Интенсивная диета. Часть 1

Страница: 5 из 6

иначе. В тишине каждый шорох пугал до чертиков, а скрип заставлял поджилки трусливо трястись. Полуобнажённое состояние отнюдь не прибавляло уверенности в себе. Сейчас она ощущала себя, как мечта насильника, — раздетая, напуганная и уставшая до такой степени, что не в состояние бежать.

Темнота — друг молодежи, но враг одиноких путников слабо знакомых с особенностями местности. Это Оксана поняла, когда в очередной раз не смогла сориентироваться в небольшом в общем-то парке. Плюнув на осторожность, девушка решила идти на звуки человеческой жизнедеятельности.

Через десяток минут блужданий он выбралась на освещенную дорожку. Теперь нужно быстро определить в какой стороне её плащ и...

— Ты что отстала? — незнакомая девушка, облаченная в откровенный наряд из собственной кожи и кроссовки, схватила Оксану за руку и потащила за собой. — Давай скорее, а то все пропустим!

Оксана как — то не привыкла встречать голых девушек посреди парка, поэтому растерялась и позволила незнакомку увлечь себя. Ситуация снова принимала самый неожиданный оборот.

На ярко освещенной площадке, где обычно проводятся летние дискотеки и мероприятия для детей внушительная группа абсолютно голых людей бодро выкрикивала лозунги. Руководил действием толстенький мужичек с профессорской бородкой и благородной сединой в волосах. Нисколько не стесняясь своей наготы он возвышался над собравшимися, встав ногами на скамейку:

— Мы требуем организовать в городе нудистский пляж! Это наше право и наше желание! Почему есть парки для собачников, для детей, а для нас нет? Чем мы хуже? Уж не тем ли, что не боимся показаться миру такими, какие мы есть!? Мы не боимся!!!

— Мы не боимся!!! — радостно вторила обнаженная толпа.

— Мы требуем равных условий и прав! — снова закричал мужичек, грозно потрясая кулаком.

— Мы требуем! — вторила ему толпа.

Чуть в стороне собралась приличная группа одетых людей, в основном мужчины и молодые парни. Они что-то одобрительно кричали и, не стесняясь, фотографировали нудистов на телефоны, правда, в объектив старались ловить только девушек з тех, что по симпатичнее.

Оксана постаралась оказаться как можно дальше от этих фотографов — любителей, очень уж не хотелось попасть в интернет. Девушка быстро отвернулась и двинулась прочь, стараясь укрыться среди нудистов, смешать с толпой. Тут были еще люди в нижнем белье, как правило, в трусах, поэтому она не особо выделялась. Разве что красным от смущения лицом и стыдливо опущенными в землю глазами.

Проталкиваться через толпу голых людей было не так просто, то и дело кто-нибудь норовил коснуться груди, потереться бедром или еще чем. Люди не стояли на месте, выкрикивали лозунги, обнимались, что-то горячо обсуждали. Толпа бурлила и кипела, а Оксана, красная, как свекла, варилась в этом безумном бульоне. Девушка уже не пыталась прикрыть грудь, а активнее орудовала локоточками, чтобы поскорее выбраться, благодаря этому она совершенно неожиданно вынырнула из общей кучи и оказалась около того самого мужичка — заводилы.

— Вот! Берите пример, товарищи, — оратор с неожиданной прытью схватил Оксану за руку и затащил на лавочку. — Молодая смелая девушка готова высказаться! Тишина! Слово красавице!

Оксана была робкой девушкой, местами даже трусливой. Она боялась тараканов, пауков, темных переулков, грозы, фильмов ужасов и еще много чего. В это много чего к несчастью входила и боязнь сцены и, надо сказать, полуобнаженное состояние никак не способствовало уменьшению этой боязни.

Голые люди замерли, с интересом наблюдая новое действующие лицо на импровизированной сцене. Обычно выступал только мужичек — оратор и он уже всем наскучил, поэтому появления незнакомой симпатичной девушки вызвало небольшой ажиотаж среди собравшихся.

Мужичек продолжал держать Оксану за руку, не давая ни сбежать, ни нормально прикрыться. Такого позора девушка не испытывала еще никогда в своей жизни, она буквально чествовала как толпа пожирает её глазами. Очень хотелось разрыдаться, но тогда все поймут, что она тут посторонняя... и все станет еще хуже.

Толпа безмолвствовала, разглядывая девушку и ожидая её слов. Шли минуты. Послышались первые недоуменные возгласы и смешки.

Оксана окинула зрителей печальным взором:

— М-ми... , — запнулась девушка.

— Ну, дорогая, давай — не стесняйся, — поддержал её мужичек.

— М-ми... , — старалась изо всех сил Оксана неуверенно вытягивая вперед руку.

— Что «Ми»?, — недоумевал кто-то в толпе.

— Милиция, — наконец выдавила из себя Оксана, указывая рукой на приближающихся людей в форме.

Нудисты синхронно оглянулись, наступила тишина, пока её не нарушил мужичек — оратор:

— ШУХЕР!!! МЕНТЫ!!! — дурным голосом взвыл мужичек и рванул прочь, только дряблая задница мелькнула в темноте.

Потеряв равновесие, Оксана рухнула с лавочки на землю, больно расцарапав колени.

Нудисты рванули прочь, как тараканы, среагировавшие на включенный свет. Только чудом девушку не затоптали, но потолкали изрядно. В конец ошалевшая Оксана заползла под лавочку и там затаилась. Видимость была плохая, только голые ноги разбегающихся нудистов, крики, ругань и визг. Пронзительно надрывался милицейский свисток, а где-то за деревьями взвыла сирена. Девушка тихонечко лежала под лавочкой и клятвенно обещала себе, что больше никогда в жизни не появиться в этом парке.

Постепенно крики стихли, девушка уже думала, что неприятности на сегодня закачены, когда по лавочке постучали полицейской дубинкой, а перед её глазами замаячили форменные брюки.

— Давай вылезай, — грозно потребовал страж правопорядка.

— Не могу, — пискнула Оксана. — Я голая.

— И что? — удивился полицейский. — Ты думаешь, я сегодня не насмотрелся на это дело? Вылезай, кому говорю, не усугубляй!

— Я не хочу, — захныкала Оксана. Показываться голой полицейскому было очень стыдно.

— Придётся, — твердо начал страж правопорядка, но заглянув под лавочку и увидев заплаканное девичье лицо смягчился. — Ну, не плачь, никто тебя не обидит. Доедем до отделения, составим протокол и по домам. Все лучше, чем в грязи лежать. Смотри, там вон окурки, кожура... Давай, вылезай.

Оксана еще несколько раз хлюпнула носом, но все же вылезла. Милиционер окинул её оценивающим взглядом и хмыкнул, оставшись довольным. Грязная, поцарапанная девушка оставалась все еще очень привлекательной.

В отделение помимо Оксаны доставили еще несколько нудистов, самых нерасторопных и медленных. Всех запихнули в обезьянник и сказали ждать. Оксана присела на лавочку в самом углу, с ужасом ожидая своей участи. Остальные заключенные напротив вели себя громко, даже нагло, смеялись, шутили, общались между собой.

Через некоторое время появился седоусый полицейский с уставшим лицом.

— У кого паспорта есть — за мной, — приказал он.

За ним пошли все, кроме Оксаны и еще одной девушки.

— Что же ты на митинг без паспорта пошла? — поинтересовалась сокамерница. У неё была короткая, почти мальчишеская, стрижка и пирсинг в носу и бровях.

— Я не с митинга, — промямлила Оксана. — Я случайно там оказалась.

— Случайно оказалась полуголой ночью в парке на митинге нудистов? — вытаращилась сокамерница. Оксана только печально кивнула.

Время шло, а никто не спешил выпускать девушек. Оксана нервничала.

— А почему ты без паспорта? — спросила она у сокамерницы.

— А меня попозже выпустят, — пояснила девушка. — У меня тут парень работает, сейчас подойдет.

И действительно, не прошло и пяти минут, как в камеру заглянул молодой человек в форме. В звёздочках на погонах Оксана не разбиралась, поэтому звание определить не смогла. Только сидела молча в углу и наблюдала за происходящим, на неё навалилась усталость и апатия.

— Ну что, наигралась? — полицейский чмокнул в щечку вставшую ему на встречу девушку. Оксана только прикрыла груди руками, в очередной раз сгорая от стыда. Какой раз её ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх