Институтская сука или уроки этики

Страница: 2 из 6

из штанов свой член, подстроился поудобней и ближе к Маминому влагалищу, и с большим трепетом и волнением прикоснулся головкой члена к половым губам Мамы. Сфотографировал и по просьбе ввел головку члена целиком. Витя чувствовал приятное соприкосновение головки с теплыми влажными стеночками влагалища. Ему сильно захотелось подвигаться в Маме, но Артур велел перейти на грудь. И вот, Витя уже снимает свой член промеж мясистых грудей Мамы, трется своим членом о них. Через пару минут головка члена Вити уже прикасается к Маминым губам. Виталик не забывает фотографировать и отправлять снимки ребятам. Сын приоткрывает ром спящей Маме и опускает в него головку. Еще одна фотография готова. Потом его просят завести член ей за щеку, через которую его выпирает. Тут Виталик понимает, что на фотографировал Мамино лицо и удачно отправил снимки. Легкая паника охватила парня, но по телефону его хвалили за отличные снимки и убеждали, чтоб он не беспокоился. — Хорошо Виталик, молодец. Теперь вернись еще к промежности, снимки повторить надо, те плохо получились. — Виталик снова приставил неимоверно напряженный член к Маминой дырочке и начал фотографировать. Вошел головкой, потом полностью, с опаской наблюдая, не проснется ли Мама, но она крепко спала. Таз непроизвольно задвигался. Витя начал входить и выходить из Мамы. Артур по его дыханию понял, что Виталик предсказуемо стал ебать Маму. — На видео сними еще, и все. Тело засними, грудь тоже. — Витя начал снимать процесс, при этом тяжело дыша и поглаживая ее грудь. Члену в Мамином влагалище было очень мягко, тепло и уютно. Он заснял движения в члена во влагалище, раздвинутые ноги, грудь и целиком Маму. Нажав на кнопку в телефоне, Виталик направил видео по нужному адресату. В наушниках послышалась похвала Артура. — Здорово, молодец, дальше сам развлекайся. — Телефонное соединение прервалось, Витя остался наедине с Мамой. Убрал телефоны, и осторожно лег на нее сверху, на ее пышную грудь, оказавшись лицом к ее лицу, которое выражало глубокий сон, а глаза даже и не думали открываться. Руки с волнительным трепетом и дрожью изучали Мамино тело, гладили бедра, талию, руки. Губы прикоснулись к ее губам, движения таза еле видные начали ускоряться. Руки взялись за ее плечи, и член уверенней и яростней начал проникать во влагалище. Приятное скольжение в Маминой дырке, это самый прекрасный опыт Виталика. Он забыл свои тревоги и переживания по поводу происходящего, потому что ни чего лучшего еще не испытывал в жизни до этого момента. Тяжело дыша и напрягаясь всем телом, он продолжал засаживать Мамке, как только мог глубоко. Темп нарастал, член становился все тверже и напряженней, входя женщине между раскинутых ног как в масло. Сквозь глубокий сон можно было заметить еле заметные переживания Мамы. Так казалось Виталику. Дело подходило к кульминации, Виталик закатил глаза, и мощной струей спермы выстрелил в матку, потом еще. Несколько сокращений ствола Вити и член потерял твердость. Витя обмяк на божественном зрелом Мамином теле. Немного полежав и восстановившись, вынул член, слез с нее, и не спеша, надев ночнушку на Мать, и накрыв одеялом, выключил свет и вышел из комнаты.

Кристина Сергеевна проспала на работу, не услышав будильника. С утра отпаивалась кофе, чтоб преодолеть дрему. Свое состояние она приписывала расшатанным нервам из-за сына, с которым было не все ладно, скорей всего в силу переходного возраста. На работе по поводу опоздания на две пары получила серьезный выговор. Что за период, почему все наперекосяк, может год такой, женщина не понимала, почему на нее сваливаются неприятности. Теперь еще и премии лишат.

В следующий же вечер Виталик без чьих либо просьб снова растворил в Мамином чае снотворное, но мудреный опытом на этот раз пол таблетки.

Эффект был поразительным. Как и прошлый раз, он дождался, когда она уснет, зашел в спальню, включил светильник, скинул одеяло, задрал ночнушку и принялся изучать Маму. Раздвинул пошире ей бедра, снова почувствовал ее запах, и увидел красивые половые губы. Пальчиками с осторожностью стал дотрагиваться до этих привлекательных створочек. Пальчиком попробовал пройти вглубь почувствовав теплоту и нежность влагалища. Нащупал другим пальцем еще одну дырочку, более узкую и, наверное, ни кем не тронутую. Член торчал как кол. Виталик, недолго думая снял штаны и, взгромоздившись на спящую Мать, вошел в нее. Напрягая ягодицы синхронно с поступательными движениями начал двигаться напряженным членом во влагалище. Глаза его смотрели на Мамино лицо, на губы, на нос, на закрытые глаза. Поскольку доза снотворного была меньше тело женщины начало реагировать, стали появляться еле заметные движения. Витя даже испугался, но потом понял, что она не очнется, но ебать Маму, которая подает признаки жизни, оказалось гораздо приятней. Он чувствовал, как Мама двигает бедрами, рот слегка приоткрылся, зашевелились руки, голова повернулась на бок. Где-то глубоко она чувствовала телом происходящее. Сын как бобик с остервенением долбил Мамочку, пока не слил в ее щель порцию спермы. Уставший, он немного полежал на ней, отдохнув, привел все в порядок и пошел спать. Теперь сложно будет отвыкать от ее щели, проще достать снотворное. Утром растолкал Мать на работу, хотя она почти сама проснулась. Голова опять почему-то была тяжелой, и первую половину дня женщина была, как сама не своя, даже думалось с трудом. Про себя грешила на успокоительные, которые принимала.

Через три дня объявился Артур и попросил еще сделать снимков, так как не все получились удачными. Виталик немного по ломался, говорил об уговоре, что он и так сделал все, что мог. Артур сказал, что снимать качественней надо, тогда и с уговором проблем не будет. В общем, договорились на то, что будет это в последний раз. Снова пол таблетки в чай, выжидание, когда крепко уснет, подготовка Мамы к съемкам и несколько отправленных снимков.

— Молодец Витек. Слушай, открой дверь, кое о чем лично сказать надо. — Раздался в коридоре звонок. Витя даже побледнел, ему ни как не хотелось видеть Артура в своем доме. Быстро прикрыл Маму одеялом и пошел открывать входную дверь. К его неприятному удивлению, на пороге стояло четыре человека, Артур, Егор и два парня с его факультета. — Да мы ненадолго. Попроведаем и уйдем, и считай мы квиты. — Парни даже и не спрашивали, можно или нельзя входить, Виталик просто посторонился, пропуская их в дом. Все прошли на кухню, хозяин квартиры, молча вслед за ними. Сели за столик, достали пива, даже Виталику бутылку дали. — Что, спит Мамка? — Витя кивнул головой. — В спальне? — Снова кивнул. — Значит, не проснется. Ребята погуляйте, нам нужно с другом по душам поговорить. — Парни вышли. — Как я и обещал, после сегодняшнего вечера приставать к тебе не будем. А пока пивко пей, расслабляйся. — Артур держал Виталика минут двадцать, а тот все как то нервничал, спрашивал, — что ребята не идут? — А потом решил проверить. В зале их не было, на балконе тоже, зато из спальни Мамы доносились звуки.

— Мамочка. — Первое и единственное слово, которое произнес сын, когда вошел в спальню. Кристина Сергеевна лежала поперек кровати на спине абсолютно голая. Один из студентов удобно расположился, тоже голый, между раскинутых ног женщины, и методично всаживал свой кол в ее расщелину, придерживая руками за поясницу. Мамино тело чуть подрагивало от толчков. Ее голова находилась на краю кровати и свисала вниз, изгибаясь в шее к позвоночнику. В рот ее имел другой парень. Со стороны казалось, что он это делает бережно и аккуратно. Неторопливыми движениями он проникал членом почти до горла. Парень смаковал сам процесс, вход в ротик, скольжение по губам. Руками он держал ее голову, и продолжал упругим твердым членом иметь спящую женщину в рот. Хотя казалось, будто Кристина Сергеевна очень пьяна, или как будто в просоночном состоянии, подает признаки жизни, даже видны движения тела, но окончательно проснуться не может. Егор тем временем снимал все на телефон, и что еще успел заснять даже неизвестно. Неизвестно Виталику, конечно....  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх