Институтская сука или уроки этики

Страница: 1 из 6

Кому нужна этика на юридическом факультете? Наверное, это самый ненужный предмет, но волею судьбы именно на нем и спотыкаются чаще студенты этого факультета. Кристина Сергеевна наоборот считает, что ее предмет самый важный, и гнобит студентов, как ни кто другой. Самое большое число отчисленных из-за ее предмета. Мужика хоть побить в подворотне можно знакомых поговорив, а на эту суку ни какой управы нет. Холодная педантная женщина, но достаточно красивая и с прекрасной зрелой фигурой для своих 39 лет. Даже многие преподаватели ее недолюбливали. Между собой студенты ее называли разведенкой, объясняя ее нрав именно тем фактом, что она без мужика. Иногда называли проще: Институтская сука. Пять лет как она рассталась с мужем, и одна воспитывала сына. Не смог ее долго вытерпеть супруг, эту стервозную высокомерную суку.

Она почти всегда надевала строгие костюмы, юбку до колен, блузу, редко распускала волосы. Формы были при ней, этого не отнять. Мало бы кто отказался поставить ее раком, и отомстить за всех студентов факультета. А еще посмотреть, если завалить ей за щеку, у нее такой же высокомерный вид будет и выражение лица?

Все шло своим чередом, студенты ее ненавидели, она периодически запарывала их на экзамене, жизнь продолжалась. Но в один прекрасный момент на первом курсе появился ее сын. Замечательный мальчик Виталик, правильный, этичный, без вредных привычек. В общем задроченый своей мамой. В школе его тоже дрочили, и буквально через пару месяцев взяли в оборот на факультете. Заодно отыгрывались на нем за его Мать. Он регулярно стал отдавать карманные деньги, потом заставляли таскать из дома, когда аппетиты возросли. Он пытался, конечно, сопротивляться, но был духом слаб, и ему хватало пары затрещин и угроз, как Виталик снова становился покладистым и податливым. Особо тяжело ему было в период сессий, доставалось и физически. В компании определили шестеркой, где он делал мелкие поручения и бегал в магазин за свои деньги. Тут же и было над кем поиздеваться. Мать дома начала устраивать ему экзекуции за пропавшие деньги и слабую успеваемость. Виталик только отмалчивался.

Со временем Виталиком заинтересовались более старшие ребята, которые привыкли вообще ни с кем не церемониться.

— Пока твоя Мать будет работать преподавателем, и дрочить студентов ты будешь искуплять вину за нее. Понятно!? Неси тогда рубли. — А так же, золото, видеомагнитофон, музыкальный цент, то есть, что в доме было. Дома конечно у Кристины Сергеевны был шок, она ни чего не могла понять, сын отмалчивался, говорил что продал, деньги нужны были, и получал от Матери. Кристина Сергеевна эти месяцы была сама не своя, не понимая, что происходит с сыном. На работу ходила раздраженная, перед сном начала пить успокоительное. Но после хорошей взбучки дома Виталик больше не осмеливался брать вещи и деньги.

Пришло время Виталику платить дань. Артур и Егор по привычке вызвали его с пары.

— Ну, что принес.

— Нет еще, у меня нету сейчас.

— У тебя и прошлый раз не было, что кинуть нас хочешь?

— Нет, правда же нет, честное слова. — Руки Виталика тряслись от страха.

— Через час будут? — Угрожающе спросил Артур. Виталик потупил взгляд в пол. Ему, правда, негде было брать. — Смотри, хуже себе делаешь. Ну, так что, чего молчишь? — Виталик был готов снять свою одежду и отдать парням, больше у него ни чего не было. Парни поняли, что он исчерпал себя, и много с него уже не получить. Пришлось поразмышлять, что делать дальше.

Кристина Сергеевна продолжала пить успокоительные, отходя от выходок сына. Ее мужененавистничество ни куда не делось, и продолжало проявляться в предвзятом отношении к студентам. Хотя новым «друзьям» Виталика был в достаточной мере безразличен сей факт. Интерес строился на материальной и финансовой выгодах.

Через пару дней снова навестили свою дойную корову. — Слушай, у нас к тебе дело есть. Хочешь, чтобы мы отстали от тебя раз и навсегда?

— Конечно, хочу. — Приободрился Виталик.

— У нас хобби одно есть. Мы фотографии интимные женщин собираем. Ну, там ножки, попки, груди. Нам нужно, чтоб ты помог. Плевое дело минут на двадцать. Слово «нет» мы не принимаем от тебя. Что скажешь?

— Хорошо. — А что еще мог ответить Виталик?

— Есть кто на примете из девушек, кто мог бы дать тебе сфотографировать свои прелести? Нам срочно нужно. — Торопили его парни.

— Даже не знаю. — Витя озадачился.

— Короче, нам без разницы, кто это будет, все равно нам только интимные места нужны, лицо фотографировать не надо. По фотографиям не определить кто, так что беспокоится нечего. И поскольку ты Виталик тугодум, мы тебе предложим сами. Вот, смотри, это легкие снотворные. В чай Маме перед сном бросишь, она до утра очень крепко спать будет. Понятно? — Артур протянул бутылек. — А вот телефон с камерой, на него и на фотаешь. Кстати, у тебя Мама, когда спать ложится?

— Часов в одиннадцать. — Виталик заволновался. — А зачем вам? — Спросил Витя, как будто сам еще не догадался.

— Да ты расслабься, что запереживал? Или дань нам носить хочешь? Делаешь, и мы отстаем. И выбора большого у тебя нет. Можем и на проценты тебя поставить. Ножки с попой сфотографируешь и все. Кто увидит, что это твоя Мама? Нам нужны эротические фото, а не она. А там, гуляй Вася. Больше от тебя ни чего не потребуется. Перед сном чай пить будете, ты одну таблеточку бросишь ей в кружку. Минут через сорок нам позвонишь, понял!?

— Вы обещаете, что отстанете от меня, и ни кто не узнает про фотографии? — В очередной раз поддался Витя.

— Конечно, какой разговор.

На следующий день перед самым сном Мамы Витя изъявил желание попить чай вместе, и сделал, как велели парни. Кристина Сергеевна выпила чайку с сильнодействующим снотворным, приняла душ и легла в постель в одной ночной рубашке. Через договоренное время Виталик позвонил Артуру со своего телефона. Тот велел надеть гарнитуру, чтоб удобней было разговаривать и фотографировать.

— Мама твоя уже крепко спит, так что пора начинать. Действуй Витя. — Сын зашел в спальню, потеребил слегка Мать, она крепко спала лежа на боку. Включил светильник, и убрал с нее одеяло. Через розовую ночнушку просвечивало Мамино зрелое взбитое тело, лишь животик слегка выпирал. Витя повернул ее на спину и задрал ночнушку, и сразу увидел аккуратно подстриженные волосы на лобке тонкой эстетической полоской. Член в штанах стал подпирать. Виталик раздвинул пошире в стороны ноги Мамы, и промеж широких бедер увидел ее писечку. — Ну, что ты там? — Услышал он голос Артура.

— Сейчас, минутку. — Виталик сильно волновался, его руки привычно тряслись, но поднести камеру и сфотографировать Мамину прелесть это не мешало. Фото отправил на вбитый единственный номер в телефоне. Продолжая с трепетом смотреть на Мамину промежность, на пухлые половые губки. Он чувствовал, как пахнет Мама, от чего возбуждался сильней. — Отправил.

— Молодец, получили. Ты только теперь пальцами раздвинь там, и сфотай. — Виталик прикоснулся пальцами к влажным Маминым половым губкам. Почувствовал их пухлость и приятную мягкость. Просунул пальцы глубже и раздвинул дырочку, после чего сделал пару снимков. Хорошо запечатлелись розовые внутренние стеночки влагалища Мамы. После по просьбе Артура Виталик подзадрал ее ноги вверх и сделал снимок попы, несколько снимков крупного плана раздвинутых ног и доступной писи. Кристина Сергеевна спала как убитая. Дальше Виталик переместился на грудь. Пришлось полностью стянуть ночнушку. Все фотографии Витя тут же отправлял Артуру, а он говорил, что нужно делать дальше. — У тебя, наверное, уже встал? Отправь-ка нам его фотографию. — У Виталика и вправду торчал, как металлический прут. — Слушай, ты его рядом к Маминой пизде приставь, и фотку нам отправь, чтоб чуть касался. Понял?

— Но мы так не договаривались. — Замямлил Витя.

— Блядь, ты, что споришь с нами. Мы же сказали, сделаешь как надо и гуляй Вася. — Долго парня уламывать не нужно было, он достал ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх