Стремительное падение

Страница: 2 из 3

легко, так стремительно, пользуюсь её телом. Фантастика.

Афанасьев слегка присел, чтобы ввести член, и смог насладиться безумным взглядом потерявшей голову женщины. Его крепкий, упругий член уже вовсю купался в липком женском соке. Елена двигалась, впуская его всё глубже, положив руки на мужские плечи, или обвивая по-бычьи крепкую шею, прижимаясь и раскрываясь.

Долбив прижатую к стене Елену, словно отбойным молотком, Афанасьев слышал её жаркое дыхание, и приглушенный, сдавленный стон. Когда он разрядился, Елена не сдержалась, вскрикнула и доверчиво повисла на мужчине.

— Умничка! — ласково, но уже по-хозяйски погладил её по щеке Афанасьев. — Пойдем же, пора вернуть тебя к мужу.

***

Пока Елена прихорашивалась в ванной, Афанасьев, словно раскормленный кот, лениво валялся в кровати, наслаждаясь роскошью отельного люкса.

Когда женщина, наконец, вернулась в комнату, Афанасьев едва сдержался от желания присвистнуть от восхищения.

— Ух ты! — восторженно выдохнул он.

Прозрачная эротическая сорочка на тоненьких бретельках, в которую нарядилась Елена, по своей длине доходила примерно до талии, полностью открывая длинные ноги женщины. Наверное, по замыслу модельеров, в комплект к этой сорочке предлагались и трусики, но на Елене они отсутствовали, отчего взгляд мужчины неизбежно притягивался к гладко выбритому женскому треугольнику, белеющему на фоне загорелого тела.

Исполняя свою заранее оговоренную роль, Елена с подносом в руках, послушно застыла перед кроватью, потупив глаза и ожидая очередного приказа мужчины.

Афанасьев не спешил, попивая коньяк и наслаждаясь смущением женщины, непривычной к тому покорному, раболепному подчинению, на которое она пошла ради любовника.

Не вставая с кровати, Афанасьев вытянул руку и ласково коснулся пальцами женского лона. Елена едва заметно вздрогнула, но осталась стоять, как вкопанная, давая мужчине, возможность ощутить, что увлажнилась и намокла от возбуждения самым бесстыдным образом.

Взяв с подноса, который Елена держала навесу, ягодку, Афанасьев поднёс её к призывно раздвинутым бёдрам, и мокнул в обильно выделяемый женский срам. Затем он откусил ягоду, и сделал ещё глоток коньяка, с удовлетворением отмечая, стыдливый румянец на щечках у Лены.

Он ещё раз коснулся ягодой до женского влагалища, и поднял руку, предлагая Елене угоститься, вслед за ним. Для этого Елена была вынуждена слегка согнуть длинные ноги в коленях и присесть, стараясь по-прежнему максимально прямо держать свою нежную спинку. Может, и не самая элегантная поза, но, безусловно, сексуальная.

Избегая мужского взгляда, Елена приоткрыла чувственные, полные губы, и доела ягодку, оставаясь образцом незамутненного послушания. Афанасьев сел на кровати, и отбросил одеяло, демонстрируя давно уже вставший крепкий член.

— Любишь сверху? Поставь поднос и присядь, сучка!

На долю секунды Елена нависла над ним, удерживая на весу свой пышный зад, а потом села, точно и умело, жарким и мокрым лоном прямо на фаллос. Напрягая бесподобные, крепкие ноги, Елена задвигалась на Афанасьеве, поднимаясь и опускаясь, не забывая сжимать стенками своего влагалища, мужской пенис. Это было так восхитительно, что Афанасьев испугался преждевременной разрядки.

— Встань! Или ты, блядь, не поняла? Встань же!

Вошедшая во вкус, Елена глухо застонала от прерванного удовольствия, но повиновалась, снова замерев перед мужчиной в позе античной рабыни. Афанасьев бросил Елене её мобильник.

— Позвони своему мужу! Прямо сейчас! Это приказ! Расскажи, ему что-нибудь сексуальное, при мне! Быстро, не заставляй ждать!!!

В затуманенных глазах Елены плескался страх, стыд и недоумение, но одновременно, Афанасьев видел, что это странное и опасное задание, по-настоящему волнует и заводит женщину. Он снова пил коньяк и терзал стоящую перед ним Елену, очередной ягодой, с интересом слушая, что же жена говорит мужу, когда так сильно и страшно хочет другого мужчину.

Томным, хрипловатым полушёпотом, захлёбываясь, запинаясь, задыхаясь от желания, Елена разговаривала с супругом, пока Афанасьев с видом искушенного экзекутора, раз за разом прижимал надкушенную ягодку к её клитору. Сильнее. С нажимом. Круговыми движениями. И по половым губкам вниз.

Афанасьев не вытерпел, встал сзади Елены, и подтолкнул её к ложу. Неловко прижимая плечиком телефон, она встала на четвереньки, старательно прогибая спину и выпячивая свои «по-бразильски» округлые, мясистые, упругие ягодицы.

Словно закрепляя окончательное падение замужней дамы, так похотливо раскорячившейся в гостиничном номере перед любовником, которого она знала всего несколько дней, Афанасьев шлёпнул Елену ладонью по заду, и медленно вошёл в горячее, хлюпающее от желания, лоно. Глубоко. По самые яйца.

***

— Вам назначено? — доверительно поинтересовалась молоденькая секретарша, внимательно разглядывая Афанасьева.

— Нет, но если Вы сообщите, что Елену Сергеевну желает видеть Олег, то я уверен, она меня примет, — сказал Афанасьев, заметно надавив на глагол «желает».

Шикарный директорский кабинет Елены свидетельствовал, что над его интерьером поработала рука дизайнера-профессионала. Откинувшись в ласковые объятия огромного белого дивана, Афанасьев поймал себя на мысли, что от души наслаждается смятением своей любовницы.

— Как ты меня нашёл? Почему не предупредил, что приедешь? Ты не понимаешь, что встречи в моём офисе, могут быть опасны? Я же замужем! — лепетала ошеломленная неожиданным визитом Елена.

Её деловой образ был безупречным. Строгая причёска, в меру косметики, элегантный костюм, всё это очень грамотно, ненавязчиво, но бесспорно, ещё больше подчёркивало сексуальность женщины.

— Не строй из себя наивную девочку. И запри дверь, у нас мало времени, — решительно приказал Афанасьев, глядя Елене в глаза.

... Идеальный любовник это такой, который никогда не повторяется. Каждый раз придумывает что-то новое, ёщё более острое, озвучивая твои потаенные мысли, и никогда не принимая всерьёз твое девичье ломание, — мысленно процитировал Афанасьев слова из электронного письма Елены, которое она когда-то опрометчиво отправила своей «лучшей подруге».

— Сумасшествие. Мы знакомы с тобой так недолго. Наваждение. Бред. Морок, — зашептала Елена, послушно запирая дверь на ключ.

Оставаясь на диване, Афанасьев поманил женщину к себе, и когда она приблизилась, принялся неспешно подтягивать вверх ткань её длинной юбки. Касаясь руками гладких ног Елены, он медленно, сантиметр за сантиметром, обнажал их, пока не дошёл до изысканных чёрных трусиков. Потом — одно движение, рывок, и он спустил с женщины трусы до изящных щиколоток, открыв её пиздёнку, в которую тут же впился губами. Если Елена и ожидала, что он будет послушно вылизывать её, пока она не погрузится в оргазм, то женщину ждало разочарование. Это право Афанасьев щедро оставлял её мужу.

Всего пару дней назад, Афанасьев трахнул свою любовницу прямо в машине, на парковке возле её дома, после чего велел идти к мужу, и попросить, чтобы рогоносец как следует, отлизал своей супруге. Подмываться перед этим, Елене не разрешалось. Точной уверенности, что Елена выполнит его приказ, у Афанасьева не было, но чутьё подсказывало, что возбуждённая их порочной игрой «в шлюшку», женщина, сделает именно так, как ей велели. Возможно, что в другой ситуации, Афанасьеву было бы даже по-мужски жалко своего соперника, вынужденного самозабвенно работать языком меж широких ляжек своей супруги, лаская ей пиздёнку, куда недавно, так обильно разрядился другой. Но муж Елены, безмерно чванливый колобок-чиновник, привыкший ощущать себя хозяином мира, не вызывал у Афанасьева симпатий, а потому мелкая каверза с кунилингусом, забавляла.

Сейчас, в офисном кабинете, Афанасьеву хотелось лишь по-настоящему разогреть, довести сучку до исступления, лишить остатков здравого смысла и стеснения, превратив в неудовлетворённую самку, а потому оральные ...  Читать дальше →

Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх