Капитан Грег Чайкобей. Глава 1: Пират

  1. Капитан Грег Чайкобей. Глава 1: Пират
  2. Капитан Грегг Чайкобей. Глава 2: Ост-Индийская компания

Страница: 2 из 3

находилась губка, она смочила её и стала осторожно протирать моего красавца. По запаху я понял, это зелёный чай с ароматными травами. Я не стал сопротивляться данной фишке борделя, такие процедуры могут привести приятные ощущения. Шлюшка осторожно, я бы сказал нежно, проводила по головке, очищая от всего лишнего. Этот процесс мне показался экзотическим не только от наблюдения, но и по ощущениям. Щекотно и немножко горячо от чая, а губка мягкая. Слов нет. Профи, «индуска».

Закончив процедуру и убедившись, что член блестит, она ополоснула губку, поливая из кувшина в чашку. Положила все предметы под кровать. Я потянулся к ней, схватил в объятиях, смеясь. Она смеялась в ответ.

— Этот бордель мне всё больше и больше нравиться. Я отрезвел начисто. Принеси мне выпить, женщина! — Я отпустил её. Она встала с кровати под мой удар ладошкой по попе.

— Я идти. Принести вино, господине. — убежала за дверь попутно натянув своё платье.

Смотреть на потолок и ни о чём не думать. «Хороша» жизнь! Я скрываюсь уже 5 лет и единственная радость — бордели и поддельная работа. Отрастил бороду и волосы, стрижка ужасная, осталась наляпать пятно на лбу и вылитый последователь Шивы. Да, только бог может что-то изменить. Ни должных денег, ни положения в обществе... Я скучаю по морю, по игривым волнам, звука залпа пушек и крика людей.

Звук горящей свечи манил в сон, но спать ещё было рано. Тишина предательски подстрекала миру забвения, звала отголосками прошлого в дремоту. И я уже был готов последовать этим речам, как вдруг «индуска» вернулась с вином.

Она налила вино в кружку и поднесла мне.

— Ня, господине. — она смотрела на меня своими коричневыми очами, и я принял её дар.

— Ты на удивление знаешь цену своим делам, словно ты на своём месте. Возможно, это и так, но что касается меня; нет. У меня нет дома! — Я испил вина и жестом позвал её прилечь со мной. Я никогда не боялся отравы в таких местах. Хозяева слишком набожны, чтобы убить или позволить убить кого-то в своём доме. Даже если это нелегальный дом «благородных девиц».

Я обнял её, запустив руки под платье, она тяжело вздохнула. Сейчас мне ничего не хотелось, кроме как чувствовать мягкость её груди и стук её сердца. Хотя, было ещё одно желание. Оно мучила меня весь этот день.

— Когда-то я был корсаром, я блуждал по водам в поисках приключений. Был 1634 год. — воспоминания накатили...
...

Было жаркое утро, солнце предательски улыбалось своими острыми лучами, поражая ими головы. Команда жутко устала от скуки. Уже целый месяц их корабль не встречал своего собрата на торговых маршрутах, словно сам морской дьявол извёл взор на их судно. Поэтому они всё время пили не зная слова «стоп». Для моряка нет такого слова.

Капитан уныло смотрел на горизонт сквозь окно своей каюты, надеясь увидеть хоть блеск. Горизонт предательски не отвечал взаимным вниманием. Это печалило капитана и его лицо строило гримасу под общество угодное козлу. Оставалось только бебекнуть, может козлята на других кораблях ответят взаимностью? В любом случае, капитан не был позитивный по натуре, всё же капитан не должен мыслить устами команды.

Он вышел из своей каюты посмотреть на «отважных» ребят. Они разбросом валялись по всей палубе, кто с бутылкой, кто просто в обнимку с другом. Все спали мирный сном. Даже навигатор не отставала от остальной команды и нежно сопела в обнимку с рулём. Боцмана же нигде не было видно.

Капитану на данный момент было всё равно, его интересовал лишь его плотник. Горизонт остался пуст, поэтому он прямиком нырнул в люк на нижний ярус. Там была не лучше картина. Та же пьянь на каждом шагу в обнимку с ядрами, пушками, мотками верёвки. Двоя из них, вообще, были в бочках жопой. Картина не радовала глаз, да и смотреть толком не на что было. Во мраке, лишь оранжевые столбцы света могли греть душу, да и тело обжигать.

Какой-то странный звук разносился из дальней каюты. Там и находился плотник. Капитан рванул в её сторону, звук принимал знакомую форму, и ворвавшись в каюту, капитан понял какова это форма.

Открыв дверь, он увидел слона. Черного волосатого слова виляющего хоботком. Но, прищурившись и подняв взгляд выше, он увидел, что это Морамбо, плотник. Он странно дергался и стонал, а местами произносил что-то африканское. Жесткие руки наклонили африканца, и капитан увидел причину странных звуков «слоника». Это была его Боцман. Блондинка с волнистыми волосами длиной до плеч. Объёмная массивная грудь, средняя толщина талии и попка в порядке. Её бы желали иметь в своей постели все люди на этом корабле, если бы не её дерзкий нрав и сексуальное доминирования в прямом смысле этого слова. Желания управлять, чувствовать, как кто-то под её влиянием испытывает унижение. Эмоциональная связь не обязательна, её заводит другое.

Она словно охотник. Видит некую особенность, достижение в мужчине. Основу его гордости и славы. Она хочет проникать в самую его суть. Запустить свои шаловливые ручонки и почувствовать всё, что человек ощущает при достижении своих целей. Но начало иное, не её инициация. Как только из таких мужчин увидят в ней желание, захотят ей овладеть, это приводит её в восторг. Она приманка, сладкий нектар, и только стоит подлететь, ловушка захлопывается. Жертва становится хищником.

Отрывать её от этого дела было самоубийством. Нет ничего хуже возбуждённой неудовлетворённой женщины. Поэтому, капитан закрыл дверь и произнёс: «Через пол часа у штурвала.»

Он не услышал ничего в ответ, кроме ехидного «Ооооа» из уст слоника. Он поднялся наверх, махая головой с улыбкой.

У Боцмана всегда была экстравагантная натура. С капитаном они познакомились в близи одной индийской деревушки. Она попала в забавное положение. Из-за своего характера и за непристойное поведение, сикхи схватили её и повесили на дерево. Руки и ноги были связаны с друг другом. Она весела на ветви безлистного дерева, словно кожаный фрукт. На ней были одни лишь трусы, а рот был заложен кляпом. Её голубые глаза невинно бегали по сторонам. Сикхи очень набожные люди и милосердные. Их религия не принуждает людей к подчинению и не несёт страшные образы возмездия за грехи. Данное зрелище могло означать одно: «Оскорбления святыни и верховного учителя. « Так как сикхи презирают хладнокровное убийство и вообще предпочитают искать мирное решение, то они отдали её на суд. Суд природы. Похоть, Жадность, Гнев, Эгоизм, Подчинение своей воле. Всё это для сикхов является высшим оскорблением природы. Деяния, которые несут прямой вред природе. И этот фрукт явно очень «любит» природу.

Капитан спас её от участи воссоединения с природой, очень ему понравились её болтающиеся сиськи, и в благодарность она сказала, что никогда не будет заниматься с ним сексом, но станет его верной помощницей. Для капитана это было странно, он спасал девушек и всегда те прыгали ему на шею в желании заняться страстными вещами, но в последствии, когда он узнал её поближе, он понял, что лучше не спорить с её решением.

Поднявшись к штурвалу, он пнул его так, что навигатор скатилась в правую сторону. Корабль немного дернуло, а навигатор очнулся от сна.

— Ауу. Зачем так грубо с Кошечкой! — Она ударилась головой, её руки схватились за голову. — Ккхххх, какой плохой капитан.

— Говорят, кошки любят воду, хочешь окунуться? — улыбаясь, произнёс спокойным тоном капитан.

— Мяу мяу. Вы, капитан, только и можете оскорблять девушек. Вчера было такое веселье, Кошечка танцевала, Кошечке было хорошо. — Она поднялась. На ней было легкое шёлковое платье с коротким низом. Кожаная жилетка поверх платья, поясок и шпага с правой стороны. Её ножки украшали высокие кожаные ботинки, а голову кошачьи ушки, сделанные из ткани. Кошечка приняла свою любимую позу. Подняла кулачки к подбородку и присев, стала вилять попкой, позади которой располагался хвостик. — Кошечка хорошая, не нужно в водичку. Кошечка сама умоется и приведёт судно в нормальное положение, в нужное направление. Ммияу....  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх