Рабыня. Часть 9

  1. Рабыня. Часть 1
  2. Рабыня. Часть 2
  3. Рабыня. Часть 3
  4. Рабыня. Часть 4
  5. Рабыня. Часть 5
  6. Рабыня. Часть 6
  7. Рабыня. Часть 7
  8. Рабыня. Часть 8
  9. Рабыня. Часть 9

Страница: 2 из 3

Сколько спермы я проглотила, когда меня, по доброй моей воле, трахали юнцы в рот, спуская раз за разом, корчась от наслаждения, как прыщавые онанисты, выкручивая до боли в мозге — пальцами — мои вставшие коричневые соски и царапая нестрижеными ногтями мягкие мячи сисек.

Всё это в одно мгновение пронеслось в моей безумной голове, пока юнец, стоя без штанов на коленях передо мной, — взрослой, не имеющей ни стыда, ни совести тёткой, — удовлетворял губами мои половые губы.

Как я и предполагала, Ольга не заставила себя долго ждать, — вышла на голоса во двор и с интересом уставилась на происходившее перед её глазами действо. Саша, увлёкшийся облизыванием моей пизды, не заметил появления строгой девочки. Он стоял спиной к ней. Зато Ольге хорошо была видна его маленькая, пухленькая, аккуратно оттопыренная попка в девчоночьих стрингах. Дочка поняла, что я привела голубого юнца и это её, видимо, завело. Сразу же, как крутую бесшумную иномарку — с полуоборота.

— Мать, я просила привести домой побольше клиентов-парней, чтобы они отпялили тебя во все дырки, а я полюбовалась, а ты, сучка, вместо этого притащила всего одного грязного гомика, — с угрозой процедила Оленька, стоя на крыльце флигеля.

Саша со страхом вздрогнул, услышав её голос, мгновенно бросил меня лизать и оглянулся. При этом он так и остался стоять на коленях, как послушный раб.

— Что смотришь, пидор? — обратилась к нему девочка. — Нравится облизывать старую пизду?

— Очень нравится, — признался как всегда Саша.

Я опустила подол юбки и стояла возле него, не зная, что делать. Ждала, что скажет доченька, готовая выполнить любое её желание. Ольга сошла с крыльца и направилась развязной, вихляющей походкой к нам. По пути она придумывала, что бы над нами сотворить такого... необычного и мерзкого?

— А ты что стоишь, как ни в чём не бывало? — гневно уставилась на меня Ольга. — Не чувствуешь за собой вины? Где деньги?

Я спохватилась, прорывшись в сумочке, протянула ей полученные от Саши деньги — плату за всю ночь со мной.

— Тварь, как ты стоишь? Забыла, как ко мне обращаться, — главным образом, чтобы запугать Сашу, взревела разъярённая дочка и с силой припечатала меня маленькой ладошкой по щеке.

Я ойкнула от боли и тут же рухнула перед ней на колени, трясущейся от страха рукой протянула мятые купюры.

— Я тебя засеку хлыстом, шлюха, на глазах у этого пидора! — продолжала бесноваться Ольга. При этом она ещё несколько раз хлопнула меня по щекам. Я заплакала. Это ещё больше возбудило молодую садистку. Она грубо схватила меня за воротник блузки и потащила во флигель. Материя затрещала и на землю посыпались все пуговицы. Блузка распахнулась, стали видны мои большие, болтающиеся во все стороны, белые сиськи. Я продолжала плакать и просить Ольгу, чтобы она меня пощадила.

Разъярённая девочка оглянулась и крикнула оторопевшему, продолжавшему стоять посередине двора на коленях, Саше:

— Гандон очкастый, ползи за нами следом. Сейчас и тебе достанется! Хочешь?

— Очень хочу, — аж задрожал от возбуждения и страсти юноша и пополз на коленях во флигель.

Ольга затащила меня в комнату, принялась срывать с меня изорванную блузку я ей торопливо помогала. Юбку сбросила на пол сама. Осталась стоять перед ней на коленях, голая и беззащитная, готовая на всё. Дочка приказала заползшему во флигель Саше снять рубашку. Он быстро подчинился, оставшись с маленьких девчоночьих трусиках.

— Ляг на пол, раб! — велела ему Ольга.

Юнец, думая, что она буду его сейчас бить хлыстом по заднице, лёг на живот.

— На спину, пидор, — поправила дочка.

Он повиновался.

Оленька повернулась ко мне:

— Сделай ему минет, хуесоска. Чтобы он кончил в трусики. Не снимая.

Я поняла свою задачу, обрадовалась, тут же наклонилась к Саше, обхватила его за худые узкие бёдра и стала через ткань мокрых стрингов доводить его писюн до эрекции. Во рту сразу стало вязко и приторно от вкуса вымокшей в сперме искусственной метрии трусиков. Но это же меня жутко возбудило. Никогда я ещё не сосала у юноши через трусики. Член у Саши дико вскочил и, не помещаясь в треугольном лоскутке стрингов, полез синей головкой наружу. Я жадно облизывала её своим большим языком, причмокивая, целовала губами, пробовала отсасывать. Стонала от удовольствия и водила из стороны в сторону своим огромным, пухлым, оттопыренным задом.

Ольга взяла тонкий ивовый прут, выломанный перед тем в саду, зашла сзади и что есть силы со свистом опустила его на мою попу. Я взвизгнула от боли, потёрла красный рубец на правой половинке и ещё неистовее заработала языком и губами. Одновременно с острой, жалящей болью в попе я ощутила сладостное удовольствие в паху. Невзирая на режущую боль, мне захотелось второго удара, и чтобы он был больнее первого. Оторвавшись от небольшого хуя своего будущего мужа, я униженно попросила дочку:

— Ещё, Оленька! Бей, мне очень хорошо! Бей, милая!

Девочка не заставила себя долго упрашивать и врезала так, что я подпрыгнула и схватилась рукой за место удара. Я некоторое время орала не своим голосом и растирала рукой багровую ягодицу. Сашины глаза при этом расширились от ужаса, он, видимо, представил, как мне больно, и испугался, что такая же жуткая участь ждёт вскоре и его самого.

— Соси у него лучше, сучка, не то будет хуже, — пригрозила мне Ольга. — Если через две минуты он не спустит тебе в рот, я спущу с тебя шкуру!

Я испугалась и стала работать языком и губами так быстро, что Саша, вскрикнув, вскоре стал кончать. Выскользнувшая из-под резинки стрингов головка его члена полностью скользнула мне в рот, и я ощутила в своём горле его горячую липкую сперму. Отсосав всё, до последней капли, я получила ещё пару чудовищных ударов по красной, горящей огнём попке, чуть не захлебнулась спермой юноши, когда кричала от боли. В то же время чуть не обписалась. Но чтобы кончить самой, мне нужно было ещё боли, потому что кайф увеличивался пропорционально силе ударов. Оленька это поняла и стала сечь ещё сильнее, с оттяжкой. Я орала как сумасшедшая, чувствуя, как прут рассекает кожу и на ягодицах появляются кровавые рубцы. При последнем, самом сильном ударе, внутри у меня всё оборвалось, я чуть не потеряла сознание от удовольствия и задёргалась всем телом, как парализованная. Оргазм накатил такой, какого я ещё до этого никогда не испытывала. Я сунула обмякший было член Саши в рот и снова, за какие-нибудь секунды, довела его до стойкой эрекции.

Оленька достала из загашника длинный и толстый гелиевый двусторонний член, смахивающий на небольшую извивающуюся в её руках змею. Грубым голосом подозвала Сашу. Он тут же вскочил с пола и подполз к молоденькой жестокой госпоже на дрожащих коленях, униженно и безропотно уставился ей в глаза. Прекрасная девочка, только что жестоко выпоровшая страшным гибким прутом собственную мать, ползавшую перед ней на коленях и умолявшую о пощаде, вызывала у него мистический ужас.

Дочка, не стесняясь Саши, как будто его вовсе здесь и не было, сбросила с плеч лёгкий ситцевый халатик, оставшись как и я — без ничего, всунула конец гелиевого чуда юнцу в раскрытый рот:

— Оближи, пидорас!

Он с готовностью это сделал, дрожа от нетерпения и страха, не зная, что сделает с ним Оленька в следующую минуту. Девочка, сказала, что хватит, велела повернуться задом и приспустить стринги. Саша выполнил всё, что она приказала. Наклонившись над голым Сашей, Ольга с силой воткнула в его анус толстый, залупившийся конец гелиевого стимулятора. Униженный голый раб жалобно вскрикнул и дёрнулся всем телом. Дочка с наслаждением и зверской улыбочкой на тонких безжалостных губах поебала его немного, разрабатывая отверстие, чтобы оно приняло форму и размеры искусственного хуя, не отрываясь от юноши, приказала мне:

— Чушка опущенная, увлажни своим рабочим языком мою дырочку в попе. Заодно подлижешь меня — я недавно посрала и не вытиралась, в сортире нет туалетной бумаги. Но это ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх