось и скользило по головке члена. Она опустилась еще ниже. Вся головка проникла вовнутрь. Персефона зажмурилась от удовольствия. Она стала двигаться быстрее, с большей амплитудой, позволяя члену входить в нее полностью. По лицу Чарли было видно, что он наслаждается. Он смотрел на Персефону, надеясь запомнить каждую секунду происходящего. Она была в униформе медсестры и ее грудь была не видна. Он опустил глаза. Но зато он мог видеть ее попку, скользящую по его члену и... ее розовую киску. Она блестела и, казалось, просила уделить ей внимание. Как ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх